ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Ну вот оборжаться теперь.

— Так, — протянул Игорь. — Уточняю просто для ясности, а то вдруг я чего-то слегонца недопонял. Какой-то хрен с горы, которого я ни разу в жизни в глаза не видел, будет одобрять или не одобрять мою девушку?

По губам собеседника скользнула тень улыбки.

— Вы верно уловили суть. И я вполне разделяю ваш взгляд на эти вещи. Но факты таковы: вы, будучи, судя по всему, правнуком Старика, являетесь представителем одного из могущественнейших Старших Домов. Вероятнее всего, вашим отцом был Даим, один из талантливейших артефакторов и межмировых исследователей Клана. Он сгинул в техногенном мире…

— … и стал там Димой Котиковым, — Игорь криво усмехнулся.

— Так он ещё жив?

— Нет. Уже нет.

— Мне жаль, — склонил голову Глава местных котов.

К слову, об этом.

— Меня зовут Игорь. А вас?

По лицу кота пробежала тень.

— Прошу простить мою невежливость, — сказал он как-то устало. — Моё имя — Ланик, и я к вашим услугам. Не считайте безнадёжным хамом, просто изначально я ничего хорошего не ждал от вашего прихода.

— А… если не секрет, то чего вы ожидали?

— Драки, конечно, — усмехнулся Ланик зубасто. — Вы фонтанировали желанием доказать своё превосходство.

Упс, что называется.

— Уж извините, — Игорь развёл руками. — Я не хотел, правда. Но стал котом совсем недавно, и все эти странные рефлексы и желания ещё не совсем поддаются контролю. Но я стараюсь!

— Могу вас уверить, — Ланик криво и как-то грустно улыбнулся. — Будь на вашем месте настоящий молодой наследник, он не стал бы сдерживать эти порывы. Скорее, он бы вложил душу в их удовлетворение.

— Это традиция — подраться ради встречи?

— Да. Она общая для всех котов, но исполняется очень по-разному. В некоторых случаях драка представляет собой поединок взглядов или простую разминку к обоюдному удовольствию. Но в случае с изгоями вроде нас… полагаю, мало кто упустил бы случай доказать своё превосходство. И воспользоваться закономерными плодами победы.

Игорь скривился. Признаться, знакомиться со своими предполагаемыми родственниками ему хотелось всё меньше. Может, отец специально сбежал от этих больных на Землю? Не такое уж дикое предположение, что уж там.

— На самом деле, всё не так страшно, — сказал вдруг Ланик. — Как минимум, для вас. Признаю, у нас… не самые лучшие отношения с Кланом. По вполне очевидным причинам: нам не нашлось там места. Точнее, мы не захотели мириться с тем, что наш статус в некоторых вопросах был даже ниже, чем у слуг-людей или травоядных. Однако, в вашем случае всё несколько не так. Начать с того, что Даим был крайне известным и уважаемым представителем Клана. И любимым внуком Старика, пусть и грызлись они постоянно. Я вполне уверен, что по первому же зову вас с парой заберут отсюда. И с большой долей вероятности её примут, кем бы она ни была. Единственные актуальные требования — высокая совместимость между вами, наличие у неё магического дара и способности родить новых Рысей.

Игорь призадумался. С одной стороны, насколько он успел понять, новых Рысей Ири не родит ни при каких обстоятельствах: если у них и будут дети, то дракончики, милые и красные. С другой, родственникам хотя бы имеет смысл знать, что случилось с папой. Это как минимум честно.

— Подскажите, — начал Игорь осторожно. — Могу ли я отправить сообщение своим предполагаемым родственникам через вас?

— В теории — нет, — оскалился Ланик. — Мы — изгои, потому официально не имеем права поддерживать связь с семьями. Но на практике… говорите.

— Расскажите им, что Даим погиб в техногенном мире, в автокатастрофе, пятнадцать лет назад. Уточните, не будут ли они любезны сказать мне слова Обретения. И подчеркните, пожалуйста, что я не собираюсь искать одобрения: нет — значит, нет. Я уже выбрал и место жительства, и пару, и работу.

Ланик задумчиво посмотрел на Игоря.

— Вы собираетесь остаться в Чу? Не могу не отметить, что Башари, южная столица Многоликого Содружества — более развитый, безопасный, красивый и современный город. Резиденция вашего Дома нынче расположена именно там.

