ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Сила. Хоть бы крупицу силы мне сейчас!

Ныряю в себя, пытаюсь нащупать хотя бы отголоски… но я слишком опустошена. Разве что…

Где-то. Слабый, едва заметный ручеек. Питает меня, будто родник – уснувшую на зиму подо льдом реку.

Что это?

Выныриваю, и понимаю. Медальон Ровертов на груди. Мы начали церемонию! Хоть и не закончили.

- Моих родственников ты тоже тронул, свинья? – вмешивается Даяна. Её голос дрожит яростью. – Может, и моего сына? Может, он тоже у тебя в заложниках, или ты подослал своих цепных шавок в Оствинг?

Бастиан не отвечает. Даяна мрачнеет. И тоже вынимает меч из ножен.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍

- Я убью тебя. Никто из этих мужчин. Я доберусь первая.

- Да стой ты! – нехотя роняет брат. – Не скрою, у меня была такая мысль. Срезать прядь волос с головы твоего сына и показать. Чтобы ты знала – стоит мне отдать приказ… Мои люди уже давно подкупили одну из нянек. Так что цените великодушие вашего будущего Императора! Я не отдал приказ. Хотя мог. Но я всё ещё жду твой меч! И кровь. Если ты хочешь уйти отсюда живой и вернуться к сыну.

Из всего, что он так долго говорил, я понимаю только одно. Мой глупый младший братишка, который заигрался во всеобщее благо любой ценой… не смог переступить через жалость к ребёнку. И он не смог отдать простой приказ своей ручной колдунье Райне – убить старшую сестру, которую намного проще было сбросить откуда-нибудь из окошка потихоньку, чем с такими сложностями пытаться выдать замуж.

И я не могу допустить, чтобы эта троица лордов сейчас размазала его по стенке. А они это сделают, не сомневаюсь даже на секунду.

Даяна, конечно, услышала совсем не то. Угрожали её сыну. Больше для неё ничто не имело значения. Наверное, для меня на её месте тоже бы не имело.

Она замерла на мгновение. А потом с яростным шипением подалась вперёд, как змея. Мгновение равновесия закончилось, и вот-вот…

- Подождите! Заклинаю, подождите! – вскидываю перевязанную ладонь, на которой всё же проступают пятна крови. Делаю полшага и закрываю Бастиана. Успеваю увидеть, как изумлённо распахиваются глаза, как напряжённом чёрном взгляде вспыхивает что-то… трудно выразимое. Даяна удерживает меч в последний момент. Ближайший к ней стражник под шлемом, наверное, успел поседеть.

- Тэм, вернись туда, где стояла! – резкий окрик жениха бьёт по ушам, и так хочется подчиниться… но у меня родился совсем другой план. И он слишком мне нравится, чтобы хотя бы не попытаться.

- Нет! Я… хочу кое-что сказать. Кое-что важное.

По руке Дункана всё ярче бежит зелёное пламя. Его замечаю уже не только я. Фин смотрит на это невиданное зрелище, не мигая. И… ручеек в моей груди бежит всё быстрее. Ему не хватает самой малости, чтобы превратиться в полноводную реку.

- Что ты задумала?.. – процедил зло Бас.

- Спасти твою шкуру, дурак! Не мешай! – буркнула я. – В конце концов, кто из нас старший? Мне и заботиться… о младшеньком.

Пока он наливался краской бешенства и придумывал достойный ответ, я поспешила воспользоваться паузой.

- Дункан! Ты помнишь, что я сказала тебе, когда священник задавал мне какие-то глупые вопросы? Так вот. Властью Хозяйки Тишины я объявляю те свои слова не имеющими силы. Я… отзываю их.

Понимание вспыхивает радостью в любимых серых глазах.

Бастиан… до него тоже что-то дошло, и он дёрнул меня за руку, попытался оттащить подальше. Поздно.

Громко и чётко, так, чтобы слышно было на всей площади, я восклицаю:

- Я согласна стать женой присутствующего здесь Дункана Роверта, повелителя Полуночного края и Хранителя Чёрного меча Севера.

Зелёное пламя призывно сыпет искрами, взмывает выше, пробегает до кончика чёрного клинка. Медальон дрожит от нетерпения, как охотничий пёс.

