ЛитМир - Электронная Библиотека

- Ну, скажем, Стальной Старейшина - личность в целом весьма проникательная, - улыбнулся Ика ехидно. - К тому же, насколько мне известно, ректором изначально собирались назначить именно его. Он, правда, от сей чести отказался, попутно выдав немало занимательных комментариев на тему того, где именно и при каких интересных обстоятельствах ему доводилось видеть бумажную работу. Секретари послушно записали, князь прочёл и так проникся сим шедевром эпистолярного жанра, что Стального Старейшину ректором назначать спешно передумал. Тем не менее, влияние Старейшины в облачном корпусе как было значительным, так и осталось. Потому-то нашему Осариди и впрямь можно страдать своей атипичной аллергической реакцией - она не вызовет катастрофических последствий. И всё же, неужели и впрямь не помните, с чего это всё началось?

Ика вперил в Оса внимательный, оценивающий взгляд. Возможно, он знал  - или догадывался - но Ос не собирался ничего подтверждать.

- Понятия не имею, - сказал он.

Хотя на самом деле, конечно, знал прекрасно.

Всё началось со слов:

- Что, всё ещё общаешься с этим извращенцем? Значит, и сам такой же!

Ос на это только устало закатил глаза.

Рик Алый не затыкался на эту тему никогда. Он настраивал против Ики других учеников, заклёвывал придирками любого, кто хоть попытается с Ледяным заговорить, всячески выказывал своё отношение и презрение, выстраивая вокруг несчастного пустое пространство: никто не хотел себе сомнительной славы мужеложца.

Даже те, кто, возможно, втайне и сами не брезговал такими развлечениями.

Ос молчал долго. Он старался не реагировать на подначки, не замечать постоянных насмешек и презрительно-понимающих ухмылок, не лезть первым в драку с Риковыми подпевалами (избежать этих самых драк получалось, увы, не всегда). Но когда на очередной ночной отработке Рик, поведав всё касаемо родословной полукровки, снова переключился на эту тему, Осариди таки прорвало.

- Слушай, в чём твоя проблема? - сказал он, бросив неоконченное стихийное плетение бесславно угасать. - Тебя по жизни настолько волнует, кто с кем спит? Или жить не можешь, не устроив ни на кого травлю? Это же смешно! Серьёзно, ну что ты пристал к моему другу? Да, он не без странностей. Да, он обознался, или неудачно пошутил, или перебрал с пыльцой, вот и назвал тебя своей парой. Ну, что теперь? Объясни, почему этот вопрос для тебя такой больной?

- Ты его теперь защищаешь? О, это так романтично! Отойди, а то меня стошнит ненароком! - скривился Алый.

- Защищать друзей - это нормально, - отрезал Осариди. - Ненормально - портить другому дракону жизнь из-за идиотского недоразумения. Зачем ты это устроил? Если честно, со стороны это больше похоже на особенно извращённую форму ревности, чем...

Глаза Алого полыхнули, дико и яростно.

И тут до Оса, наконец, дошло.

- О Небо... Он что, действительно твоя пара?!

- Нет, - рыкнул Алый, но слишком много эмоций было в его тоне, чтобы можно было поверить в правдивость сказанного.

Оса замутило.

- Ты - больной урод, - сказал он. - На всю притом голову.

- Предназначение ошиблось, - прошипел Рик с отвращением. - Я не из... этих! Ясно тебе?

- Кристально, - ощерился Осариди. - Я и не об этом говорю. Какой же скотиной надо быть, чтобы вот так издеваться над собственной парой? Принять или не принять - личный выбор, но относиться так...

- Это не твоё дело, - оскалил Рик зубы. - Не суйся!

- И дальше терпеть твои оскорбления? Нет уж, - Осариди криво улыбнулся. - Знаешь, что? В следующий раз, когда решишь рассказать всем о чужих извращённых наклонностях, я прилюдно попрошу тебя поклясться стихией, что Ика - не твоя пара.

- Ты не посмееш-ш-ь...

- Проверь, - хмыкнул Ос ехидно. - Я - не Ика, молчать не буду. То-то твои друзья удивятся, когда узнают, каковы твои вкусы на самом деле...

- Предназначение ошиблось!

- Ты сам в это толком не веришь, - усмехнулся Осариди предовольно. - Думаешь, поверят они?

