ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

— У нас это есть, — по губам Лаари зазмеилась улыбка. — Лорд Жакрам, позаботьтесь, чтобы все члены вашего знаменитого призрачного отряда участвовали в битве. И сражались до последнего. Это приказ!

Сила клятвы пронеслась огнём по венам. Жакрам почувствовал, как ненависть, кислотная, концентрированная, ядовитым коктейлем бурлит внутри. Улыбка Лаари стала чуть шире.

Ему это нравилось — причинять боль, не физическую, но моральную. Ему нравилось бить в самое дорогое.

Это было то, что он любил больше всего. Особенно в случае, если жертва сопротивлялась.

Жакрам удержал на лице равнодушно-нейтральное выражение: он не собирался показывать слабость. Несколько долгих мгновений их с Лаари взгляды были скрещены, как клинки.

— Похоже, братец, нас обоих ожидает много развлечений, — встрял Ижен, разбивая молчаливый диалог.

Жакрам бросил на братца полный ненависти взгляд. Интересно, насколько слабее его поводок? Насколько больше свободы рискнул и сумел Лаари дать этому мальчишке? В том, что их клятвы очень разные, Жакрам ни секунды не сомневался. И ненавидел от этого Ижена ещё сильнее. Будь у него хоть одна проклятая лазейка, хоть один шанс — сбежать, предать, не выполнить приказ, причинить отцу или Лаари вред… Но всё, что он мог — попытаться выжить в предстоящем бою. Вопреки всему.

* * *

— Лорд Жакрам, — голос, что нагнал его в одном из коридоров, был сладок, как мёд, и мелодичен, как свист гильотины. — Не уделите ли мне пару минут своего времени? Я хотела расспросить вас… о погоде.

Обманчиво-изящная рука скользнула по его телу.

Он хмыкнул. Злость внутри требовала выхода, и с кем-то другим он не согласился бы сейчас говорить о погоде, просто опасаясь причинить вред. Но леди Роза — это совсем другое дело. Вынужденная большую часть свободного времени изображать фаворитку человеческого королька, она предпочитала встречаться с любовниками в своём втором обличье. Пожалуй, отца бы стошнило от мысли, что можно желать фейри, да ещё и после трансформации, но Жакраму нравилось.

Не сдерживать злость. Выпустить пар, не боясь навредить. Растворить свою ненависть в её, такой же неистовой.

Они оба были куклами в чужих руках, оба не владели собой и своим телом. И порой давали себе вот так вот развлечься в пустых, гулких комнатах одного из замков на Гахаане.

Их близость была быстрой, страстной, порывистой, на грани боли — как обычно. Он частично трансформировался, и тени их крылатых тел плясали по голым каменным стенам, создавая поразительную фантасмагорию.

Ему это нравилось.

Когда всё кончилось, она не спешила уходить.

— Я припасла вам небольшой подарок, мой лорд, — промурлыкала леди Роза, опаляя его ухо жаром. — Козырь, который может дать ключик к лорду Ижеени… Я должна была бы отдать это вашему отцу, но, полагаю, вам это нужнее.

Свиток лёг в его руку, а фейри, вновь обратившись хрупкой светловолосой красавицей, покинула комнату.

Жакрам развернул бумагу и вчитался.

— Значит, Ижен отыскал пару? — пробормотал он. — Как интересно…

28

Встреча старых друзей — это всегда трогательно.

В какой-то степени.

Всем недоверчивым Рик Алый много чего рассказал бы по этому поводу. Ведь что такое, по сути, старые друзья? Те, с кем вам есть, что вспомнить — и есть, что хотелось бы забыть; те, с кем у вас некогда были общие дела — и накопились общие долги; те, с кем вас связали нити верности — и неизбежных, тайных или явных, предательств; те, кто помнит вас такими, какими вы себя уже не помните — к добру или к худу.

Разве это всё не трогательно?

Рик усмехнулся этой мысли, когда Призрачный дракон, словно вышедший из чьего-то кошмара, вынырнул прямо перед ним из-за низких дождевых туч. Ночь уже наступила, высоко в небе сияли луны, и в их свете, да на фоне звёзд юный Ижэ смотрелся особенно эффектно — такую картинку впору помещать на обложку дешёвых человеческих книг со страшными историями.

Было бы символично.

