ЛитМир - Электронная Библиотека

– С яичком? – спрашивает, прижимаясь к материнскому плечу.

– И с творожком, – улыбается она.

Им очень хорошо вместе. Только вдвоем, посреди высокой травы, в окружении смородиновых кустов. Старый дом с покосившимися наличниками, скрипучее крыльцо и таинственный чердак – мир, который был для Тимура то пиратским кораблем, то сказочным убежищем. И изо дня в день повторялся этот завтрак на траве – и были яблоки, и пироги, и молоко в кувшине, и белая скатерть… Пока в один момент все не закончилось…

– …виски, ром?

Тимур вздрогнул и потряс головой. Расстегнул верхнюю пуговицу, покрутил шеей. Золотая цепочка с крестиком скользнула вниз, вызвав легкую щекотку.

– Задерживаться не хочу. Порешаем, и я поеду.

– За встречу надо выпить, Тим, – насупился Жека. – Или ты теперь из-за этих денег не выпьешь со старым товарищем?

– Ладно, плесни на дно, – разрешил Тимур. Его опять охватило беспокойство.

– Это дело, – Ковалев щедро наполнил стакан и протянул его Тимуру. – За дружбу?

– За дружбу.

Выпив, Тимур зажмурился, чувствуя, как усталость сменяется легкой эйфорией. Закусив горстью орехов из бамбуковой пиалы на столе, Ардашев откинулся на спинку кресла.

– Завтра до двенадцати первый транш должен поступить на мой счет, остальное через два дня, – спокойно сказал он.

Ковалев молча покрутил пустой стакан в руках.

– Или ты отдашь мне клуб, – добавил Тимур. – Помнишь, мы договаривались? – он пристально посмотрел на друга.

Жека шумно вздохнул и пожевал губами:

– Мы же шутили тогда, нет?.. – Ковалев поднес стакан к губам. Чертыхнувшись, схватился за бутылку. – Я тебя понял. Что ж… Примерно так я и думал…

– Должность директора останется за тобой. Я не собираюсь заниматься этим и ездить сюда постоянно. У меня масса других проектов, – Тимур попытался сгладить ситуацию, но вдруг понял, что этим предложением лишь уязвил самолюбие Жеки.

– Конечно, – Ковалев налил еще. Подумав, он предложил: – Задержись хоть ненадолго. Посмотри программу.

– Не смеши меня. Чего я не видел в подобных заведениях?

– У меня такие девочки танцуют, – Ковалев облизнулся. – Профессионалки!

– Да ладно? – Тимур разочарованно пожал плечами.

– Ты только глянь! – Ковалев стал тыкать пальцем в подвесные клетки, где извивались полуголые танцовщицы.

Тимур без интереса мазнул по ним взглядом. Тела девушек были темными и блестящими от автозагара и кокосового масла. Его запах ощущался даже за несколько метров. Прям, какое-то поветрие с этим продуктом – и жрут его как не в себя, и мажутся с головы до пяток. Его последняя девушка Кристина вот тоже вечно выглядела как копченая курица. Только если долгое время питаться копченым, очень скоро заболит печень и начнет отказывать поджелудочная.

От вновь предложенного виски Тимур отказался, накрыв стакан ладонью. Если он хочет вернуться в Москву утром, то больше одной порции пить не следовало. И так в голове уже шумело.

– Силикон, ботокс и надутые свистки, – хмыкнул он.

– Не без того, конечно. Зато, – Жека доверительно наклонился к уху Тимура, – не чета твоим московским швабрам. Все только по любви. – Ковалев помахал в воздухе пальцами-сосисками. – Ну почти. Ты когда-нибудь делал это по любви?

– Ты здоров вообще? – Тимур сжал губы в тонкую линию, разглядывая трясущееся от смеха лицо Жеки и его сумасшедше-блестящие глаза.

– Да погоди ты, не кипятись! Оглянись – это же нирвана! Я ведь надеялся, что ты у меня остановишься. Посидели бы, выпили… Оттянулись с девчонками! Я их тебе целое стадо пригоню! Да они сами приползут, стоит мне только щелкнуть пальцами! – Жека и в самом деле попробовал изобразить щелчок, но у него ничего не вышло. Тогда он расхохотался, да так, что по щекам потекли слезы.

– Ты знаешь, я работу и отдых не смешиваю, – нахмурился Тимур. – Когда ты захотел клуб, я тебя предупреждал об этом.

– Да ты расслабься, Тим, – Ковалев навалился на него, обняв за плечи. – Чуток посидим, вспомним юность, а?

