ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Гребанное награждение! Нельзя было кудрявую малышку вообще выпускать из дома. Марго ходячий магнит для неприятностей.

- Говори,- приказал генерал, отвечая на вызов.

- Герман Радионович, Маргарита Винтерова исчезла из торгового центра. Мне сразу доложили, что передвигается она в северный район. Мы отследили по спутнику машину и посмотрели на видео, как объект слежки остановился на объездном шоссе. Изображение было не четкое. Айтишники отцифровали. Я четко разглядел, как водитель перегрузил девушку в багажник. Ее однозначно выкрали и насильно увозят. По показателям она жива. Не дождавшись вашего ответа, я лично принял решение направить сейчас группу захвата. Они перехватят машину с пленницей буквально через пятнадцать минут, - взволнованно отчитывался Толик.

Герман прикрыл рукой глаза. Затем дернулся и резким выпадом ударил в автомобильное кресло  перед собой. Сердце киборга тревожно забилось в мощной грудине под парадной формой, которая его сейчас душила и служила упреком. Надо было взять Марго с собой на награждение. Не отпускать от себя ни на шаг! Теперь его девочку засунули в багажник. Увозят от него. Кто же позарился на самое ценное, что есть у генерала...

- Как Стас мог проебать ее?!- взревел, как раненный хищник, обычно сдержанный мужчина.

- Говорит, что пошел отнести пакеты с покупками в машину. Когда вернулся в торговый центр, ее уже нигде не было...

- Пиздец ему. Я четко приказал не спускать глаз с моей женщины...Толик, пусть готовят Стрекозу. Пока я прилечу, чтоб вы уже остановили этого уебка. И смотри, не палите по тачке. Марго в багажнике, может словить шальную пулю. Действовать с предельной осторожностью. Стрелять только на поражение,- озвучил необходимые действия Герман и добавил,- Держи меня в курсе. Я буду на месте через полчаса. Чтоб к этому времени все разрурили!

Герман отдал приказ водителю мчаться в ближайший аэропорт.

Лететь на своем частном вертолете единственный шанс успеть вовремя.

Он напряженно следил за красной точкой на экране. Смотрел на сбивчивый пульс его девочки. Словно слышал бой ее сердечка рядом. В этот момент суровый генерал осознал насколько важна ему стала эта хрупкая кудрявая красавица. Она стала неотъемлимой его частью. Заполонила и сердце и душу, заставила снова его зажить. Полюбить и дорожить ей.

Вертолет уже ждал на взлетной полосе с включенным двигателем. Размашистые лопасти шумно вертелись над кабиной.

Герман пробежал к распахнутой двери и сел на кресло. Пристегнул пояс безопасности и надел наушники.

Отдал приказ срочно взлетать.

Пейзаж главного города страны начал уменьшаться и отдаляться. Столица превратилась в набор штрихов - крыш домов и изогнутых лент дорог.

Герман продолжал напряженно решать по радио связи вопрос с приземлением. Возле конечного пункта их полета был подходящий пустырь. Толик не взял трубку на очередной его вызов. Буровой с высоты полета его Стрекозы уже различал и машину преступника и несколко его личных автомобилей. Сквозь шум лопастей и двигателя, он не мог различить выстрелы. Но был уверен, что его люди уже разбираются.

Жаль. Он  не успеет сам замочить этого ублюдка, позарившегося на его сокровище - его любимую женщину.

Но главное, чтоб Марго не пострадала и не получила случайное ранение.

Подобный страх он испытывал лишь единожды. Когда ему доложили, что его жену Настю убили.

И ужас происходящего в обоих случаях заключался в том, что он ничего не смог сделать. Не смог спасти.

Сейчас Буровой был готов рвать и метать. Голыми руками растерзать обидчика его девочки. Вот только он был заперт на высоте птичьего полета и единственное, что оставалось деятельному военному, надеяться и уповать на профессионализм своих подчиненных.

Вертолет приземлился на заброшенном поле возле разрушенной многоэтажки. Герман помчался к месту боя без промедления. На ходу из кобуры выхватывая пистолет.

Одиночные выстрелы хлопками раздавались на всю округу.

И когда генерал увидел своих людей, то заметил смертника, который позарился на невинную женщину.

Несколько выстрелов и тот осел у машины. Сполз на пол в лужу собственной крови.

