ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Убирает руки, отступает. Я теперь свободна – могу открыть дверь прямо сейчас и уйти… но отчего-то медлю.

А Дункан вдруг касается моих волос – осторожно, бережно, почти нежно. Проводит ладонью тягуче-медленно по всей длине.

- Ты права. В моём возрасте пора бы перестать верить в сказки. Уходи.

Но когда я, закусив до боли губу и сильно ударившись плечом о дверной косяк, всё же вываливаюсь в коридор, меня настигает резкое и властное:

- Только не дальше собственной комнаты.

И вот эти его последние слова делают со мной какую-то непонятную штуку. Странным образом всё меняют. Не дают погрузиться на самое дно отчаяния.

Пока я пересекаю тёмный коридор, едва освещённый парочкой догорающих факелов, у меня внутри сплетается в клубок бездна эмоций – и обида, и стыд, и желание, и страх, и разочарование… Даже смешно вспоминать, какую спокойную и безмятежную жизнь я вела в Тихом лесу! Словно была чистым листом бумаги раньше – а теперь меня сжали в ладони, смяли, отпустили… и неожиданно я приобрела какую-то новую, более сложную форму.

Я остановилась и упала спиной на шершавую стену. Может, камень охладит разгорячённую кожу. Моё дыхание так шумно в темноте – никак не могу успокоиться. Поднимаю руку, касаюсь шеи – там, где калёным железом, печатью на теле положен его поцелуй. И темнота скрывает мою глупую улыбку, расцветающую на солёных губах.

С каким облегчением он говорил о том, что завтра выгонит Малену из холда.

А меня не пустил, хотя я сама хотела уйти.

Вдруг это что-то да значит?

Голос из темноты врывается в мои грёзы так неожиданно, что я вздрагиваю.

- Ну что, удачно? Ты…м-м-м… покормила нашего голодного лорда?

Перепуганная, я следила за тем, как от чёрных теней отделяется тень в густо-лиловом, шагает мне навстречу из ниши в стене у какой-то очередной двери.

Малена выходила в мерцающий круг света, глядя на меня с такой понимающей улыбкой, что я ощутила, как кровь приливает к моим щекам – и если я и до того наверняка была пунцовой, теперь моим румянцем, наверное, темноту можно освещать.

- Ничего такого не было!.. Не подумайте, просто… – почему-то начала оправдываться я… а потом до меня дошло. – Вы!! Это вы всё устроили!

Я даже онемела от удивления. Язык не поворачивался вслух произнести то, что я поняла вдруг так отчётливо, слово с глаз повязка спала.

И как такая прорва коварства помещается внутри одного человека?! Планы внутри планов внутри планов – в этом весь Орден…

Кошачья улыбка Малены стала шире, глаза довольно щурились, усиливая сходство, и я поняла, что угадала.

- Вы специально устроили спектакль с забиранием подноса неподалёку от моей двери, чтоб я услышала и вышла, да? Вам же ничего не стоило провернуть это всё где-нибудь подальше, втихомолку. И в прошлый раз возле кухни тоже… Но зачем?! Почему я?!

Малена пожала плечами.

- Очевидно же – потому что у меня не получилось. Неужели ты думаешь, что с моей ловкостью я не могла найти менее топорный способ дать ему зелье? И представь себе, находила. Не раз.

- Что?.. – я похолодела. Может, я чего-то не знаю? Дункан и Малена… перед глазами потемнело, стоило мне представить.

- Ни-че-го! – отчеканила Малена. – Мои безотказные любовные зелья, к которым втайне прибегает половина аристократии Саутвинга, на этого дубину просто не подействовали. Я долго искала причину, корректировала комбинацию трав, меняла дозировку… Всё без толку. По счастью, я быстро обнаружила проблему.

- Какую?

Малена бросила на меня снисходительный взгляд.

- Послушай, зверёк – а ты точно колдунья? Хотя необученная, верно… но женская интуиция ведь у тебя должна быть?

- Хватит говорить загадками, - смутилась я.

Но она ничего больше не пояснила, только продолжила внимательно изучать моё лицо.

Меня совершенно сбивал с толку странный, почти доверительный тон нашей беседы. И я должна бы её ненавидеть – гадкую, подлую, беспринципную… Вот, значит, как она решила – не получилось подложить под Дункана одну колдунью, подложим другую, делов-то! Главное, чтоб дело Ордена цвело и процветало!.. Но всё-таки сейчас, в мягком пляшущем свете, в этот поздний ночной час – ночью, когда открываются тайны, Малена почему-то больше не казалась мне врагом.