По лицу Рика пробежала волна превращения, но Оса это не особенно напугало. Напротив, он искренне наслаждался моментом. Если честно, то за последние две декады Рик достал настолько, что теперь вот так отыграться было чистым удовольствием.

Насторожило другое: усилием воли подавив гнев, Алый широко улыбнулся.

- А ты быстро вливаешься в атмосферу, - заметил он со смешком. - Решил заделаться шантажистом и действовать против меня моими же методами? И как, нравится власть над чужими грязными, постыдными секретами? Нравится чувствовать в своих руках поводок?

Ос промолчал, потому что - да, ему нравилось, если честно.

- Я тебя насквозь вижу, - сказал Алый с усмешкой. - Ты считаешь себя лучше нас, притворяешься пай-мальчиком, но я тебя вижу. Ты наглый выскочка из той породы, что со светской улыбочкой бьёт по самому больному и по головам пойдёт ради своей цели. Ты провоцируешь драки, а потом разводишь руками, мол, "они сами так захотели". Ты - самый мерзкий тип манипулятора. Как там тебя называют голозадые последователи твоего придурка-папочки? Вежливая смерть?

Осариди прикрыл глаза, а после шагнул к Рику.

- Знаешь, - сказал он мягко. - В чём-то ты прав насчет меня. Ты не главный здесь, и я по головам пойду, буду тебя шантажировать, если надо, но покажу тебе твоё место. Ты напрашиваешься на это с самого первого дня, ты считаешь, что весь мир вертится вокруг тебя, но со мной разговор иной. Тронь ещё раз моих друзей - и я превращу твою жизнь в местный аналог Пекла.

Рик приблизил своё лицо к лицу Оса.

- Ты ничего не знаешь о Пекле, полукровка, - сказал он с отвращением. - А вся твоя уникальность - в наследии божественного папочки.

- Зато ты, конечно, не пользуешься наследием и положением своей семьи, а всего-всего добился сам, - усмехнулся Ос. - Верю-верю.

Алый покачал головой.

- Ну ты ведь нарываешься, - сказал он. -  Будто бы просишь, чтобы я тебя прикончил. Совершенно случайно.

- Попробуй, - хмыкнул Ос. - Пока у тебя хорошо получается только трепаться.

Итог сего разговора, что ни удивительно, был немного предсказуем: весь следующий день Осариди опять провёл в клетке для проштрафившихся.

(4)

- ...Кажется, мы с ним не сошлись во взглядах на теоретическую магию, - сказал Ос. - И на жизнь в целом.

Ко закатила глаза.

- Можно, я не буду этого комментировать?

- Я буду тебе за это очень благодарен, - честно сказал Ос.

Губы Ики дрогнули в улыбке.

- Вот и замечательно! - сказал он. - Так, касаемо кристаллов! Где-то у меня были редчайшие экземпляры...

Осариди с некоторой грустью наблюдал, как Ика разливается, предлагая Ко всё новые интересные подарки. За подругу, обожавшую всякие необычные камни, было радостно, но вот сама ситуация...

У полукровки вообще сложилось впечатление, что Ледяной позволял им так много специально, истосковавшись по нормальному общению. Он будто бы изо всех сил пытался купить хорошее расположение, доказать свою полезность. Он хватался за существ из другого сословия, изгоев, потому что по сути был ужасно одинок. И это было тем более грустно, что Ика был весьма могущественным, умным и талантливым существом из знатного Дома. Не сложись все обстоятельства против него, ему не пришлось бы общаться с полукровкой. Вокруг него крутились бы помощники, друзья, союзники...

Тем не менее, всё получилось, как получилось, и Ика назвал именно Осариди своим другом. И это были не просто голословные высказывания: Ледяной помогал советами, объяснял тонкости местного шипящего змеиного клубка, поддерживал ненавязчиво, где мог, иронично комментировал глупости Оса и объяснял ошибки. И Ос оценил это.

Но стоит ли спросить Ику о том, что происходит между ним и Алым? Имеет ли он право лезть?..

- Ой, это неловко, - сказала Ко, глядя на сноп искр, возникший от их с Икой прикосновения. - Вы - такой милый красавчик, что, будь это хоть самый завалящий побег, я бы повисла на вас и висела, помахивая ножками и вопя: "Заберите меня, я вся ваша!"

29
{"b":"730460","o":1}