ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

У него все тело было увито стальными мускулами. При каждом движении они оживали и натягивали кожу так сильно, словно она вот-вот лопнет. Тонкие выпуклые вены паутиной покрывали его бицепсы и трицепсы, спускались к тонким запястьям.

А на его массивной спинище была набита чуть выгоревшая татуировка. Какие то тексты, звезды, черные кляксы. Полный хаос, сделанный, вероятно, в разные годы его жизни.

Я обреченно выдохнула. Этого мужика даже стволом сосны не перетянешь. Скорее дерево разлетится в щепки. А он лишь равнодушно обтрусит с плечищ труху.

- Вставай. Иди в душ. И переоденься в спортивный костюм. Мы идем на пробежку,- строго сказал он, обернувшись ко мне.

Я выпучила глаза в ужасе.

Я конечно всегда любила спорт. Занималась йогой и могла целый час провести на беговой. Но все это было давно и будто не со мной.

После трех дней тюрьмы, болезненного секса и беспокойного сна, бег - последнее чем я хотела бы заняться.

- Я...я не хочу,- воспротивилась я.

Но непримиримый взгляд, не терпящий возражений окатил меня льдистым морозом.

- Если не хочешь вернуться на тюремные нары, делать будешь все, что я говорю. Я жду тебя внизу. У тебя пятнадцать минут,- стальным голосом отчеканил бездушный киборг со шрамом на лице.

- Но... у меня нет ни спортивного костюма, ни подходящей обуви,- предприняла я очередную попытку остаться в теплой постеле, еще и в долгожданном одиночестве.

- Костюм выберешь в шкафу. А кроссовки в гардеробной на первом этаже.

И все, он развернулся и вышел.

А я в шоке крутила в голове слова "тюремные нары", "пробежка". Они никак не стыковались. Но судя по всему выбора мне не оставили.

Глава 26

Спортивный костюм оказался тоже черным. Буровой явно не заморачивался с выбором гардероба для меня. Скорее всего приказал какому то наемнику все купить.

Размер футболки был чуть великоват, но штаны сидели сносно. В ванной я нашла пакет со всеми необходимыми мелочами. Вероятно, все было недавно куплено вместе с вещами. С огромным трудом я распутала свалявшиеся пряди и кое как расчесалась. Собрала копну своих непослушных волос в высокий хвост.

Жаль, что тональный крем мне не купили. На щеке отчетливо прослеживался бурый синяк, захватывающий скулу.

Я вышла из комнаты босиком в одних носках. Прошла по ступеням вниз. На кухне слышалась возня и приглушенный разговор.

Войдя в большую дверь с матовым стеклом я увидела Германа, который стоял ко мне спиной и пил из шейкера протеиновый коктейль. Возле плиты хлопотала полненькая женщина в очках. При моем появлении она обернулась. Теплая улыбка мягко коснулась ее щек. Она спешно вытерла руки в муке о передник и протянула мне тоже молочный шейк.

- О, как я рада. Здравствуй, я Лидия Ивановна. А как тебя зовут дитя?- ее голос был такой добрый и волнующий.

Герман недовольно отошел в коридор.

Мы остались с домработницей наедине.

- Я Марго,- выдавила я из себя улыбку.

- Очень рада знакомству. Я уж думала, что Гера никогда не приведет в дом женщину. Все годы после смерти Насти надеялась...и тут такая удача. Я испеку вам яблочный пирог. Отметим с чаем,- она мне подмигнула через очки.

Я удивленно впитывала обрывки информации. Гера...смерть Насти... наверное, это была  его жена.

Хотелось расспросить Лидию Ивановну поподробнее о монстре с которым я теперь вынуждено живу. Но Герман нетерпеливо произнес сзади

- Пей свой шейк быстрее. Ты и так полчаса собиралась,- и недовольно буркнул,- Пошевеливайся.

Я быстро сделала большие глотки бананового коктейля. Невольно аж прицокнула языком, мол, какая вкуснятина. После полуголодного существования в тюрьме, этот напиток для меня был точно как божественная амброзия.

Лидия Ивановна недовольно поджала губы, глядя не боясь прямо Буровому в лицо. Женщина явно не одобряла его грубость. Но промолчала.

Я немного обрадовалась.  У меня появился во вражеском логове союзник. Просто человек с которым можно поговорить.

