ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Толпа народу – бескрайнее людское море плескалось у подножия помоста. Женщины, мужчины, дети – насколько хватало глаз. Весь город собрался приветствовать меня, будущую хозяйку Полуночного края… как они считали. Вверх подкидывали головные уборы, дети поднимались на плечи, и взгляды всех до одного были устремлены на меня.

Только твёрдая рука короля не дала мне упасть вниз, где толпа разобрала бы меня на тысячу памятных сувениров «на удачу».

А ведь Себастиан был прав – во всём прав насчёт Ордена! Хотя ему никто не верил. Жаль, что мы не прислушались и не предприняли каких-то шагов.

Я не стала поднимать глаза и высматривать лучников на крыше Совиной башни. И так знала, что они там есть. Ощущала чужие колкие взгляды обострившимся лесным чутьём. Сейчас, когда я престала полагаться на кольцо и открылась собственным чувствам, они обострились во много раз. Так что вертеть головой было не обязательно.

Да и нельзя было привлекать внимания. Нельзя было обнаружить заговор перед всеми – иначе тетива дрогнет раньше времени, и смертоносные острия начнут свой полёт, чтобы покарать меня за ослушание. И она – моя мать - наверняка сейчас смотрит тоже.

Вместо того, чтобы поднимать голову, я разглядывала то, что было внизу.

Видела много стражников – они двойным кольцом окружили помост, не пускали к нему никого чужого на несколько шагов. Хорошая мера, предусмотрительная. Но не до конца. Расстояние до нас точно короче полёта кинжала.

Они хорошо маскировались. И всё же я их почувствовала в толпе. Колдуний, которые маскировались под обычных людей. Меня сразу удивило, что в Совином доме собрались лишь молоденькие послушницы. Что Кукловод оставила самых ценных своих кукол пылиться в чулане. Сейчас, когда наступило время премьерного спектакля.

И вот теперь всё встало на свои места. Эти куклы тоже готовятся выйти на сцену. Ждут положенного часа. Не спешат, не подходят близко, старательно сливаются с ликующими горожанами.

Думаю, скорее всего это будут кинжалы. Заботливая матушка собирается выстелить мне путь к трону телами. Даже если я каким-то образом сумею предупредить о лучниках… у неё всегда есть запасной план.

На всякий случай и в толпу я не стала пялиться слишком долго. Только лишь, пока Себастиан говорил какую-то пафосную, подходящую к моменту речь.

Финбар смотрел на меня с гордостью, как на родную. Надо же… совсем недавно я была никто. У меня никого не было – совсем никого в целом свете, кроме Совёнка… хорошо хоть он в безопасности за прочными стенами холда Нордвинг. Но вот теперь… у меня оказалась целая куча родственников. И люди, которые много значат. Люди, которых я должна любой ценой защитить.

Даяна с совой на плече. Ободряюще мне улыбается. Птица её волнуется, раскрывает клюв, то и дело хлопает крыльями, и хозяйка успокаивает питомца, чтоб «не мешал».

Только на одного человека я избегаю смотреть. Боюсь, что по моему взгляду он поймёт слишком много.

Наконец, к краю помоста выходит священник Совиного культа. Тот, который должен сегодня соединить супругов во имя Великого бесконечного неба и благословить на то, чтобы «свить собственное гнездо». Толстый человек сонной наружности в расшитом золотом одеянии, в узоре которого угадываются птичьи перья. Высокая белая шапка на голове. Ему жарко, пот катится градом, и я уверена, что он хочет как можно быстрее закончить утомительную церемонию, чтобы уйти в тень с этого лобного места, где вовсю палит солнце.

Священник раскрывает толстую потрёпанную книгу, и толпа умолкает.

Затаив дыхание, все слушают длинный заковыристый текст брачной клятвы. У меня так шумит в ушах, что звуки сливаются в одно бессвязное бормотание, из которого я не понимаю ни слова. Король крепко держит меня за руку, как будто боится, что я убегу. Я – по левую сторону от него. А по правую – мой жених, который по-прежнему не сводит с меня горящего тяжёлого взгляда.

- Согласны ли вы, лорд Дункан Роверт, повелитель Полуночного крыла, хранитель Чёрного меча Севера…

Дункан выслушивает длинный список своих титулов, и почти перебивая священника, роняет веско:

- Согласен!

Священник кивает одобрительно. Пальцы Себастиана сжимаются тесней.

