ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Верно, куклу, — кивнула его девушка невозмутимо. — Я знаю, у котов принято обычно заводить по несколько пар. У драконов, увы, нет. Однако, у нас допускается, что пара Многоликих заводит себе любовницу или любовника… ну, либо гарем на двоих.

Игорь икнул и временно потерял дар речи.

— А?.. — сказал он.

-..Я позволю тебе выбирать кукол, — безмятежно продолжила Ири.

Интересно, насколько сильно у него задёргался глаз?

— Э… кхм… спасибо, — немного нервно сказал Игорь. — Это очень приятно. Тронут. Но я больше за моногамию. Да.

Она усмехнулась.

— Посмотрим, что ты скажешь лет через пятьсот совместной жизни.

— Вот тогда и вернёмся к этому вопросу, — закивал он быстро. — Не раньше, идёт? И вообще, давай закончим с этим прямо сейчас. В смысле, я согласен тебя признать. И всё такое прочее. Или это должно быть как-то торжественно?

Её брови приподнялись, а в глазах замерцал радостный огонёк.

— Обойдёмся без торжеств. Просто… Мне казалось, ты сомневался.

Он пожал плечами. Тема была явно не из самых светлых.

— Ты лучшая пара на свете — даже не считая того, что твой запах для меня, как наркота, без которой не прожить. И мне не нужна другая. Тут дело в том, что я хотел вернуться домой, — признался честно. — Разобраться с делами, сказать всем и всё, попрощаться. Но хорошо подумал, поболтал с умными не-вполне-людьми и теперь подозреваю, что дома меня ждёт смерть.

Ири опустила глаза.

— Это так, — сказала она тихо. — Увы.

— Ну да, — он улыбнулся, чтобы не показывать, какую боль эта мысль причиняла. — Других причин не признавать тебя у меня нет и быть не может, так что… просто объясни, что я должен сделать. Разберёмся с этим быстрее.

Она изумленно таращилась на него. Чего ждала, спрашивается? Игорь, если уж на то пошло, тоже был, говоря их языком, многоликим. И его коту мысль о том, что Ири может сбежать в любой момент, не нравилась до тихого рычания. К тому же, доступ к местным государственным секретам он хотел иметь. Во-первых, у него есть подопечные, за которых он в ответе. Во-вторых, пусть он и был всегда сторонником равноправия полов, но косплеить жёнушку, в неведении ожидающую благоверного с опасной работы, ему не нравилось.

— Я… — впервые на своей памяти он видел Ири настолько растерянной. — Я не подумала об этом. Как я могла не подумать?..

— Не понял, — признал он честно. — О чём ты не подумала?

— Что ты просто не знаешь слов, — она криво улыбнулась. — У каждого многоликого Дома они свои.

— Так, — ну офигеть теперь! — А где взять эти слова? Есть какие-то специальные базы данных — справочники или инструкции, быть может?

Ири помассировала переносицу, вдруг показавшись усталой и очень хрупкой.

— Для этого нужно связаться с твоим кланом, отыскать семью. И доказать, что ты — один из них. Но… на самом деле, я не думаю, что это потребуется. Полагаю, лучше будет просто подождать.

— Подождать?..

— Рано или поздно Обретение происходит инстинктивно, — сказала она. — Как правило, на это и нужно всего год-два. Я согласна подождать.

Угу. Согласна-согласна, и огорчения в голосе почти совсем не слышно. Только вот Игорь был не очень согласен, но это он уже будет не с Ири обсуждать.

— Угу, — сказал он. — Принято. Но, как я понимаю, без принятия ты мне ничего не сможешь рассказать?

Она в задумчивости постучала ноготками (ну ладно, коготками) по столу.

— Кое-что могу, — сказала она тихо. — То, что более-менее известно если не всем, то многим. Рассказ будет долгим, так что я попрошу принести нам напитков и закусок.

— Хорошо, — Игорь приготовился слушать.

* * *

— Это просто… — Игорь запнулся. Ругаться при девушках он не любил, а цензурных слов у него не было.

Он не перебивал Ири, дослушал до конца. Но теперь, когда она замолчала, всё равно не знал, что сказать. Он не мог и вообразить, что драконье общество может быть настолько… жестоким.

