ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Чо вытаращился на неё в полнейшем ступоре. Что, не ожидал?

— Да или нет, господин Чо? — бросила она нетерпеливо. — У меня, можете себе представить, полно дел, и…

— Да, — быстро сказал Чо.

Ну ещё бы.

— Вот и отлично, — сухо кивнула она и быстро набросала записку для Жреца. — Передайте это почтенному Эу-хению и решайте остальные вопросы с ним. Хорошего дня!

Проследив, как за ошеломлённым драконом закрывается дверь, Ири позволила себе мимолётную улыбку. Ну что, нахалёныш, посмотрим, чего ты стоишь на самом деле…

21

Ири не успела даже полноценно отвлечься от тревог и углубиться в бумаги, когда магический откат настиг её. Она потёрла переносицу и склонила голову.

Вестник, отправленный в Предгорье, действительно не добрался — Ижэ не солгал. Впрочем, вскрыть его тоже не смогли: откат от самоуничтожения стихийного посланника попытались скрыть, он дошёл до неё с опозданием, но — дошёл. Значит, Вольные Города действительно отгорожены от мира. Не ждать ли нападения и им тоже? Не похоже: слишком уж невыгодная тут местность для войны, слишком мало ценности представляет эта территория… на первый взгляд. А вот если смотреть глубже…

Рано или поздно кто-то всё равно оценит перспективы.

Но не похоже, что вот прямо сейчас.

Ири понимала, что Ижэ считает себя самым умным, и это ей было в какой-то мере на руку. Она наблюдала за ним, слушала — и энергетику, и слова, и жесты — и делала выводы. И вот что важно: он оставил тут Гун. Значит, действительно верит, что в Содружестве относительно безопасно.

Это уже о чём-то говорит.

А Предгорье… как бы там ни было, это уже не дом Ири. Она отправила вестника дедушке и рассказала всё, что узнала. Сорваться и полететь в Предгорье сейчас, когда обстановка настолько неспокойна, она не может. Семья, да… но её дом и гнездо теперь здесь. Она пообещала защиту этому городу — значит, быть посему.

Её размышления — по правде, не особенно весёлые — прервал гвардеец, происходивший из Лесных Котов. Он коротко постучался, вошёл и склонил голову, демонстрируя покорность и сожаления.

— Мой Властелин! Прошу простить, что беспокою вопреки вашему запрету, но встречи с вами нижайше просит Старший Аналитик Дома Созидающих из Степных Рысей. Его сопровождающие уверили меня, что они бежали в зверином обличье целую ночь и половину дня, использовали артефакт ускорения, чтобы повидаться с вами как можно быстрее. Мой Властелин… для кошачьего сообщества Созидающий Дом Степных Рысей…

— Знаю, — коротко кивнула Ири. — Проси.

Она выглядела спокойно, но в глубине души бурлило раздражение. И как только узнали, пушистые коврики? Официально же отказались иметь любые дела с Чу, Ири специально перепроверила… Бездна! Но не принять нельзя: Созидающие имеют огромное влияние в Многоликом Содружестве, особенно среди кошачьих.

Плохо одно: придётся отказать. Благо Ири точно знала, за чем — точнее сказать, за кем — они пришли.

* * *

Когда ангел, попросивший называть его Наместником, пришёл снова, у Макса гостила Настюха.

Она уже не плакала, но слёзы на щеках ещё не высохли, а нос некрасиво распух — как есть картошка! Но прикалываться Макс не стал. И разрешил ей потискать Бобика — под рукой не было мягких игрушек или другого зверья, а девки любят тискать всё пушистое, это факт. Так что пришлось командировать своего чудика. Тот вдохновился важностью миссии и вёл себя тихо, хотя и вздыхал печально и жалобно, как привидение. Даже пасть не разевал! Наверное, тоже жалел Настюху. Ещё бы, тут такие дела! Любая разревётся, и вообще…

Но всё по порядку.

* * *

Ночью, что была после заявочек Наместника, Макс спал хреново. А кто бы на его спал хорошо, если его убить угрожают? Вот-вот… Магия ещё кобызилась, покрыла стены плесенью и какими-то грибами, вырастила дерево прямо посреди палаты… кем он может стать с такими талантами? Сраным ботаником?! А ответить надо уже завтра, и дяди тут серьёзные, филонить не разрешат.

Полный отстой.

