ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— Прости, — шепнула Ири. — Если они беспокоят в такое время — значит, это важно.

— Да уж понимаю, — вздохнул истинный. — Иди! Будь грозной и ужасной. И по возможности возвращайся побыстрее!

— Уж не сомневайся, — хмыкнула Ири, но уже у двери её догнало неловкое покашливание истинного.

— Что?

— Может, ты оденешься?

Она удивилась. Потом вздохнула, напомнив себе, что Ихор вырос среди людей, а к наготе у них отношение иное: обнажённого тела принято стыдиться, и точка. Одному Небу ведомо, почему так — право, что там можно увидеть такого уж необычного? Чистая анатомия, не более того. Так к чему эти ужимки? Впрочем, люди — это люди. Им только дай повод устроить ритуальные пляски вокруг изображения мужского полового органа или сделать из дефлорации великое событие. Странно и непонятно, но так уж они устроены.

У оборотней всё намного проще: в звериной форме они не склонны стесняться наготы, да и зачарованная под превращения одежда есть далеко не у всех. В поселениях многоликих к обнажённому собрату отнесутся без особенного удивления: ну не хватило у бедолаги денег на зачарованные ткани. Что же ему, не превращаться теперь? Одежда у них не носит особого сакрального значения и воспринимается как своего рода доспех, защищающий и демонстрирующий статус владельца. Будь Ихор воспитан среди сородичей, ему бы и в голову не пришло заострять на этом внимание.

Но его воспитали люди. И с этим придётся смириться, по крайней мере, пока что.

Вздохнув, Ири послушно набросила на плечи легкую ткань нижнего платья (на полное облачение ушло бы минут десять минимум) и всё же распахнула дверь.

— Соскучились по мне? — уточнил Эт. — Давненько я не забирался в твою спальню. Но сейчас — оцени — я даже в рубашке!

Ири буквально почувствовала, как переменилось настроение Ихора, и вздохнула.

Несомненно, если бы где-то проводился конкурс вроде "Войдите в комнату и разозлите всех присутствующих до белого каления так быстро, как сможете", то Эт определённо угодил бы в число финалистов. Конечно, ему пока далеко до господина Оса, который при желании может довести собеседника до приступа священной ярости, так и не сказав ни слова. Но задатки налицо.

— Я искренне надеюсь, что у тебя есть объяснения такой бесцеремонности, — сказала Ири жёстко. — Советую изложить их быстро и внятно.

Потом она вспомнила одну вероятную причину и быстро добавила:

— Что-то с госпожой Див?

— Нет! — Эт тут же перестроился с шутливого тона. — Нет, она в полном порядке. Я тут по просьбе отца. У него состоялась задушевная беседа с твоим дедом, и по этому поводу нам тоже не помешает перемолвиться парой слов. Прости за вторжение. Не то чтобы первое, но всё же…

— Знаешь что, Эт, — начала Ири ласково. — Жаль, что фантомы не способны на превращение. Я, видишь ли, испытываю непреодолимое желание провести с тобой пару часов на тренировочном полигоне за городом. Даже не знаю, с чего бы это?

— Нечто витает в воздухе, — усмехнулся Чёрный, а после, посерьёзнев, добавил. — Это важно, правда. И для Чу в том числе.

— Хорошо, — вздохнула Ири. — Пройдём в гостиную. Мисти, будь добра, подай туда напитки.

Помощницу как ветром сдуло — тут её, разумеется, можно понять. Ири же перевела взгляд на Ихора.

"Перестань так сверкать глазами, пожалуйста, — попросила она мысленно. — У Эта совершенно ужасное чувство юмора, но это действительно деловая встреча".

"Хочешь сказать, и насчёт не первого вторжения, и насчёт рубашки он пошутил?"

Ну вот вообще замечательно.

"Хочешь сказать, до встречи со мной видел девушек только на картинках? Если нет, то не понимаю, к чему эти вопросы. На всякий случай напоминаю, что мы с Этом уже отыскали свои пары."

Ихор, кажется, слегка смутился.

"Проехали, — пробормотал он. — Что-то я сегодня и правда в ударе. С вами мне, как я понимаю, пока нельзя?"

"Прости, но нет, — отозвалась Ири не без сожаления. — Но, если это и впрямь необходимо, потом могу принести клятву, что мы действительно обсуждали деловые вопросы, а не предавались разнузданному разврату. Или что ты там ещё себе ухитрился придумать".

