ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

- Ты не отправишь меня обратно в тюрьму?- и затаилась, в страхе ожидая ответа.

- Нет. Ты теперь живешь со мной,- спокойно ответил мужчина. Его дыхание успело успокоиться и выровняться. Я глянула в его хмурое лицо снизу вверх. На солнечном свете я четко видела его зарубцеванный шрам на впалой щеке, покрытой отросшей пепельной бородой. Его глаза сейчас казались светлее. В ртутно серой смоле прослеживались голубые искры. Словно летнее небо отражалось.

- А ты отпустишь меня? Зачем я тебе? Уверена, женщин, согласных на секс с тобой предостаточно...- я совершила попытку достучаться до его человечности.

Но зрачки громилы вмиг потемнели, ртуть возвращалась в них, заполняя радужку.

Он поджал недовольно губы и прошел мимо меня. Буркнул сухо

- Вниз пойдешь сама. И старайся не отставать, в лесу рыскают голодные волки...

Ох, он ведь пошутил?! Я помчалась по его следам, как загнанный заяц, которого преследуют те самые голодные волки.

Шли обратно мы не меньше получаса. Интересно, сколько ж времени он поднимался, и я спала...Наверняка целый час.

Глава 27

Герман переоделся в строгий деловой костюм и уехал. Естественно не оповещая меня куда. А мне и не особо было интересно. Я упала поперек кровати. Моментально отключилась от усталости. Организм требовал восстановления. Отдых мне был необходим больше еды и воды.

К своему стыду, я проспала до самого вечера. Когда за окном начало смеркаться и вечерняя прохлада сменила дневной зной, я блаженно потянулась и зевнула. По моему, я таки выспалась. Уже и тюремные мучения и лишения, и здоровенная бабища, казались сюрреалистическим кошмаром.

Желудок закомандовал подать ему еды. Зарычал, как собака у миски, и прихватив живот руками, я спустилась с кровати и поплелась в ванную. Быстро привела себя в относительный порядок и пошла прямиком на кухню.

Лидия Ивановна хлопотала в гостиной и накрывала ужин на двоих. Увидев меня, сразу заулыбалась.

- Гера приказал накрыть для вас стол. Тебе, Марго нужно переодеться к ужину. Он любит, когда все по правилам,- добрым голосом проговорила женщина.

- Хорошо. Я просто очень кушать хочу,- честно призналась я.

- О, ну конечно, детка, ты ведь целый день голодала. Ничего не ела. Знаешь, эти бойкоты ни к чему хорошему не приведут. Постарайся с Герой помягче. Это он с виду такой сухарь зажатый. А я еще помню, его смех. Как он Настеньку на руках по залу кружил. Как цветочки ей носил. Как они гулять - отдыхать  с маленьким Аланом ездили. Загрубел он, конечно, с годами. Разучился с женщиной нормальной ладить. Ты должна быть с ним помягче. Глядишь и растает его броня,- причитала женщина. Она достала хлеб и быстро соорудила мне сендвичи с тунцом и салатными листами. Налила большой стакан апельсинового сока.

Я слушала ее слова внимательно. Даже не верится, что бездушный киборг когда то был человеком. Умел чувствовать, любить. Видно реальность всех искажает под свою кривую призму. Да и я сама уже не милая беспечная девчонка с мыслями, каким гель лаком ногти накрасить под новый купальник и куда запланировать следующий отдых, потому что уже мало где интересно, везде по миру потусила.

Теперь мне и прогулка на гору за счастье. Лишь бы не в тюрьму.

- Ты кушай - кушай. Хорошо жуй. А потом поднимись и переоденься. Не зли Геру. Он предупредил, что вернется к восьми. Я вам накрою и пойду к себе. Поужинайте, поговорите. Вы ведь взрослые люди, а ходите надутые,- вернула меня в реальность домработница.

Я кивнула. Я и не собиралась злить Бурового. Со своей участью еще в тюрьме смирилась. Если б он меня еще своей дубиной не пытал и к сексу не склонял, я б вообще жила в этом доме с удовольствием. Идти все равно некуда.

* * *

Раскрыла шкаф и решила угадать какого цвета Буровой мне платье купил. Выбирала между черным и черным. Остановилась на черном!

