ЛитМир - Электронная Библиотека

- Оставь свои нежности, братик. Что мне станется?

Зеркало потемнело, а Воонтэ задумчиво нахмурился.

Лиибу, пусть и слыл в семье слегка блаженным, на деле был умным демоном, и покровители рода благоволили ему - зачастую предчувствия Лиибу сбывались. С другой стороны, ну что может устроить дядя? Очередную подковерную интригу? Да, на его стороне много Старых Домов и гильдия Межмировых Путешествий; с другой стороны, за спиной царя стоят торговцы, исследователи и большинство магов. Активных действий опасаться нечего!

Старший принц кивнул сам себе, но в следующее мгновение всё изменилось: по углам его комнаты заполыхали знаки Сдерживания, блокирующие силу демонов. Дверь распахнулась, и трое драконов из стражи Резиденции без особых разговоров вошли внутрь, ощериваясь чарами и смертельно опасными для демонов стихийными клинками. В их глазах Воонтэ прочитал свой конец - пленённый колдовскими знаками, отбиться он не имел ни шанса.

[8]

***

- Емонь! - Вета, задремавшая было, проснулась и отчаянно зарыдала. - Емонь, емонь!!!

Ирейн грязно выругалась, бросаясь к дочери стараясь настроиться на неё ментально, как учил Алохаси. Внутри всё кипело.

Если этот урод опять пытается залезть дочери в голову, использовать её в политических разборках, Ирейн будет искать способ уничтожить его с удвоенной страстью. Пара или нет, но того раза, когда он сделал её дочь соучастницей ужасного преступления, хватило за глаза, дабы понять, что он такое.

- Емонь!

И Ирейн утонула в веренице образов.

Кровь-враньё-красивый демон-страшный демон-убил зверушек-говорит с зеркалом.

Огонь. Зверушки. Кровь. Зеркало.

Папина стража. Бой. Кровь. Папина стража. Убить красивого демона?

Убить страшного демона.

Очень-много-крови-убить-очень-не хочу больше-очень...

Ирейн выдохнула и отодвинулась от дочери на шаг. У неё дрожали губы.

В голове у Веты всё было перемешано, картинки путались - она никак не могла забыть смерть "зверьков". В этом пряталось самое страшное: девочка ещё не понимала, что это не животные. Что она почувствует, когда осознает правду? Ирейн продирало ужасом от увиденной картины, она не могла найти слов. Так она, слава Коше, взрослая баба, которая пережила несколько поножовщин в придорожном трактире, эпидемию магической проказы и прочее. Ирейн доводилось видеть смерть, и то воспоминания казались ей ужасными. Что же говорить о маленьком ребёнке?

И что делать со второй частью увиденного...  Она сцепила зубы.

Как княгиня, она сейчас должна была бежать и отговаривать Тира от этого поступка. Если Воонтэ убьют, быть войне. Но как мать... Соблазн закончить всю эту историю с истинной парой вот так был велик. Пусть в теории этот демон и мог предложить Иветте вечность, но какой ценой?

Было темно, и секунды растянулись почти в часы. Нужно было на что-то решаться, выбирать. При условии, что, как это зачастую бывает, бездействие - тоже выбор, притом самый обманчиво-простой из возможных. И, зачастую, самый страшный.

- Ирейн? - он почувствовал, что что-то не так, конечно. И что она должна делать? Как поступать?..

- Ты всё же решил убить его, да? - всё же спросила в итоге она.

- Кого? - её окутали эмоции князя, и одно было совершенно точно: он понятия не имеет, о чём речь.

***

Когда-то, на заре творения, демоны были рабами драконов.

В этом нет никакого секрета, все знают историю Вечного Царства, которая началась с кровопролитной, омывающей горы алыми реками войны за независимость.

По мнению древних драконов, демоны были недосуществами, которые должны прислуживать драконам, воевать ради драконов и умирать ради них.  У демонов, в частности, у первого представителя рода диа Аштарити, был другой взгляд на этот счёт. В процессе тысячелетней войны, сократившей изначальную популяцию крылатых народов в три раза, демонам удалось отстоять свою свободу.