- Послушай, зверёк! – неожиданно серьёзно заговорила она. – Скажу тебе пару важных слов. Ты отказалась вступить в Орден – поэтому я не собираюсь нести ответственность за твою жизнь и безопасность. И не буду говорить всего, что могла бы. А всё же запомни – держись подальше от Саутвинга! И незнакомых людей. Впрочем, они все тебе незнакомые… Подальше от людей, в общем. И поближе к Дункану. А лучше, просто спрячься в его постели и не вылезай оттуда. Судя по тому, что я успела заметить, он вряд ли будет против.

- Вы не понимаете! – горячо возразила я. – Он меня презирает, он думает, что я…

- Не трать моё время на всю эту чушь, - перебила Малена изящным жестом. – У меня его не так много. На рассвете я покину холд. Здесь мне делать больше нечего.

- Как? Но я думала…

- Помолчи и слушай. Оставайся со своим лордом, рядом с ним сейчас самое безопасное место для тебя. А когда он сделает тебе ребёнка…

- Да как вы… - я вспыхнула до корней волос.

- Ну что за невоспитанный зверёк! Жаль, что ты не согласилась. В Ордене я сама занялась бы твоим воспитанием. Так вот, когда он сделает тебе ребёнка – а рано или поздно это произойдёт, сколько вы оба не сопротивляйтесь – приходи всё же к нам. Мы сумеем защитить и тебя, и дитя.

Молчание меж нами вибрировало и дрожало как струна от невысказанных вопросов.

- Защитить от чего? – задала я самый главный.

Малена покачала головой.

- Я и так сказала тебе больше, чем могла. Мне ни к чему лишние проблемы. Просто запомни – и сделай, как я говорю. И тогда возможно – возможно! – тебе повезёт.

Она развернулась и пошла прочь. Я как зачарованная смотрела несколько мгновений ей в спину – на величественную по-королевски осанку, разворот красивых плеч, плывущую над полом походку.

- Зачем вы мне помогаете? – бросила я в эту прекрасную удаляющуюся спину.

Малена бросила на меня взгляд через плечо.

- Не знаю. Быть может, ты напомнила мне меня саму… когда-то у меня тоже был такой наивный по-детски, открытый всему миру взгляд. И нежное, беззащитное сердце.

- Что случилось потом? – тихо спросила я, не надеясь на ответ. Но она ответила.

- Я очень быстро поняла, что если у тебя слишком нежное сердце, ты сдохнешь, если пропустишь удар, нацеленный именно туда. В самое уязвимое, где сильней всего кровит. Так что единственный способ выжить – никого и никогда не подпускать так близко, чтобы он мог этот удар нанести.

- Вас обидел кто-то? Сильно?

Малена снова отвернулась. Там, в густых тенях, куда не достигал уже свет факела, казалось, что она растворяется, исчезает. Что её уже нет там – только эхо задумчивого голоса.

- Моим первым мужчиной был благородный лорд. Красивый, широкоплечий, сильный. О, как я любила! А после ночи с ним узнала, что он просто поспорил в пьяном угаре, что уложит в постель колдунью. А ещё, что он женат.

Я прижала кончики пальцев к губам. Слёзы снова навернулись на глаза. И почему, зачем я спросила? Куда проще было видеть в ней только лишь бездушную стерву.

- Так что… Не повторяй моих ошибок, зверёк! Не подпускай слишком близко. Прощай. Ну – или до встречи!

Когда отзвуки её слов тоже растворились в темноте, я ещё долго стояла и смотрела ей вслед.

Как добралась до своей комнаты, не помню. Едва закрыла дверь – привалилась к ней спиной, тяжело дыша. Что за ночь! Что за безумная, невообразимая ночь! Столько всего произошло.

Мысли метались в голове, чувства раздирали грудь – и я рванула завязки на вороте рубахи, чтобы глотнуть хоть немного воздуха.

Я чувствовала себя так, будто мне – а не Дункану – подлили хмельного зелья. О том, чтобы уснуть, и речи быть не могло. Кровь кипела в венах, я никак не могла успокоиться.

42
{"b":"730456","o":1}