Потому что с молчаливым угрюмым Германом  лучше не вступать ни в какие дискуссии. Между ног все ныло после наших последних диалогов.

Буровой вышел размашистым шагом на аллею перед домом. Я устало плелась за ним и клевала носом в пол. Еле передвигала ноги. Мы шли в сторону леса. Суровый мужик то и дело поглядывал на меня. Оборачивался и недобро вздыхал.

- Бля, ты можешь шевелить ногами быстрее. Это ведь пробежка!- не выдержал он, когда был вынужден снова остановиться и дожидаться меня.

- Нет. Не могу! Я три дня провела в тюряге на полу. Там знаешь ли не отдохнешь как следует. И этой ночью  мне тоже не удалось выспаться,- вспылила я.

Сама удивилась и внезапно возникшей смелости и нехарактерным мне выражениям. Походу жизнь меня конкретно успела потрепать. Изменить.

Мне вообще казалось, что мармелад, в котором я барахталась, пока была счастлива и богата, окончательно потек с меня. Растаял и бесследно исчез. Весь мой барби мир рухнул. И я трансформировалась в новую еще неизвестную мне личность.

Герман грубо сжал мой подбородок  пальцами. Поднял к себе мое лицо с вымученным выражением покорности. Несколько мгновений всматривался, решая, не соврала ли я. Потом выдохнул сквозь зубы.

- Только сегодня дам тебе поблажку. Вместо бега пойдем в гору.

Я ошарашенно округлила глаза и чуть не матюкнулась вслух - охуенная поблажка!

Может лучше на великах в другой город поедем, или сплаваем с аквалангом в Турцию?! Это ведь гораздо легче пробежки... Циничный сарказм прям пер с меня. Я еле успела сжать зубы, чтоб не выдать даже часть своих мыслей вслух.

Но тут этот громила меня снова поразил. Резко наклонился ко мне и подхватил под бедра, заставляя развести их в стороны и обвить коленями его талию. Для равновесия я вцепилась в его бычью шею. Твердую, как и весь он.

Герман развернулся в сторону тонкой протоптанной тропинки, отклоняясь от основной дороги. И легко, будто он идет сам, понес меня на руках размашистыми шагами. Он шел в одном темпе. Не сбавляя ход, когда дорога пошла под наклоном. Мимо мелькала сочная зелень пушистых кустов, толстые стволы деревьев. Высоких сосен.

Запах хвои и мха, пропитанный утренним солнцем и ночной росой, а еще личный дикий аромат мужчины, меня постепенно успокоил.

Большие ладони Германа крепко сжимали мои ягодицы. Я старалась не шевелиться. Висела на нем, как детеныш коалы. Боялась лишний раз выдохнуть громче, чтоб он не спустил меня на землю и не заставил идти саму.

Голова становилась все тяжелее. Также как и свинцовые веки. Необычно приятное тепло, настоящий жар исходил от кожи разгоряченного громилы. Я не выдержала и осторожно опустила голову ему на плечо. Щекой коснулась твердой ключицы. Буровой промолчал, впрочем, как обычно. И я окончательно обнаглела и закрыла глаза.

Убаюканная его сердцебиением и участившимся дыханием, я бессовестно заснула прямо в его ручищах, на его плече, возле самой шеи с пряным запахом мужской кожи и терпкого свежего одеколона.

Пробуждение было неожиданным. Меня просто бесцеремонно отпустили из твердого горячего капкана на пол. Инстинктивно я затопталась по земле на носочках, не отпуская жилистую шею амбала.

Распахнула удивленно глаза. Чуть отпрянула.

Герман стоял, как исполинская статуя. Смотрел мимо меня на горизонт. Его руки больше не придерживали меня. Я обернулась, опустила кулаки к лицу и потерла веки.

Затем восторженно ахнула. Буровой поднял нас на покатый холм. Его вершина возвышалась над зеленой долиной. Вид у подножья был потрясающим. Вдалеке я различила голубое пятно озерной глади. Деревья сверху сбились в плотный изумрудный ковер. Дом Германа со стриженной лужайкой и басейном был, как на ладони. И только вдалеке виднелась соседская усадьба. Маленькая, как спичечный коробок.

Мы стояли долго молча. Каждый думал о своем. Я решилась, наконец, спросить

24
{"b":"730457","o":1}