Его лицо было знакомо Герману. Этот ублюдок - муж Марго. Он помнил его по фотографиям из досье. Вот только не верил в то, что этот слизняк решится на такой отчаянный шаг. Не дооценил степень его ничтожности.

Наемники во главе с Толиком ринулись к Герману на встречу, доложить о происшествии и проделанной работе.

Но генерал отмахнулся, все потом. Сначала его девочка. Ведь, малышка заперта в удушливом багажнике. Ей страшно и неудобно. Невозможно нормально вздохнуть.

Буровой размашистыми шагами подошел к машине. Засунул пистолет обратно в кобуру. Порывисто открыл ненавистную крышку...

Маленькая... Испуганная, с синяком на скуле, с растрепавшимися пружинками шоколадных волос. Его девочка лежала в позе ребенка. Щурила свои большие глаза и стонала от боли в неудобной позе.

Герман скорее потянулся к ней. Единственным желанием обычно сурового  киборга было сейчас заграбастать хрупкую малышку своими ручищами. Прижать поближе к сердцу. Утешить и внушить чувства защищенности и спокойствия. Все позади. Теперь он ее не отпустит от себя никогда!

Глава 44

Марго.

Очнулась я от оглушительного звука. Громкие хлопки чередой раздавались рядом. Казалось, что прямо над головой. Хотелось накрыться руками, как защитным щитом, но я не смогла пошевелиться.

Вокруг меня было очень душно,  невыносимо. Я лежала скукоженная в каком то ящике. Все тело занемело и ломило. В этой тесноте нечем было дышать. Спертый горячий воздух не напитывался в легкие.

Я снова попыталась пошевелить руками. Но они затекли и не слушались.

Я глухо застонала от боли. Вся щека пульсировала и острая боль отдавала в висок. Кромешная темнота резала глаза, не давала возможности оглядеться. Я пыталась угомонить панику и накатывающую волнами клаустрофобию. Привыкнув к темноте, я осторожно повернула голову вбок. Через растрепанные волосы, что густой копной лезли в лицо и слипались,  я заметила тонкую полоску яркого света.

Боже, где я?  Как я здесь очутилась?

Издалека доносились неразборчивые слова Эрика. Чьи то громкие крики, похожие на хриплый клекот раненного зверя. Угрожающие и пугающие меня до дрожи. Голоса приближались. Они уже были совсем рядом.

Я сжалась в комок, мечтая исчезнуть. Вспомнила все, что со мной произошло. Я встретила Эрика в торговом центре. Затем он уволок силой меня в машину. Ударил несколько раз, когда я пыталась позвонить Герману...

- Где же ты мой генерал? Герман!- мой слабый голос сам выдавал мои чувства. Я расплакалась. Хочу чтоб пришел мой киборг, и все круто разрулил. Уничтожил этого ублюдка Эрика. Убийцу моего папочки. Как я могла быть такой слепой, глупой, наивной?!

Не разглядеть монстра, целый год находящегося рядом со мной. Внушающего мне несуществующую любовь. Эрик настоящий подонок. Псих. Маньяк. Убийца.

Шаги  приближались, и я зажала рот ладонью, чтоб не вскрикнуть от ужаса, когда снова увижу этого нелюдя. Хотелось провалиться в блаженное беспамятство, чтобы больше никогда не видеть его адский облик. Настоящего черта, низкого и мелочного прислужника дьявола.

Бессердечного и бездушного злодея.

 Снаружи наступила тишина, значит Эрик кого то убил теми выстрелами, что меня растормошили. И теперь он пришел по мою душу, ублюдок.

Щелкнул замок я замерла в ужасе, ожидая и готовясь к скорой смерти.

Очень яркая вспышка на миг ослепила меня, и я вынужденно прикрыла веки. Дневное солнечное сияние заставило меня крепко зажмуриться. И открывать их совсем не хотелось...

Я почувствовала его рецепторами на коже. Его властный родной запах. Его мощную ауру для меня -  уверенность в защите.

Это был не ничтожный Эрик, багажник открыл мой любимый герой - Герман! Сияющий своей мощью и силой в генеральском мундире с наградами на груди. Я  моргнула, не веря в то, что он реален. Что его такой роскошный и монументальный образ сурового военного, а для меня защитника и желанного мужчины, не плод моей испуганной фантазии.

44
{"b":"730457","o":1}