ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

В зале её тут же перехватил истинный и ненавязчиво отвёл в сторонку.

— Я уж подумывал вломиться в женскую уборную, — сказал Эт словно бы легко, но глаза выдавали. — Тебя кто-то огорчил? Я почувствовал.

— Ерунда, — поморщилась Диве. — Женские разговоры о платьях, не стоящие твоего внимания. Скажи, а… долго ещё?

— Нет, — понимающе улыбнулся он. — Скоро уже всё закончится, и не думай, что такие сборища будут случаться часто. Минимальные приличия соблюдены, народу и великосветскому сброду тебя показали, остальное — не их дело. Опять же, тебе нужен покой. Очень скоро торжество продолжится во внутреннем кругу. Так что можешь не волноваться: на церемонию нашего Обретения будут допущены только ближайшие и доверенные.

Ей показалось, что сердце забилось в горле.

— Уже… сегодня? Так быстро?!

— Ты не готова? — чуть нахмурился он.

— Я… при чём тут я? Просто… ты хорошо подумал?

— Это должна была быть моя реплика! — фыркнул Эт насмешливо. — С чего бы мне сомневаться? Моя пара — лучшая.

— Пути назад не будет, — тихо напомнила Дивера. — Потом ты уже не сможешь… передумать. Что бы ни увидел во сне.

По его лицу промелькнула тень, но ответил он вполне спокойно:

— Единственным аргументом против может быть то, что ты ещё не готова ты.

Она передёрнула плечами:

— К чему — не готова?

— Признать меня, конечно.

— Но я давно тебя признала. К чему мне готовиться? — отозвалась Диве, не особенно хорошо соображавшая после всего, случившегося за эту бесконечную декаду.

И поняла по вытянувшемуся лицу Эта, что сболтнула лишнее.

— Уже признала? Когда?!

— Ну… — Диве тихонько вздохнула. — У драконов моего мира немного другие правила. Чтобы признать кого-то своей парой, они должны станцевать ритуальный танец, которому девочки учатся у матерей, мальчики — у отцов. Его по желанию можно исполнить и в человеческом, и в драконьем обличье. Я не помнила об этом до того, как впервые превратилась, но… мы совместимы с тобой, и я танцевала тебе. Так что, я в любом случае уже признала тебя, и для меня пути назад нет. Могу станцевать ещё раз, правда. Но, уж извини, не этот танец. Он всегда — только для тебя.

Эт смотрел как-то… странно. И фонтанировал крайне противоречивыми эмоциями, в которых разобраться не было никакой возможности.

— То есть, — протянул он. — Ты уже это помнила, когда рассказывала мне правду о себе и предлагала подумать?

— Да, — ну почему он так смотрит? — Иначе я не стала бы говорить тебе. До того я думала, что ты просто увлёкся мной и решил позабавиться, потому и обменял меня у госпожи Ири на какие-нибудь лёгкие политические уступки. Но когда я поняла, что всё настолько серьёзно… Как я могла бы тебе врать? Чтобы слушать потом всю жизнь упрёки и терпеть тихую ненависть? Пара — это ведь даже не брак, от неё не откажешься просто так…

Диве запнулась. Что тут такого? Почему он смотрит на неё так?

Впрочем, дальше Эт, кажется, поймал некую мистическую волну и принялся её целовать. Перед всеми! Впрочем, в страсти и опыте ему было не отказать, потому Диве и самой потребовалось не так уж много времени на то, чтобы действительно увлечься. Прервались они только тогда, когда воздуха стало ощутимо не хватать.

— Ты — самое лучшее, что могло со мной случиться, — прошептал Эт, касаясь её уха тёплым дыханием. — Ты — моё Небо. Самое чистое существо, которое я встречал когда-либо.

Диве настолько опешила, что даже не знала, что сказать ему по этому поводу.

— Знаешь, — пробормотала она. — У тебя… странные критерии, нет?

Её персональный дракон только фыркнул в ответ на эти слова.

— Позволь мне самому решать, моя госпожа, — сказал он уверенно. — И вообще, предлагаю подать отцу знак, что пора закрывать официальную часть.