Тимур потер лоб, отстраняясь от Жеки. Только что вроде был нормальный человек, а после стакана спиртного словно в другую личность превратился. Вот она ночная жизнь без краев и правил.

Тимур мрачно смотрел на сцену. Танцовщицы сменялись одна за другой, и где-то на четвертой ему нестерпимо захотелось сесть в машину и свалить отсюда к чертям собачьим. Жека нес какую-то пургу, в которую Ардашев даже не вслушивался. В голове крутилась единственная мысль – какого лешего я здесь делаю? Зачем сорвался в поездку вместо того, чтобы нанять коллекторов и решить вопрос максимально быстро и без собственного участия. Ах, да, они же друзья с Жекой… Вот только никак не удается избавиться от горьковатого осадка на сердце.

5

Разрозненные вспышки вдруг сошлись в одной точке внизу на сцене. Мощные биты, до этого разрывавшие перепонки, перетекли в мелодию, от которой по загорелым рукам Тимура побежали мурашки. Когда появилась очередная танцовщица, его щека раздраженно дернулась. Что это еще за…

Да, тонкая, изящная, с длинными темными волосами, но ничего особенного. Лицо скрывает черная маска, резко контрастирующая со светлой кожей. Такое же черное боди с вырезом на бедре и оголенным плечом…

Тимур даже не успел понять, как фигурка девушки взлетела над полом вопреки земному притяжению, сделала кульбит и оказалась под самым потолком на вершине шеста. Ему показалось, что в воздухе раздался всеобщий вздох. Он и сам задержал дыхание, удивленно вскинув брови.

Девушка вращалась вокруг шеста, и волосы струящейся волной окутывали ее, когда она замирала, едва соприкасаясь с серебристым металлом. Тонкие руки и ноги обладали какой-то нечеловеческой силой и гибкостью, удерживая тело на весу. Каждая нота мелодии звучала ровно в такт ее танца, или она сама так чувствовала музыку, что практически парила, отдаваясь во власть мелодии.

– Господи, как она это делает… – Тимур сглотнул. Он не считал подобные танцы чем-то выдающимся. Своего рода гимнастика, не более. В клубах же вообще акцент ставился на другом – на притяжении, граничащим с пошлостью, зазывающих движениях, предлагающих вполне понятные вещи.

– А что я тебе говорил? – вальяжно произнес Ковалев. – Высокое искусство…

– В твоем-то логове? – после окончания номера Тимур проводил девушку долгим взглядом.

– Ой, я тебя умоляю! – хмыкнул Ковалев. – Не в цирк же ей идти? А я готов платить. К ней скоро очередь выстроится за приватом.

– В смысле? А сейчас что, никто не хочет?

– Ну, – Ковалев развел руками, – новенькая. Тест-драйв еще не проходила. С такими надо потихоньку, не спеша. Дать прочувствовать возможности, перспективы…

– И кто она? Как зовут?

– Э… – Ковалев почесал толстую шею. – Дама Пик, во… Они у меня тут все под псевдонимами выступают, – он захихикал. – Все как в шоу-бизнесе!

– Слушай, – внезапно произнес Тимур. – Я хочу, чтобы она станцевала для меня. Только для меня, – подчеркнул он. – Пришли ее ко мне сейчас. Где у тебя вип-зона?

– Внизу, – ответил Ковалев, демонстративно зевнув. – Там еще не все готово, правда. Ремонт. Я сауну решил поставить.

– Твою ж… – Ардашев покачал головой. – Сауну?!

– Нет, ну а что? Имею я право отдыхать так, как мне нравится?

– Конечно, Жека. Любой каприз за ваши деньги.

– Э… – Ковалев боднул Тимура в плечо. – Ну я же обещал. А если обещал, значит все отдам. Давай, я тебе нормальную телку найду? Эта какая-то… Ни рожи, ни кожи. Акробатка, блин.

– Пофиг. Хочу просто поговорить с ней.

– Поговорить? – вдруг холодно рассмеялся Ковалев.

– Как получится, – уклончиво ответил Тимур.

– А если не согласится? – подначивал Ковалев.

– Примерные девочки в клубах не танцуют, Жека, – усмехнулся Тимур. – И мне еще ни одна не отказывала.

То ли виски так подействовал, то ли Жека своими шутками расслабил, но эта Дама Пик чертовски завела его своим танцем. Манящие движения, блеск глаз в прорезях маски, длинные волосы, ласкающие голые руки… Можно ведь задержаться на час или вообще переночевать в гостинице. Немного интриги явно не помешает. И даже если интрига на самом деле окажется пустой тратой времени, будет что вспомнить об этой идиотской поездке.

4
{"b":"730458","o":1}