— Здесь будет не хуже, — отрезал Игорь. — Когда-нибудь. Уж я постараюсь!

17

Ижен поцеловал Гунни в лоб, усыпляя.

На этот раз прикосновение ментальной магии было бережным и деликатным — он уже понял, насколько хрупка его душа в этом смысле, насколько уязвима. Это пугало, если честно. Она ведь будет совершенно беззащитна, если попадёт в руки Лаари. Да что там Лаари! Этот хотя бы не станет её убивать или полностью уничтожать личность. По крайней мере, если Ижен его не разозлит. Черный Палач — садист и психопат, конечно, но умеет себя останавливать, его жестокость — почти искусство, столь она выверенная. Но отец? А братья? А Эл? Они не станут церемониться, душа она там или не душа. Эти не захотят причинять боль, для них дело не в садизме, нет. Для них она будет просто инструментом, инкубатором, и это страшнее жестокости — уж он знает, как никто другой.

И где спрятать душу? Чем больше Ижен думал, тем больше убеждался, что едва ли у них с братьями есть настоящие секреты. Им позволяют думать, что у них есть жизненное пространство, о да. Иллюзия свободы… весьма убедительная, но лживая. Если он понимает хоть что-то в этой жизни, то уж Лаари точно сумеет отыскать Гун, где бы он её ни спрятал. Можно было бы задуматься о техногенном мире, но без ментальной магии там делать, увы, нечего. Она или растворится среди местных, или обезумеет.

Неприемлемо.

И что делать? Ижен устало прикрыл глаза. Немного времени есть — пока что. Нужно связаться с Лаари и понять, какова обстановка, прощупать почву, а потом принимать решение. Благо одна идея у него появилась. Безумная, но такого от него точно никто не ожидает…

— О, это ты, — Лаари, отразившийся в зеркале, выглядел довольным и пресытившимся. Таким он бывал, когда полностью удовлетворял свои хищные желания (что, учитывая аппетиты демона и прогрессирующее безумие, бывало с ним очень редко).

— Хороший день?

— Ничего от тебя не скроешь, — ощерил клыки демон. — У меня новость: мой братец мёртв, и большая часть его семейки — тоже.

О, нет. Пожалуйста, Предвечная, не сейчас! Почему так быстро?!

— Я прямо вижу весь спектр счастья на твоём лице, — пропел Лаари довольно. — Твоя душа настолько хороша? Так не хочешь отрываться?

Ижен посмотрел на демона.

Объективно тот был безумным извращенцем, но… это был единственный, кого он мог назвать отцом.

— Я рад за тебя, — сказал Ижен безо всякой лжи. — Этот трон твой по праву, ты должен был получить его давно. Просто это случилось не вовремя: я надеялся, что в запасе чуть больше времени. И да, у меня есть вопрос к тебе.

— Спрашивай… — какой же у него вкрадчивый тон.

— Зачем это всё?

Демон насмешливо оскалился.

— Если ты читал те книги, что я тебе давал, то знаешь: к общему мнению маги, жрецы и философы так и не пришли. Но лично мне теория касаемо игры кажется весьма и весьма…

— Не притворяйся идиотом.

— А ты конкретизируй, конкретизируй! — у Лаари сияли глаза. Он явно и очевидно наслаждался происходящим, словно ждал, когда Ижен задаст этот вопрос.

А может, так оно и было.

Лаари забавлялся и манипулировал, как и всегда. Изучал реакции со тщательностью истинного исследователя. Чем дальше, тем больше Ижену казалось, что демон куда более безумен, чем показывает, и давно уже не интересуется властью, как таковой — она стала лишь удобным предлогом. Скорее Лаари воспринимает окружающий мир, как игру, где главный критерий звучит примерно следующим образом: "Пусть будет кроваво, масштабно, весело и стильно. И я подохну в отличной и многочисленной компании".

— Зачем ты приблизил меня, учил всему, да даже отпустил сюда? Мы ведь расходный материал, не так ли? И ты не мог не осознавать, что, оказавшись в этом мире, я всё пойму.

— Оу, сколько экспрессии, — улыбнулся Лаари. — Если ты пораскинешь мозгами, то всё поймёшь. Это на самом деле совсем не сложно. Итак, Ижеени, сложи два и два, проанализируй всё, что знаешь, и скажи: зачем это всё?

46
{"b":"730459","o":1}