ЛитМир - Электронная Библиотека

Дина знала, что он говорит правду. Дома ей постоянно намекали на то, что она выиграла в лотерею, влюбив в себя Самойлова. И это страшно бесило, ведь никто не хотел принять ее доводов. В ответ она слышала лишь увещевания в выполнении своего долга перед семьей – мол, кормили и поили, пора бы и в ответ позаботиться… Вот и Самойлов стал предъявлять счета за букеты и потерянное время. Как будто не знал, что букеты она не брала, а оставляла там же, где он их и дарил.

«Никому и ничего я не должна!» – заорала она, вцепившись Игорьку в волосы, за что и получила увесистый удар кулаком.

Очнулась у подъезда на лавочке. Грязная, с хлещущей из раны кровью. По всей видимости, Самойлов испугался и вытащил ее из салона. Одежда ее была испачкана снизу доверху, будто ее волокли по лужам. Собственно, так и было. Хорошо, что просто не вывалил ее как куль с мукой на дорогу. Дина появилась на пороге своего дома, словно зомби, прямо перед вытянутыми лицами родственников.

После случившегося на кухне собрался семейный совет. Мать подвывала, брат визжал, что его сестра дура, а отец злился, закидываясь водкой. Еще бы – скандал! Отказала сыну начальника местного ГАИ. Могла бы как сыр в масле кататься и своих близких обеспечивать! Только о себе и думает… Довела парня… Сама виновата…

Рваную рану, полученную от удара золотой печаткой, зашили в травмпункте. Мать знали, поэтому записали случившееся бытовой травмой. Дина, оглушенная произошедшим и отношением родителей, с опухшим лицом полночи стояла и смотрела в окно, дав себе клятву выбраться из этой жизни как можно быстрее и как можно дальше.

Экзамены она сдавала в каком-то истерическом состоянии.

Катя, увидев ее, осела на пол с выпученными глазами. И если Катю в ее желании уехать родители поддержали, снабдив всем необходимым, то Дина просто поставила всех перед фактом, не надеясь на понимание. Но страсти за это время потихоньку улеглись, ведь ни Самойлову, ни его отцу ничего не грозило. Родители Дины взяли с нее обещание молчать. Это гораздо позже она узнала, что начальник ГАИ сунул отцу деньги, на которые потом и была куплена машина. И теперь брат, гоняя на ней, требовал с Дины деньги на ремонт…

Вот и выбралась, называется… И дело-то даже не в Тимуре, а в том, что она опять попала в окружение тех, кто ей был чужд. Может, так везде? Катя вот говорит, что надо быть проще… Да только проще ну никак не получается. Как будто внутри Дины сидит строгая вредная особь, не дающая ей расслабиться и отпустить свою жизнь катиться по ухабам и кочкам неизвестно куда…

12

…Тишина, которая окружала Дину, постепенно наполнилась какими-то непонятными звуками, природу которых никак не удавалось определить. То ли отдаленный вой автомобильной сирены, то ли монотонное завывание ветра, то ли протяжные стоны волка, угодившего в капкан… При мысли о диких животных Дина покачала головой и усмехнулась – откуда здесь волки? В городе и зоопарка-то нет…

Уперевшись локтями в колени, а подбородком в основание ладоней, она хмуро смотрела перед собой, но видела только сплошную стену давно пустующей фабрики. Жилые дома находились метрах в двухстах от здания клуба, иначе бы местные жители просто не позволили бы его открыть. Кому понравится спать с постоянным «бум, бум» в ушах, прислушиваясь к звону посуды на собственной кухне? И то, наверное, плюются сейчас от такого соседства. Зато теперь есть чему радоваться…

– Люди, ау? – еле слышно произнесла Дина.

Нет, все-таки странно все это. Неужели никто не слышал взрыва? Или их с Тимуром действительно не нашли, а возможно, и не вспомнили о том, что они в подвале? И где сейчас Евгений Павлович и Лиля, девочки и гости? Они ведь живы?

По телу Дины вновь пробежал озноб. Она старательно уговаривала себя, что никто не пострадал, но мозг продолжал рисовать страшные картины, хотя никаких доказательств, кроме разрухи, она не видела.

