ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
A
A

«Всё, больше не полечу. Меня обещали тряпкой прибить, если ещё раз увидят. Рассказывай, наконец, что стряслось».

Совёнок уселся рядом на спинку кровати и внимательно следил за тем, как я нервно вгрызаюсь в сочный фрукт.

- А почему ты решил, что…

«Ты мне голову-то не дури, Тэмирен! Я тебя как облупленную знаю с самого детства. Раз много ешь, значит есть что заедать. Ну и? Очередное пророчество разбудила? Мы все умрём? Сколько до конца света осталось?».

Я запустила в ехидину огрызком. Он не стушевался, поймал его на лету и принялся расклёвывать.

- Ну-у-у… Если вкратце… Дункан меня раскрыл. Он теперь меня ненавидит, трогать вряд ли даст и что делать с заклятием, я понятия не имею. Так что умру скорее всего только я. За себя можешь не волноваться. Ах да, и Кольцо-Печать сломала ещё.

Совёнок поперхнулся, и я почувствовала нечто вроде угрызений совести. Но недолго.

«И почему у меня хозяйка – такая дурёха неуклюжая?! Чем я провинился перед совиными богами?!.. Ох, горе моё луковое. Что, шапку при нём потеряла?»

- Нет. Не важно, - насупилась я. Лучше ему не знать, как всё было в действительности. – Посоветовал бы, что теперь делать, чем остроумие об меня оттачивать.

Совёнок стал перебирать лапами, бродить по доске туда-сюда и вертеть беспокойно головой. Думать.

«Сиди здесь и никуда не уходи».

- А ты?

«А я на стратегический совет. Надо обсудить проблему с умным человеком».

Я не успела возмутиться, как он сиганул в окно. Ну вот – доверяй после этого друзьям!

Вернулся он быстро.

«Идём! Мы всё придумали».

- Кто это – «мы»? – вскинулась я.

«Я и Мэгги, конечно же. Так что двери отпирай и двигай к ней в комнату. Давай, давай, поживее! А то как будто не ты помирать собралась».

Бурча и пряча на ходу волосы на всякий случай, я всё же пошла. А что ещё мне оставалось делать? Когда Совёнку что-то втемяшится в круглую башку, сопротивляться бесполезно.

Мэгги сидела на постели с оживлённым видом. Кажется, ей стало лучше с тех пор, как Тишина покинула холд. Уже не такая бледная, и глаза горят… а хотя, горят они наверняка потому, что они с Совёнком что-то задумали.

- Садись! – скомандовала Мэг. Почему мной все помыкают?!

Я села на стул у кровати. Вздохнула. Погладила Мэгги по руке. На неё сердиться не могу. Хотя, чего там – ни на одного из них не могу.

- Тебе лучше?

- Ага! – радостно отозвалась девочка и тут же отмахнулась от этой новости, как несущественной. – Совёнок всё рассказал. Бедняжечка! Я знала, конечно, что мой брат – дубина упёртая, но чтобы до такой степени, чтоб сердиться на такую лапочку… А я-то ещё думаю, чего он с утра пораньше такой злющий был и хмурый, когда проведать меня приходил. Водой ледяной опять обливался – по нему сразу видно. А вы, оказывается, поссорились…

То, чем мы занимались ночью, было трудно назвать словом «поссорились». Но можно и так сказать.

- В общем, Тэми, мы с Совёнком придумали, как тебе помочь.

- Как вы умудрились так ловко спеться? – прищурилась я.

На личике Мэгги расцвела улыбка.

- Ты представляешь – а он со мной разговаривать научился! Не словами, нет… он мне показывает картинки! Образы. Места, где я никогда не бывала, и никогда не побываю. Лес – такой красивый! Небо. Облака. Реки и холмы… я словно сама птицей становлюсь и летаю вместе с ним…

В носу защипало. Я украдкой погладила Совёнка по голове. Он слетел с моего плеча и приземлился Мэгги на колени, преданно заглянул в глаза.

- Ну и вот. Мы с ним всё обсудили – и решили.

- Что вы решили? – нехорошие подозрения стали мучать с удвоенной силой.

- Что моему брату позарез нужна такая невеста, как ты! – выдала малышка, просияв. – И раз он сам не понимает, какое сокровище приплыло ему прямо в руки, надо помочь!

Прежде, чем я успела возмущенно раскрыть рот и высказать всё, что я думаю о невоспитанных маленьких детях… и совятах, сующих свой клюв куда не следует, дверь снова распахнулась.