Нет, он не был наивным драконофилом. Просто, общаясь с Ири, составил представление о драконах как о мудрых долгоживущих существах, воплощениях стихии. И позабыл, что они, вообще-то, ещё и хищники, весьма склонные цапаться за территорию и, как вишенка на торте, наделённые не только человеческим обликом, но и слабостями. Опять же, истинная пара… Он считал это всё романтичным, глядя с высоты их с Ири отношений. Ни к одной женщине, никогда он не чувствовал того же. Она будто бы была его продолжением, и это грело сердце.

Но… история Ири тонула в крови. Войны и восстания, мёртвые дети (Не считать же всерьёз сестру Ири и того Золотого взрослыми? Если Игорь правильно понял, им в пересчёт на человеческие стандарты было не больше семнадцати-восемнадцати. А то и меньше, примерно как Ромео и Джульетте, историю которых они повторили на свой лад), интриги, компаньонки, которых дарят знатным драконицам, будто кукол, самоубийственные приказы…

Нет, понятно, что политика — дело грязное. Но это всё…

— Ты думаешь, она умрёт? Эта её таинственная пара… он настолько плох?

— Всё не слишком хорошо, — прикрыла Ири глаза. — Он не показался мне безнадёжным или неадекватным, но обстоятельства, которые я не могу тебе открыть… Не думаю, что Гун выживет, так или иначе. И я не смогу помочь. Ничем — или почти ничем.

Игорь вздохнул, обошёл стол и обнял её, прижимая к себе.

— Мне жаль, — сказал он. — И знаешь что? Если у нас когда-нибудь родятся дети, я буду настаивать, чтобы их держали подальше от твоих неадекватных сородичей. Уж извини.

— Да нет, — всхлипнула Ири. — Я и сама постараюсь их от этого оградить. Но судьба… у неё порой бывает весьма жестокое чувство юмора.

Игорь прикрыл глаза. О, да… то ещё чувство юмора. Особенно у их судеб.

14

Эт застал Диве в комнате. Его пара сидела и завороженно таращилась на скромную, но впечатляющую горку драгоценностей, артефактов и свитков. Одну вещь она держала в руках, и он с удивлением узнал в ней Танцующую Тиару, которую ранее видел только на картинках. Ритуальное драконье украшение, надеваемое для танца в честь Неба. Тончайшая и сложнейшая работа.

— Откуда это всё? — уточнил Эт, хотя догадывался. И уже успел впечатлиться щедростью.

— Эм… — его пара выглядела растерянной и совершенно сбитой с толку. — Это моя… эм… сокровищница. Властелин сказала, что я, дракон, служила ей верой и правдой, и она обязана дать мне это всё, коль скоро я… ну… возможно, перейду в твой род.

— Точно перейдёшь, — отозвался Эт. — Если только не передумаешь. И как тебе, нравится?

— Безумно, — она смотрела ошеломлённо и растерянно. — Некоторые из них я будто… чувствую.

Эт подумал, что он обязан Ири. Очень, очень многим.

— Это нормально, — сказал он мягко. — Для дракона твои чувства природны, а вещи, пропитанные старинной драконьей магией и отданные тебе по праву, ощущаются намного лучше прочих. Думаю, та же история с твоей шкатулкой, не так ли?

— Да, — она улыбнулась чуть нервно. — Но думала, что мне кажется. А теперь… странное чувство.

Странное чувство… Эт тоже ощущал нечто странное: такую большую лёгкость, что, казалось, он мог бы летать по небу без крыльев.

Тут нужно пояснить: Эт долго крутил в голове фразу "это будет больно" так и эдак, обдумывал её. В итоге он принял решение и, когда пара в очередной раз уснула, направился навестить главного менталиста Чу. Тот на визитёра глянул непонимающе и почти неодобрительно, но быстро сменил гнев на милость, когда дракон попросил:

— Скажите, есть ли у вас информация об упомянутых вами исследованиях? Вы говорили, что из-за торговли живым товаром вам часто приходилось сталкиваться с проблемами, как у Диве. И хуже. Так вот, я хотел узнать… Возможно, у вас остались записи. Истории, примеры, течение болезней и выздоровление. И прочее, что могло бы мне пригодиться.

Шокуо-Ретха внимательно посмотрел на него.

— Вы хотите, чтобы я нашёл какой-нибудь более-менее похожий случай?

38
{"b":"730459","o":1}