ЛитМир - Электронная Библиотека

Он не станет применять боевые чары массового поражения, те, что легко обнаружить, поскольку не хочет оставлять следов... Во что же ты втянул нас всех, Кихари? Очевидно же: тот, кто не хочет оставлять следов, не оставит и свидетелей... Малаки побежала ещё быстрее.

Ферма пылала, но старая, каменная часть, где по счастью находился дедушкин флигель, стояла накрепко. И, вот ведь ирония - вся семья смеялась над дедушкиной паранойей, ведь он, переживший немало войн боевой маг, всюду видел врагов. А теперь его глупая помешанность на способах отхода могла спасти им жизнь: Малаки увидела, как дедушка заталкивает малых, обратившихся с перепугу, в узенький лаз.

- Тихо, - шипел он. - Прячьтесь! Демоны напали! Бегите, не оглядывайтесь!

Демоны были любимой дедушкиной пугалкой. Он участвовал в битве под городом Рикади, куда Вечное Царство прислало на помощь Ликарии полк своих солдат. В отличии от большинства ветеранов, дедушка не любил вспоминать военное прошлое и рассказывать о нём внукам. Он просто иногда кричал и плакал по ночам - говорили, сражение под Рикади, которое он чудом пережил, не оставляло его мыслей. "То, что вытворяли эти твари, - сказал он как-то в момент помутнённого сознания. - Я закрываю глаза и вижу, вижу, вижу..."

Теперь глаза дедушки были одновременно в разы более безумны, чем обычно, и на удивление ясны.

- А, вот ты где, негодница коричневая! - воскликнул он, увидев Малаки. - Бегом марш! Демоны наступают, я прикрою!

Это была грустная часть - он все время забывал, как её зовут, но все ещё помнил, что её нужно защищать. Хорьи тряхнула головой и превратилась обратно в человека. За малышей было боязно, но подземные норы именно на такой случай подготовлены, инстинкты сильны, а тётушкин старшенький, Кики, тащит младшего за загривок и явно способен увести малышей. Она же, Малаки, должна была спасти дедушку: самому на голову ударенному идиоту понятно, что тот никого не сможет задержать.

- Дедушка, идём за мной! - крикнула она, но продолжить не успела - сильнейший удар в грудь отбросил её на стену и заставил согнуться от боли.

- Как, вы уже уходите? - в Голосе плескалось фальшивое удивление. - А как же знаменитое гостеприимство местных? Нет, ну как же невежливо... А я не люблю невежливости.

Воздух заискрил - дедушка, судорожно кашляя, вскинул свои узловатые пальцы, и магия заплясала перед ним.

- Серьёзно? - вопросил Голос весело. - Впрочем, хочешь умереть, как воин - я уважаю это желание и даже окажу ответную любезность. Нападай, колдун!

Дедушкина магия рванулась вперёд, точно ждала разрешения все это время. Крылатое существо отбросило прочь, и Малаки смогла, наконец, разглядеть его.

Демона в боевой трансформации, тут ошибки быть не могло, хоть она и не видела их раньше живьём. Но... откуда это существо - здесь?!

- Теперь моя очередь, - ощерил клыки демон, и мгновение спустя кинжал просвистел в воздухе и вошёл в дедушкину грудь. Малаки судорожно всхлипнула, когда старик рухнул на пол, но продолжила копаться в кармане передника, пока демон выдёргивал своё оружие и небрежно вытирал о дедушкину одежду. Ну, где же...

- А, ты, - демон повернулся к Малаки. - Может, взять...

Он умолк и застыл на полушаге. Чернота затопила его змеиные глазищи, а морда исказилась от каких-то чувств.

Малаки было плевать. Все, что волновало её - это был удобный момент.

Хватать перетёртый перец Жало обожженными руками - удовольствие ниже среднего, это ощущается так, будто мясо живьём снимают у тебя с кости. С другой стороны, после всего, что она пережила, после всего, что случилось с семьёй, это было чуть ли не приятно. Малаки не питала иллюзий насчет того, что она может выжить; она всего лишь должна хорошенечко потрепыхаться, прежде чем умереть.

И увести его отсюда.

Она взвилась, как пружина, и швырнула перец в змеиные глаза. Он взвыл и схватился за глаза - больно, хорошо, что тебе больно! Малаки метнулась, прыгнула ему на спину, чтобы не сбросил сразу, и вгрызлась трансформированными клыками в шею, раздирая бронированную чешую. Её когти безжалостно рвали мембраны крыльев, силясь нанести как можно больше повреждений. Пусть проклятая тварь хоть часик, хоть полчасика не сможет летать!