- Мэган! Всё в порядке?

А. Ну да. Ведь уже вечер.

Я втянула голову в шею, прежде чем поворачиваться на до боли знакомый голос, в котором ворчащими нотами перекатывалось недовольство. Судя по всему, ледяная вода помогла не очень.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍- Зачем ты меня звала, Воробушек?.. Хм.

Мягким местом чуть пониже спины я почувствовала, что влетит сейчас далеко не Мэгги.

Мягкое место, как всегда, не обмануло.

Я едва успела вскочить и сделать шаг назад, подальше от разъярённого сероглазого урагана, как он меня настиг. Жёсткие пальцы сжали мою руку чуть ниже плеча. Я уткнулась взглядом в кожаную кирасу поверх кольчуги – такую я ещё не видела у него, в неё инкрустированы были крупные стальные бляхи по кругу и в центре, образуя тот самый герб рода Роверт, что и на медальоне.

Над головой пророкотало – как первые раскаты грома перед грозой:

- Мэган! Ещё раз используешь медальон, чтобы звать меня по пустякам, отберу. А теперь ты…

Я беспомощно глянула в сторону Мэгги – наверное, чтобы оттянуть момент, когда придётся посмотреть лорду в лицо. На груди малышки поверх ночной рубахи поблескивал медальон. Синие камни переливались особенно ярко в вечернем сумраке. Самоцветы так сами собой не светят. Понятно теперь – эта штука явно магическая, связывает сестру и брата. Мэгги только что каким-то образом активировала камни и позвала Дункана – чтобы свести нас двоих вместе.

Девочка, к слову, не казалась виноватой ни капли – напротив, смотрела на дело рук своих с довольной ухмылкой от уха до уха, от которой на щеках её играли ямочки. Совёнок, зараза, переступал с ноги на ногу слегка обеспокоенно, но тоже не делал никаких попыток прийти мне на помощь. Предатели.

Я подавила позорное желание бежать куда глаза глядят, вернулась к созерцанию главного объекта угрозы… подозрительно замолчавшего объекта… повела взгляд выше.

Кольчужный ворот, цепочка на крепкой шее. Вижу, как бьётся пульс под загорелой кожей, как ходят желваки на скулах… спотыкаюсь о губы. Пол плывёт под ногами. Хорошо, что меня держат. Крепко держат, надёжно так, и тянут зачем-то ближе. Я почти прижата к доспеху, уже чувствую холод, что излучает его остывшая на осеннем воздухе дублёная поверхность.

- И что – я? – сиплю, напоминая о себе.

- А ты, Тэм… Не смей использовать мою сестру в очередных своих планах!

Когда до меня, наконец, доходит смысл слов, отчеканенных таким суровым тоном, будто я преступница в руках правосудия, внутри вскипает самый настоящий гнев. Опять я кругом виновата?!

Решительно поднимаю взгляд, путаюсь в пристально-грозовом ответном, как птица в силках.

- Я никого не использовала! Меня тоже позвали. И нету у меня никаких планов!

Тёмная бровь недоверчиво приподнимается. Серый взгляд разжимает тиски, и я использую эту передышку, чтобы вдохнуть немного воздуха – но потом дыхание снова перехватывает, потому что он опускается ниже, пытливо осматривает моё лицо сверху вниз. Как будто изучает заново. Как будто видит впервые. И на этом маршруте, будто вычерченном по нежной коже, остаются огненные следы. Мне хочется коснуться лица, стереть их ладонью – но руки лорда Полуночного крыла, закалённые тяжестью чёрного клинка, держат слишком крепко, не дёрнуться.

- Почему ты покинула свою комнату? Я приказывал оставаться там.

- Мне надо было помереть с голоду?

- Я велел экономке приносить тебе еду. Когда она пришла, там уже никого не было. Спрошу ещё раз – почему ты нарушила приказ?

- А ты мне больше не господин, чтоб приказывать. Насколько я успела понять прошлой ночью – должности оруженосца меня позорно лишили!

Грозовой взгляд темнеет ещё больше. По спине бегут мурашки страха… но он какой-то странный, этот страх. Сладкий. Будто предвкушение. Кажется, мне до чёртиков хочется вывести из себя Его Невозмутимость Лорда. Снова.

44
{"b":"730456","o":1}
ЛитМир: бестселлеры месяца