Дина потерла испачканную в крови Тимура ладонь о влажную поверхность камня. Кровь была настоящей – ей не привиделось, а значит, все гораздо страшнее, чем она могла себе представить. Вот только подробности она сможет узнать лишь из утреннего новостного репортажа или из соцсетей. И то, когда восстановит сим-карту… А для этого придется купить новый телефон… Вряд ли ее старенький «самсунг» выжил.

– О, господи! – Дина уронила голову на руки.

– Я уже здесь! В смысле, спустился с небес, – Тимур пробирался с той же стороны. В руках у него была небольшая спортивная сумка.

Дина вскочила и уставилась на него, выпучив глаза:

– Как ты тихо! А где машина?!

– Ты мне сейчас мою бывшую напомнила, – остановился Тимур. – Она вот так же мне заявила, когда получила в подарок совсем не то, что хотела.

– И что это было? – растерялась Дина.

– Горный велосипед, – Тимур бросил сумку под ноги и, переступив через нее, сел сверху. – Горным козам положены спецсредства для передвижения.

– Ясно, – Дина не стала уточнять подробности, потому что с трудом сдерживала смех. – Так где машина?

– Нет машины.

– Не поняла…

– Я тоже не понял. То есть она есть, но раскурочена вся, словно по ней кувалдой били, или танк проехал. Волна, что ли, взрывная накрыла?

– А это что? – Дина кивнула в сторону сумки.

– Мой багаж, так сказать, – он расстегнул молнию, достал кеды и спортивные штаны. – Вчера утром на тренировке был, потом закрутился, поехал в ваши степи, а тут… Хрень, короче, полная.

– Так ты не местный?

– Нет, из Москвы.

– Я почему-то так и подумала. А в наши края каким ветром? Провинциальные девочки сговорчивее?

– Прям с языка сняла, – буркнул Тимур. – Ехал и думал, как бы не ошибиться с выбором? Ну где же ты, женщина на миллион? – он воздел руки и закатил глаза. Затем деловито добавил: – Дина, а как тебя по отчеству?

– Николаевна…

– Во-во! А тут ты, Дина Николаевна, разрушила все мои планы на прекрасный уикенд. – Вздохнув, Тимур продолжил как ни в чем ни бывало: – Я по делам приехал. На мои деньги, кстати, этот сарай и построили…

– Ах, вот оно что, – Дина уперла руки в бока. – Может, все так и задумано было? Построить, а потом взорвать к чертовой матери? Страховку получить надо было, да?! А тот факт, что люди пострадают, вас вообще не интересовал!

Брови Тимура поползли вверх:

– Ты, случаем, не бухгалтерские курсы закончила?

– Нет, – огрызнулась Дина.

– А то я было подумал… Разносторонние у тебя интересы, Дина Николаевна… Ладно, давай потихоньку валить отсюда. Мне бы до телефона добраться и переспать где-нибудь… – поймав ее взгляд, Тимур выставил перед собой руки: – Где-нибудь, а не с кем-нибудь! И тем более, не с тобой. Голова трещит не по-детски, уже не до желаний. Вот, все что могу предложить, – он протянул ей ношеные кеды и спортивные штаны, которые достал из сумки.

Она пару секунд недоверчиво разглядывала одежду, но затем, испугавшись, что Тимур передумает, быстро схватила и натянула треники. Штаны повисли, сложившись гармошкой у ступней. Тимур скептически оглядел ее, затем склонился и подвернул штанины почти на треть. Дина нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, а потом вывернулась и отошла на безопасное расстояние.

– Я сама!

– Сама так сама, – не стал спорить Тимур. – Меня мутит, когда наклоняюсь. Спасибо, что понимаешь это и заботишься обо мне.

Дина покраснела и передернула плечами:

– Прости. Я тут подумала, что можно переждать пару часов внизу, в подвале. Ну, пока люди не придут…

Словно в противовес ее словам часть стены вдруг с грохотом обвалилась. От неожиданности Дина подскочила на месте. Тимур перевел на нее красноречивый взгляд и тоже отошел подальше.

– Знаешь, я совсем не уверен в том, что кто-то придет… – задумчиво произнес он.

– Что ты сказал? – переспросила Дина, торопливо натягивая кеды, сопя и нервно откидывая волосы назад. – Большие, – растерянно подняла на Тимура глаза, но тут же решила: – Я шнурки вокруг ног обвяжу, чтобы не сваливались. Зато согрелась! Хорошо, что у тебя хоть что-то осталось. В штанах и в обуви…

9
{"b":"730458","o":1}