Демон приходил в себя, даже рычать перестал - видимо, боль в глазах отпустила. Тем не менее, сбросить её почему-то не попытался, что было странно. Впрочем, у Малаки не было времени размышлять над странностями. Она спрыгнула сама, кувыркнулась и припустила прочь, мимо пылающих зданий. Она надеялась, что разозлила его достаточно, чтобы он побежал следом. Малаки не стала превращаться специально, чтобы в лунном свете её было отчётливо видно. "Ну же, - думала она. - Давай же, беги за мной!"

Чутьё, проснувшееся и в разы обострившееся, говорило - да, он там, уже близко. Малаки сжала зубы и припустила ещё быстрее. Уж что-что, а бегать быстро мелкие оборотни умеют, как никто! Она почуяла, что он за спиной, и превратилась - его руки ухватили лишь пустоту.

"Дальше, - думала она. - Я должна увести его ещё дальше!"

- Стой! - в землю рядом с ней врезалось заклятие и растеклось мерцающей ловчей сетью. Она увернулась, юркнула меж камней и припустила к границе меж затопленными полями и садами. Попробуй, поймай хорька среди деревьев! Ясно, что он-то в итоге поймает, но...

Не сразу.

И взлететь не сможет.

"Стой" - на этот раз голос прозвучал прямо в голове Малаки, и его повелительные нотки сковали на миг её тело. Она не могла пошевелиться, оцепенели лапы, и хорьи полетела кувырком, отчаянно визжа от ужаса: казалось, тело ей не принадлежит. Оборотень запуталась, как в силках, в мешанине чувств, будто на миг увидела себя со стороны и огорчилась, что причинила самой себе вред. Но потом отчаянье и злость возобладали, магия всколыхнулась, и Малаки отчаянным рывком вскочила на ноги, подныривая под корень и отчаянно петляя. "Стой, стой, стой" - звучало в её голове речитативом, но она бежала.

У её семьи был старинный сад. Деревья ликиту, на которых растут сияющие грибы, разлаписты, они переплетаются ветками и корнями, выступающими из земли. Маленький юркий зверёк в таких обстоятельствах двигается значительно быстрее, чем бронированная демоническая туша, ломающая все на своём пути, потому-то здесь у Малаки было преимущество. Возможно, она могла бы где-нибудь схорониться, но особенных иллюзий на этот счёт не питала. Он не потеряет её, она чувствовала это, как холодок на загривке, как неподъёмную тяжесть чужого взгляда. Он не отстанет, нет-нет! И едва ли милосердно подарит ей, как дедушке, лёгкую смерть, потому-то стоит быстрее шевелить лапками.

У неё было ещё одно преимущество - Малаки выросла в этом саду и знала его, как свой хвост. Ей были известны все тропинки и тайные повороты, потому, чуть попетляв, она вылетела прямиком к плотине, перегородившей капризную и быструю речушку Брику.

Пейзаж получался красивый. По одну сторону разливался пруд, который питал все окрестные фермы и позволял затапливать поля. По другую сторону вода падала вниз с немалой высоты, и ровная гладь вновь становилась Брикой, стремительной и опасной. Туда ей и следовало попасть.

Малаки рванулась вперёд и превратилась - хорька смыло бы сразу же, в неправильном месте, и убило о каменистое дно. Она возблагодарила провидение, что не поленилась надеть зачарованную специально для превращений одежду, и припустила по плотине. Вода била по ногам, силясь сбросить, но хорьи знала, что пока ещё рано. Была лишь одна точка, где ей удалось бы спрыгнуть и выжить. Надо было до неё добраться.

‍​‌‌​​‌‌‌​​‌​‌‌​‌​​​‌​‌‌‌​‌‌​​​‌‌​​‌‌​‌​‌​​​‌​‌‌‍Перед прыжком Малаки на миг замерла. Вода гудела и, если по правде, то выжить у неё было немного шансов... Но одно можно знать наверняка - демон в воде потеряет её. Она хорошо помнила рассказы дедушки, быть может, не столь безумные, как она представляла раньше. "Демоны сделаны из тьмы, лунного света, ветра и огня, - говорил он. - Раньше, на заре творения, они были сотканы из одного огня и считались лишь бескрылыми слугами драконов.  Так было до тех пор, пока они не склонились перед одним из истинных демонов межмирья, владыкой Запада, чьё имя не стоит поминать всуе. В обмен на поклонение и почитание он дал им крылья, а вместе с ними - и тьму, и воздух, и лунный свет. Потому-то чары демонов сильны у зеркал и под луной, но слабы у воды"

8
{"b":"730460","o":1}