Как позже выяснилось, никаких дополнительных знаков Тэ Чёрному не понадобилось: он уже встал со своего вычурного кресла, обратив на себя взоры присутствующих. Мощный, по-мужски красивый дракон коротко отблагодарил собравшихся и сообщил, что теперь Властелины продолжат встречу в кругу семьи. Остальным пожелал веселиться, танцевать и пить в честь пары его сына так, чтобы на утро болела и голова, и ноги.

Слова эти, что предсказуемо, были приняты с энтузиазмом.

Вечер "для своих" оказался на удивление уютным, камерным и приятным. Проходил он на одной из плоских крыш, явно специально оборудованных для отдыха драконов, помешанных на близости неба. Помимо родственников Эта в списке приглашённых значились Малазини с Наместником, какой-то военачальник с женой, молчаливый маг, представленный ей как господин Фантом, и ещё несколько колдунов и воинов, как поняла Диве, личных учеников и помощников Властелинов. И, надо сказать, все собравшиеся производили впечатление приятных, довольно простых в общении существ. Тут не было церемониймейстеров или распорядителей, все рассредоточились полукругом вокруг полыхающего чёрным пламенем кольца, в которое Эт с Диверой зашли. Она ловила взгляды, преимущественно тёплые. Только брат Эта, Ото, старался на них не смотреть. Презирает её, возможно? Считает недостойной? Что же, сложно его в этом не понять.

— Ты — моё Небо, — сказал Эт, а после добавил нечто на древнедраконьем. И мир Диве расцвёл красками, потому что она вдруг почувствовала себя цельной, будто кусочек её души встал на место, а тревоги отступили на второй план.

— Ты — моё Небо, — шепнула она в ответ.

И чёрное пламя вовремя полыхнуло, пряча их от окружающих.

16

Он просто больше так не мог.

Серьёзно, даже кошачий организм не был способен это вывезти. Никак.

— Я не могу больше! — взвыл Игорь. — Пощадите!

Белочка упёрла руки в бока.

— Что значит — не можешь? Так уж невкусно?

Последний вопрос был задан таким угрожающим и жалобным тоном одновременно, что он немедленно почувствовал себя внуком очень заботливой бабушки. Маллани, которая тотального закармливания избежала из-за положенной ей специальной диеты и женской природы, смотрела весело, но спасать его не спешила.

Предательница! Вот уж от кого не ожидал, да-да…

— Всё очень вкусно, — тут он ни разу не солгал. — Но поймите же, я не могу столько есть!

— Что за ерунда? — поразилась Чичи совершенно искренне. — Ты же оборотень-самец! А ешь, как какой-то человечек!

— Думаю, моё тело ещё не осознало, что оно принадлежит… э… оборотню-самцу, — отозвался Игорь осторожно.

Маллани сдавленно фыркнула.

— Эх, ты! — вздохнула Чичи. — Рыда не превращается, но я ему вдвое больше обычно накладываю!

Игорь подавил вздох. Он просто не знал, как тактично намекнуть, что в Рыде поместилось бы минимум трое таких, как он. И вообще не факт, что орку понадобилось бы его расчленить, чтобы проглотить.

— Так что насчёт Степных Рысей? — поинтересовался Игорь осторожно, стараясь обойти кулинарную тему. — У вас есть знакомые представители этого Клана?

Белочка нервно зацокала.

— То же мне, знакомые, — профырчала она. — Хищники! Наглые и хитрые. Они больше отираются при дворе Бажен-Шаба, в дыре навроде Чу им делать особенно нечего.

— Значит, нет… — это не радовало.

— Есть их у нас, хоть и немного, — сказала она, вздохнув. — Только не уверена, что они могут тебе помочь с клановыми вопросами. У нас тут две или три семьи, и те — магические недоделки, почти бесталанны. Словом, пшик, а не община. На родине им было ловить нечего, это тебе не Лесные Рыси, которые ценят силу и воинскую удаль превыше одарённости. У степняков магия — величайшая драгоценность, и тех, кто почти её лишён, частенько изгоняют, чтобы не портили генофонд. Так что, видать, из дому их выкинули. Но да и ничего, молодцы, если честно, что догадались сунуться в Чу. Тут они — уважаемые члены общества, воины, следопыты да оценщики. Не в Магическом квартале живут, конечно, но место в Базарном занимают вполне себе заслуженно и совсем не бедствуют. А что у тебя за дело к ним?

44
{"b":"730459","o":1}