По фасону оно больше напоминало летний сарафан, приталенный по фигуре и до колен с квадратным вырезом на груди. Сидело на фигуре прилично, почти элегантно.

Я справилась с волосами. Расчесала и заколола от ушей, чтоб вьющиеся непослушные пряди не лезли в лицо.

Косметики у меня не было, но скулы красиво украшали тюремные синяки. Поэтому, впервые за последние дни довольная своим внешним видом, я спустилась к ужину. Честно, думала посидеть и поговорить с Германом. Докопаться до истины, понять что ему от меня нужно. И нужно ли вообще что то, кроме оказания интимных услуг.

Герман восседал во главе стола. Перед ним на подставке стоял планшет. Он начал  есть рыбу и овощи, не дождавшись меня.

Когда  я появилась в дверях, мужчинах мазнул по мне равнодушним взглядом и вперил лицо обратно в монитор.

При виде этой мрачной скалы, все что мне рассказала Лидия Ивановна показалось фантастической сказкой. Вымыслом бурного воображения скучающей домработницы. Вот никак у меня не вязался образ счастливого семьянина с букетом в руках с этим хмурым бородатым киборгом.

Я села рядом с ним. Возле меня был сервирован стол и стоял бокал  с водой. У Германа был высокий бокал с красным вином.

Буровой игнорировал мое присутствие, словно я пустое место. И я сидела внимательно ковыряла вилкой пустую тарелку.

Занимательный диалог с ним получался. Я вздыхаю, а он недовольно поглядывает на меня. Интересно, у кого из нас первым лопнет терпение...

- Я тоже хочу вина,- конечно у меня! Я сказала и выпив залпом воду из бокала, протянула ему пустую тару.

Он несколько секунд изучал какие то таблицы, затем перевел взгляд на меня.

- Тебе уже есть двадцать один?- очень строго спросил он.

А я замерла, обалдела.

- Это что, ты так пошутить решил?! Ничего себе! Нет, мне семнадцать. И я планирую теперь тебя посадить за совращение несовершеннолетней,- я не сдержалась и засмеялась.

И вот точно могу поклясться, что в углах его глаз проскользнула улыбка. И пусть она не смогла пробиться через каменную кожу лица и растянуть губы, но под веками она точно была!

Герман откупорил бутылку и плеснул мне полбокала красного вина. Я с удовольствием потянула первый глоток.

- Вкусное. Хоть я больше люблю полусладкое, - нарушила я гнетущую тишину. Герман поднял бровь, обратно уставился в планшет. Чуть нахмурился, перелистнул страницу вниз.

- Как прошел твой день?- предприняла я последнюю попытку завести разговор.

- Нормально. Как и все дни до этого,- он ответил и встал из -за стола. Оставив недоеденную еду и недопитое вино. Подошел к бару и налил себе в стакан виски, кинул два кубика льда и ушел в свой кабинет.

Ну что ж, первый совместный ужин удался. Прекрасно и весело провели время. Душевно пообщались.

Наверное, если б  я что то чувствовала к этому эмоциональному сухарю, мне было бы обидно. А так, я налила себе полный стакан вина и пошла села на диван. Включила американскую комедию и закинула ноги на подлокотник.

Жизнь в этом склепе получше тюремной. Однозначно. Я уже научилась быть благодарной и ценить то что есть.

Незаметно для себя я расслабилась. Уговорила всю бутылку вина. Отпустила все тревожные и гнетущие мысли. Дала себе возможность ни о чем не думать, хотя бы один вечер. В плейлисте нашла "Мальчишник в Вегасе". И к середине фильма начала тихо похихикивать. Не заметила даже, как к финалу смеялась во весь голос до колик в животе.

Умора! Как давно мне не хватало просто лечебного смеха.

Удивительно, но лишившись абсолютно всего - отца, любимого мужа, друзей, фамильного дома, своей Теслы, я стала сама для себя чистым листом. Ни за что не надо нервничать и переживать. Просто потому что ничего у меня больше нет!

И от осознания этого мой смех был особенно громким и истиричным. Это ж надо было прожить до двадцати шести лет такой наивной дурой. Правда смешно!

Я поперхнулась последним глотком вина, когда увидела громадную фигуру в дверном проеме. Не знаю сколько времени Буровой наблюдал за мной, но выражение его лица было странным.

25
{"b":"730457","o":1}