А ещё — страшно. Спросить бы у Игоря, но он теперь далеко. Макс тут совсем один, да.

И то, что он немного плакал — совсем не стыдно, вот. Мужчины тоже иногда плачут, пока никто не видит.

Только вот слёзы кончились, а решение так и не нашлось. Как бы предки в своё время ни втирали ему, что к девятому классу надо будет определиться с будущей профессией, Макса это не особенно трогало: невелика важность. Он вообще блогером станет! И учиться не надо… наверное.

Но тут, в иномирье, вряд ли есть блогеры. И что делать, спрашивается?

Может, стать врачом, как его новая подруга? Ага, как же. У Макса дядя был врач, и на семейных сходках много чего про работку в больничке рассказывал, потому особых иллюзий по этому поводу он не питал: собачья работа. Больные, их же не просто вырубил-полечил-выкинул, с ними нянчиться надо, какими бы придурошными они ни были. Бабуськи с жалобами типа кольнуло-прострелило, истеричные мамзельки, у которых дитя не тем цветом какнуло, всякие там на голову отбитые хиндрики, придумывающие себе болячки с потолка… Опять же, это штука неблагодарная. По дядиным рассказам, нормальных пациентов хорошо если половина, а остальные мало того, что жлобы, так ещё и жалобу накатать норовят, нахамить или поскандалить.

Нет уж, нафиг-нефиг.

Что ещё остаётся? Армия? Так он и на родине собирался откосить, маман уже и выходы нашла, чтобы проплатить это дело. Ходить строем, спать в каких-то там казармах… тоже как-то не радует перспективка. С огнём, который у него был раньше, ещё можно было о таком подумать, но все эти отстойные ботанические штуки… Тут разве что дерево сквозь врага прорастить, ага.

Дебилизм.

Чем больше Макс думал, тем больше накатывала депресуха. Чутьё, подаренное Деревом, подсказывало: ангел не шутил. Ни насчёт убийства, ни насчёт выбора. Кем решит быть сейчас, тем и станет дальше. Но что он знать-то может о том, какие выгодные профессии в этом фэнтези водятся? Он тут не жил, и вообще…

Минутку… Макс сам себя притормозил и даже обозвал идиотом. Да, он-то тут чужак, но Дерево — местный Бог! У кого, если не у него, спрашивать совета? Рассвет вон уже наступил, ангел скоро придёт… Пусть Дерево спасает своего Жреца!

Прикрыв глаза, Макс попытался связаться с Деревом. Говорить оно с ним не стало (может, это и к лучшему; ещё в прошлом мире он усвоил, что Бог в голове только у шизиков вещает), но своеобразный знак подало.

Макс опять увидел их.

Корни.

Тут, вдалеке от дерева, их было намного меньше, и были они больше грибными — видимо, в городе над всякими клумбами и парками не заморачивались. Чего удивляться, если у них за стенами одна большущая клумба? Ага, хоть сафари устраивай.

Короче, зелени в городе было не очень много, зато грибов, плесени и всякой такой ерунды хватало. И сидел Макс, как паук на паутине, прислушиваясь к странному перестуку. Будто сердце бьётся. Хотя и глупость это — откуда бы у корней взяться сердцу?..

В общем, он слушал этот стук и всё больше впадал в какой-то странный ступор. Забыл, что, где и как, просто прислушивался и тут вроде как… различил знакомые шаги. Только вот звучали они как-то неправильно, неровно, испуганно… Макс и сам не заметил, как потянулся туда.

И сам стал корнями.

* * *

Настя книги о попаданцах любила, но сама в другой мир попасть никогда не мечтала и даже опасалась.

Тут была заслуга мамы. Она, историк по образованию, осмотрела пышные платья и прекрасных дев на обложках, похмыкала и заставила почитать несколько книг о том, как жили люди в средние века, да и даже каких-то сто лет назад тоже… Рассказы о беззубых, дурнеющих от постоянных родов, сидящих в своих поместьях пленницами, не имеющих прав "прекрасных дамах" быстро расставили по местам многие вещи. Рассказ о медицине прошлых времён вызвал стойкую тошноту, одежда была хоть и красивой, но громоздкой и неудобной, особенно если учесть, что ничего другого таскать было нельзя. Да знатная дама даже одеться сама не могла! А быт? Да у среднестатистической москвички больше удобств, чем у древних дам!

57
{"b":"730459","o":1}