- Отныне я – Тэмирен Роверт!

Вспышка белого света ослепила.

Мне в грудь ударил поток силы такой мощности, что я покачнулась. Связь, которую медальон обеспечивал членам одного рода… она теперь всегда будет с нами. И одно сердце на двоих, и одна душа, и одна магия.

Магия, которая снова бушует в моей крови полноводной рекой.

Один взмах моей руки. Одна руна, которую я легко смогла призвать и без помощи кольца – теперь, когда мою силу умножили на два.

И разлетающиеся кто куда воины в полном вооружении – как пылинки от дыхания смерча.

Глава 37.

Но как же вовремя я вспомнила про смерч. Вернее, о Смерче.

Потому что в этот самый момент на площадь, что выглядела как поле боя после сражения, ворвался наш конь.

…Небо, как же легко и просто вошло в мой разум и мою жизнь это «наш»! Но это мне предстояло осмыслить потом. А сейчас… я просто мчалась в объятия своего сероглазого воина, на ходу сдирая осточертевшие тяжёлые юбки, и не заботясь больше о том, как выгляжу со стороны. Благословляя собственную предусмотрительность, которая заставила меня надеть штаны под платье. Топчась прямо по белой… когда-то белой ткани походными разваливающимися сапогами.

Стражники валялись кто где, некоторые вообще улетели с помоста. Передо мной была будто просека. Даже Фин и Даяна не удержались на ногах. Бастиан упал на одно колено, и теперь прожигал мою спину озлобленным взглядом.

И только мой… муж был на ногах – как вросший корнями в землю чёрный дуб. Такой же неподатливый и непокорный, каким я его впервые встретила.

Падаю ему на грудь. Он прижимает меня к себе левой рукой до хруста костей – в правой по-прежнему меч, хищно ждёт добычи, смотрит голодным клинком на врага, словно намекая, что ещё не напился чужой крови.

- Люблю тебя… Тэм… как же сильно я тебя люблю… Как ты меня напугала… больше никогда из рук не выпущу.

- И не надо! И не выпускай… - плачу и глотаю слёзы, улыбаюсь дрожащими губами, подставляя лицо горячим поцелуям, мимолётным и коротким, как удары сердца.

Я плохо помню, что было дальше.

Коварная слабость подкралась незаметно – я всё-таки истратила слишком много сил, и своих, и заёмных.

Помню, как наши северные стражи, приехавшие с Дунканом от самого Нордвинга, и небольшая горстка парней из Закатного Крыла всё-таки пробились к нам и помогли своим лордам пробить путь к выходу с площади. Помню, как Чёрный клинок всё же испил алой росы. Помню, как разошёлся Фин, раскидывая противников, помню яростную и прекрасную Даяну с развевающимися светлыми волосами и белым платьем под кирасой, которому тоже сегодня не суждено было долго оставаться белым.

Разгневанные повелители Крыльев сполна показали гвардии Саутвинга, что бывает, когда поют древние Мечи.

И всё это время муж прижимал меня к себе, как самое драгоценное сокровище. Исполнял брачные обеты – беречь и защищать. И последний, что дал только что – не выпускать из рук.

Дункан долго ругался, когда мы пробились, наконец, к чёрному коню. На его тонких красивых ногах были обрывки какой-то дряни… путы. Ему пытались спутать ноги. Увести, не оставить лорду Полуночного края возможности быстро покинуть город.

Судя по крови на острых копытах и бешеному взгляду Смерча, его раздувающимся ноздрям и пене на боках… можно только посочувствовать тем, кто пытался. Возможно, посмертно.

Дункан закинул меня в седло как куклу, велел держаться. Сам прикрывал отход боевых товарищей.

Всё это время Себастиан стоял на краю помоста и смотрел мне вслед. И… не отдавал больше никаких приказов. Я таким и запомнила его – высокая и тонкая фигура в белом. И тёмные омуты слишком умных и серьёзных глаз.

А потом окружающий мир померк, и я погрузилась в бессильное небытие.

Когда очнулась, первое, что почувствовала – я в безопасности. Потому что не может быть по-другому, когда обнимают любимые руки. А мерный ход Смерча отсчитывает милю за милей по вересковым полям. Мы… в Нордвинге?!

88
{"b":"730456","o":1}