Рик бросил тело в сторону, чтобы его траекторию было чуть сложнее просчитать, сложил крылья и штопором ушёл вниз, почти чудом уворачиваясь от клыков поджидавшего Жао. Увы, старый друг! Если ты рассчитывал отвлечь меня и напасть, пока я разрываю твоего сыночка на кусочки — извини. Разочарования — они такие.

Алый извернулся в воздухе, уворачиваясь от призрачного пламени. Слегка не подрассчитал и с некоторой печалью попрощался с парой шипов на короне — увы, тут никакие щиты не спасут, кроме разве что Воли Предвечной или прямого божественного вмешательства. Ходили легенды, что призрачный огонь полыхает по ту сторону Грани, что именно этим пламенем объяты камыши по обе стороны Последней Реки, осыпаясь пеплом и тут же восстанавливаясь вновь. Спорное утверждение, но, учитывая происхождение Призрачных — имеет право на жизнь. В конечном итоге, все (то есть, все, кому надо) знают, что первый Призрачный дракон был, как и Ос, полукровкой, плодом страстной любви локального божка смерти и Алой драконицы. Почему в итоге получилось именно такое шипасто-полупрозрачное безобразие, плюющееся зеленоватым огнём вместо жаркого алого пламени, никто сказать не мог. Однако, чудный гибрид после долгих мытарств ухитрился-таки найти себе пару и основать собственный Дом.

И, как говорится, вот мы и здесь.

— Жао, какая приятная встреча! — протянул Рик самым мерзким тоном из тех, что были в его арсенале. — Климат Вольных Городов влияет пагубно: мертвецы становятся поразительно активными. И злобными. Не подскажешь, почему?

Призрачный оскалил зубы-иглы.

— Ты убийца, Рик, — его мысленный голос вызывал дикую мигрень, а дракона послабее мог бы и с ума свести. — Что, теперь добрался и до Тэ?

— Ты считаешь, что я убил Тэ? Я?

— Если бы не ты, он был бы жив. Ты меня вынудил!

Рик оскалил клыки. Вот чисто по-драконьи интересно: Жао правда верит в сказанное или это такая особенно тонкая издёвка? Хотелось бы надеяться на последнее, но — увы.

Кажется, со старым приятелем дела обстоят даже хуже, чем можно было вообразить. И одного взгляда в наполненные доверху безумием глаза Рику хватило, чтобы в этом убедиться.

— Конечно, вынудил, — фыркнул Рик насмешливо, намеренно провоцируя. — Многовато Чёрных, знаешь ли. Одной Тит мне было мало — дай, думаю, прикончу и Тэ…

— Ты не смеешь произносить их имена!!! — ментальная магия Призрачного окончательно пошла вразнос. Если бы не спешно активированные амулеты, Рик получил бы вместо мозгов кашу.

В общем, не стоило и рассчитывать на то, чтобы разнообразить их схватку в меру остроумной и занимательной беседой. Во-первых, настоящие безумцы редко бывают остроумными, во-вторых, Ижэ уже нёсся вниз, совершенно очевидно нацелившись на крылья Рика. Обижать ребёнка (который, в перспективе, может стать победным козырем) ни разу не хотелось, ввязываться в заведомо проигрышный бой с двумя Призрачными — тем более, потому Рик извернулся, превратился в огненный вихрь и рухнул вниз, словно метеор.

Тут нужно сказать: Призрачные драконы по сути своей — идеальные, совершенные, непревзойдённые убийцы. Никакой знатный дракон не смог бы конкурировать с ними, не имея либо возрастного преимущества, либо численного превосходства, желательно — троекратного. Также Призрачные — гении маскировки, в том числе ментальной; ты не увидишь, не услышишь и не почуешь смерть с сияющими оранжевым глазами, пока она не подберётся к тебе достаточно близко.

Но никто не идеален. У любой стратегии есть слабая сторона, у любой конструкции — уязвимая точка. Что уж говорить о живых существах? Никто не может сочетать в себе все исключительно положительные качества… ну разве только в своих мечтах. Вот и у Призрачных можно найти при желании несколько слабых сторон, одной из которых была, несомненно, скорость. Нет, они, разумеется, могли обогнать в воздухе любого обычного дракона, но вот до тройки самых быстрых семей, в которую входили Серые, Бирюзовые и Алые, им было далеко. Более того, они не имели "стихийной" формы, то бишь, не могли обратиться в стихийный вихрь, что ограничивало их маневренность ещё больше.

78
{"b":"730459","o":1}