То были времена, когда их расы практически не пользовались человеческими обличьями. Лиибу утверждал, что в этом есть нечто символичное.

Воонтэ был далёк от символизма и прочих сложных материй, столь любимых младшим. Он знал одно: нормальный демон должен ненавидеть драконов. Так предписывает религия, и сложившаяся реальность, и историческая справедливость, и наследственность, и сама природа. "Сколько раз встретишь дракона - столько раз убей" - выгравировано на щите первого из их рода.

И, пусть он и был обречён, но собирался забрать как можно больше проклятых лживых ящериц с собой.

*

Их преимущество - количество и его неспособность ни использовать магию, ни покинуть пределы периметра. Его преимущество - замкнутое пространство, в котором тварям не развернуться в зверином облике.

Не худший расклад.

Воонтэ превратился, чувствуя, как вытягивают силы печати. Он бы мог понадеяться, что, продержись он достаточно долго, проснётся его собственная охрана, но не был дураком. Будь они живы, уже были бы здесь.

Впрочем, это всё было неважно: стоявший по центру дракон, даже на вид самый опасный из них (один из тех двоих, что охраняли его покои), превратился, занимая большую часть пространства. Драконье тело было похоже на замшелый каменный валун, и пробить такую броню было бы непросто даже бех ограничений. Остальные двое ощерились чарами.

Что же, мы потанцуем, если вы настаиваете, господа.

Обернуться. Уклониться от драконьих чар. Прощай, люстра - но тут все неплохо видят в темноте. Вы не умеете работать в паре, господа, вот ведь упущение! Уклониться, извернуться. Ох, ты проткнул мне ногу. Умничка, скажи теперь привет своим внутренностям. Ха! Какой демон не любит запах драконьих потрохов? Минус один.

Господин номер два недоволен? А вот пытаться порвать мне крыло - нечестно. Я тоже бываю нечестным. Уй! Наверное, это больно. Мне бы тоже не понравилось, если бы в моей глазнице торчал обломок люстры. Правильно, займись пока собой. Ага! Вот и номер три проснулся... Я ещё жив. Выкуси!

Воонтэ понимал, разумеется: то, что он жив - понятие временное. Каменный дракон хоть и был молод, но навредить ему не было никакой возможности. Плюс ко всему, Воонтэ был уже серьёзно ранен, тогда как третий дракон был свеж и бодр. Но отчего его лицо показалось таким знакомым? Воспоминание промелькнуло у принца в голове, но не успело сформулироваться в слова: мир вокруг утонул в снежном крошеве. Неужели даже Глава Безопасности в этом поучаствует?..

В следующий миг, впрочем, старший принц понял, что не всё так просто: сдерживавшие его знаки мигнули и погасли, а Каменный взревел, спеленатый чарами. Ис Ледяной возник посреди комнаты, и лицо его напоминало застывшую в улыбке жутковатую маску.

- Ваше высочество, - сказал он. - Простите за опоздание. Дела, знаете ли!

- Плохо работаете, - в тон дракону отозвался Воонтэ, старательно контролируя дыхание - одно лёгкое было пробито. - Полнейшая халтура. У меня теперь не комната, а лавка мясника.

- Сожалею, - отозвался дракон. - В утешение готов сказать, что у нас весьма квалифицированные уборщики.

Воонтэ фыркнул. На его вкус, Ис был самым нормальным типом из братии высокопоставленных ящериц - как минимум, в том смысле, как демоны понимают нормальность. И потом, они были знакомы с детства (несколько раз пересекались в особняке дяди), и Воонтэ Ледяного уважал. Принять смерть от его руки было всяко почётнее, чем быть убитым каким-то Каменным малолеткой, пусть даже тот и является племянником Оса Водного (да, Воонтэ молодого дракона все же вспомнил).

Тем не менее, судя по всему, убивать демона не собирались. "Квалифицированные уборщики" в лице сотрудников тайной службы сновали по комнате, а лекарь, очередной каменный дракон, даже предложил Воонтэ свои услуги.

- Издеваетесь? - поинтересовался принц мрачно. - Лучше предложите услуги моей страже - при условии, что кто-то из них ещё жив.

16
{"b":"730460","o":1}