"Нет, не нужно," — Ихор сказал это мягко, но Ири почувствовала в нём странную решительность. Что он там задумал? Впрочем ладно, обсудить это с ним она ещё успеет.

— И как там мой дедуля? — спросила она небрежно. — Преставился, наконец?

— Увы, нет, — в тон ей отозвался Эт. — Более того, отец склоняется к мысли о том, чтобы оставить его в живых. Уж прости за дурные вести.

Ири понимающе улыбнулась; напряжение, сковавшее её внутренности, немного отпустило. Она была зла на Старейшину и считала его возможную смерть закономерным итогом. Но всё равно оставалась его внучкой. Подобные противоречия ей обычно были не свойственны, но там, где речь идёт о родственных связях, они — обычное дело.

— И ты пришёл, чтобы обсудить со мной эту новость?

— Нет, — вздохнул Эт. — Я пришёл поболтать о нашем новом приятеле Ижэ. Твой дед утверждает, что с ним нечто неладное. Мол, он чуть ли не воспитан демонами во имя военных нужд.

Ири вздохнула.

— И что, если я подтвержу или опровергну эту информацию, ты поверишь мне больше, чем деду?

— Определённо. Так что, ты считаешь, это правда?

— Скорее да, чем нет, — отозвалась Алая осторожно. — Гун не могла говорить прямо, да и сама она не знает всего. Потому наверняка я утверждать не могу…

— У меня есть решение проблемы: вы могли бы позвать меня и спросить, — сказала пустота у двери насмешливо-ядовитым голосом Ижэ. — Я очень общительный!

19

Ири потребовалось всё её самообладание, чтобы сохранить внешнее равнодушие и не позволить чувствам отразиться на лице. По спине, однако, холодом пробежали страх и бессильная злость.

Ижэ ходил по её территории, и она не слышала этого. И, что куда важнее, не ощущала.

Это наводило оторопь. Да, способность Призрачного Дома к сокрытию собственных действий вошла в легенды, но о таком не рассказывали даже семейные хроники. Она находила у кого-то из предков в дневниках предупреждение о том, что, коль уж раз позволил Призрачному войти, следить за его перемещениями будет сложнее, чем за любым другим драконом. Но нигде, ни единым словом не упоминались те, кто способен полностью скрыть своё присутствие. Какой уровень ментальной магии нужен для таких фокусов? Какой уровень контроля над инстинктами? Даже старые драконы не могут прятаться в чужой пещере, а тут…

— Это невежливо — подслушивать, — фыркнул Эт, ухитрившийся не растерять шутливый настрой.

— Как и обсуждать кого-то за спиной, — хмыкнул Ижэ. — Так что предлагаю назначить по этому поводу взаимозачёт. На самом деле, я не собирался вмешиваться, но время не терпит, а возможность поболтать с вами двумя одновременно — удача. Так что, позволите присоединиться?

Он говорил Эту, но смотрел вопросительно на Ири, будто назначил её главной в их тандеме. Впрочем, в этой реакции не было ничего удивительного: как ни крути, а это была её территория.

На которой он мог сделать что угодно, будучи незамеченным. Например, убить Ири и Ихора во сне. Но, надо отдать Ижэ должное, он не стал так поступать — по крайней мере, пока что. Хоть это и было бы, на взгляд драконицы, вполне закономерным наказанием за проявленную ею беспечность.

— Присаживайся, Ижэ, — сказала она сухо. — Было бы глупо делать вид, что тебя здесь нет.

— Спасибо, — он лучезарно улыбнулся. — Значит, Гунни всё же нашла способ рассказать тебе о моих делах?

— Это был её долг, — сказала Ири спокойно. — И сам ты, думаю, прекрасно это понимаешь.

Ижэ усмехнулся.

— Да-да… Тут мы с ней похожи: куда ни плюнь, всем должны. В этом даже есть некоторая ирония — не успеваешь родиться, а за тебя уже придумывают твою жизнь наперёд. И смерть — в особенно запущенных случаях.

— То есть, это правда? — уточнил Эт. — Твой отец действительно связался с демонами и отдал тебя им на воспитание? Что он убьёт тебя — действительно убьёт? Что в войну, которую он планирует, вовлечены не только драконы?

51
{"b":"730459","o":1}