- Согласны ли вы, леди Тэмирен Тихолесская… гм, просто леди Тэмирен Тихолесская…

Да, мой перечень титулов куда как скромнее.

Драматическая пауза повисает над площадью. Все ждут моего ответа. Все – а с особенным нетерпением те, на крыше.

Я поднимаю глаза на брата, который тоже в упор смотрит на меня, не скрывая нетерпения.

- Ваше величество, вы позволите… сказать мне свои слова жениху в лицо? У нас на Севере несколько другие традиции. Мне хотелось бы их тоже соблюсти.

Чёрные глаза смотрят недоверчиво. Но Себастиан коротко кивает и нехотя разжимает пальцы.

Я делаю шаг вперёд и оборачиваюсь. Впервые встречаю открыто взгляд Дункана и… ох, мамочки. Чуть не теряю всю свою решительность.

В этом взгляде так много… кажется, он держится из последних сил, чтобы просто не схватить меня в охапку и не утащить отсюда, наплевав на все и всяческие церемонии.

- Итак, Тэмирен, леди Тихолесская… - скучным тоном в который раз принимается бубнить священник.

А я повышаю голос и звонко, на всю площадь говорю, выделяя чётко каждое слово.

- Я тут подумала… и решила. Я не согласна!

Взглядом моего жениха можно резать металл. Толпа уже взревела, пережёвывая подкинутую пищу для обсуждений, и пользуясь этим шумом, я добавляю тихо – так, чтобы слышал только он.

- …Выходить за тебя замуж в столице. Мне здесь не нравится. Лучше дома, в холде.

Его недоумение. Дункан хмурится, глядя на меня так, будто пытается в голову влезть. Наконец-то понял, что дело не чисто.

А мне всё равно страшно – смертельно страшно за него. Стрел пока нет. Но это пока. Эдит сказала, я должна сделать так, чтобы Дункан ушёл с площади один – только тогда он уйдёт живым. Я не должна быть рядом с ним сейчас. Любой ценой должна сделать так, чтобы у Ордена не создалось впечатления, будто я веду двойную игру. Как Райна. Я видела, что было, когда она попыталась.

- Тэм, что происходит? – его взгляд прожигает до самого нутра. Но как же мне повезло, что мой жених предпочитает сначала оценивать боевую обстановку, а лишь потом действовать. Вот и сейчас он ждёт моих объяснений.

- Если ты меня любишь… доверься мне. Стой на месте и не шевелись, что бы я ни делала. Так надо.

Себастиан отдаёт какие-то приказания стражникам. Те обнажают клинки и смыкаются вокруг него тесным строем.

А я вдруг иду прямо к брату, сломав ожидания. Он сжимает рукоять Белого меча Юга, что висит у него на поясе, обильно украшенном бриллиантами. Отстраняется. Чтобы я была подальше от магического клинка, способного доказать моё первородство. Надеюсь, это и правда похоже на то, что я иду забрать у него меч. Пусть там, сверху, тоже так думают.

Толпа уже явно поняла, что происходит что-то поинтереснее струсившей невесты. Подаётся вперёд, напирает, кто-то сзади взвизгнул, заплакал ребёнок. И вот это самое страшное. Как сделать то, что я задумала, чтобы никто не пострадал. Но я уверена, у меня всё получится – если только… если только он мне сейчас поверит.

- Не бойся, братишка, я не покушаюсь на меч, - говорю тихо, не снимая улыбки и почти не шевеля губами. И надо было видеть в этот момент выражение полнейшего шока на лице Себастиана. – Но у тебя же есть обычный кинжал? Дай мне, пожалуйста. Очень надо, поверь. Ты сберег жизнь мне – хотя мог приказать придушить во сне, когда я была в твоей власти здесь, во дворце. Теперь моя очередь возвращать долги. Ну что, поверишь?

Я подошла уже на самую границу вооружённого круга стражи. Если он сейчас отдаст приказ… мне снесут голову, а убитая горем матушка просто придумает новый план. Посокрушавшись предварительно, что дочка оказалась глупее, чем она думала, и не смогла подобраться к мечу незаметно, пока король ничего не подозревал. Если у такого осторожного Себастиана нет при себе тайного кинжала, мне тоже придётся туго. Запасной план включал моё нападение на какого-нибудь из стражников, а это тоже чревато.

84
{"b":"730456","o":1}