ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мне нужно войти вон в ту комнату, – проговорил незнакомец.

Стандарт-сестра ошарашено молчала.

– У вас есть ключ, он вам не нужен и мешает – отдайте его мне, – мягко добавил чужак, и она охотно подчинилась.

Отпертая дверь палаты опять отъехала в сторону, и пришелец проник в запретное пространство. Он склонился над кроватью больного, бережно попытался освободить от аппаратуры его лицо.

Мэй открыла рот, чтобы позвать на помощь, но язык не послушался, попыталась поднять руку, но конечность предательски онемела. Незнакомец вовсю хозяйничал в палате.

– Разум и Звезды! Это не тот!..

Что-то пошло неправильно, парень потерял интерес к пациенту, нервно обернулся, путы пси-наводки в этот момент ослабели, обманчивая дымка исчезла, и Мэй сумела хорошо рассмотреть незнакомца – темно-русые волосы, черные, близко посаженные глаза, капли пота на висках, выступившие от напряжения. «Псионик». Осознав, кто ее противник, безоружная женщина отскочила к стене, задела прозрачный шкафчик с аппаратурой. Упала и с громким хлопком разбилась большая колба, куски Витого стекла больно чиркнули по ногам.

– На помощь!

Не зная, куда бежать, Мэй остановилась и неловко закрыла собою проход. Эхо выстрелов в коридоре уже приутихло, поэтому звонкий женский крик широко разносился по всему пространству этажа. Где-то вдалеке суматошно грохотали шаги больничной охраны. Охранник с пистолетом, однако, пока не возвращался. Русоволосый промедлил совсем немного и, оттолкнув сестру в сторону, бросился в коридор.

– Держите его!

Малиновый от ярости охранник Департамента появился всего через полминуты в каком-то странном, не вполне подходящем к драматизму момента настроении.

– Сволочи! Я вам покажу, как делать из меня дурака! Мэй взвизгнула – «серый» навскидку выстрелил по беглецу.

– Ой! Не стреляйте! У него нет оружия.

– Как же! Держи карман шире – он сам ходячее оружие.

Беглец, не оборачиваясь, вильнул в сторону и с размаху влетел в гостеприимно распахнутый лифт. Лифт проглотил добычу, закрылся и медленно поплыл вниз, страж Департамента опустил бесполезный пистолет и отправила вдогонку сбежавшему врагу залп изысканной брани.

– Надо его догнать – это нелегальный псионик. Сестра ухватила наблюдателя за рукав:

– Умоляю вас, не уходите! Что мы будем делать без вас, если вернутся другие террористы?

– Какие еще другие террористы?! – наблюдатель заметно разъярился. – Простите, мэм, мою брань, но я не святой, а тут и праведник взбесится. Мы ведь не были, по сути, атакованы. Всю эту пальбу изображал сайбер, маленькая мобильная гнида с хорошей акустикой, я сам купился, как ребенок. Первый и последний террорист – тот самый парень, которому вы, простите, по дурости позволили сбежать. Ничего, его еще встретит резервная группа на выходе.

– Как он прошел через пси-турникет?

– Вы еще спрашиваете? Турникет испекся. Скорее всего, парень нес на себе какое-то устройство – из тех, что портят сенсорную автоматику.

– А такие бывают?

– Говорят, – охранник нехотя дернул плечом.

– Звезды Милосердные! Что теперь будет?

– А ничего. Успокойтесь, для вас-то все обошлось. Хотя я бы на вашем месте, мэм, сходил к хорошему психиатру – еще неизвестно, что эта сволочь подправила в ваших доверчивых мозгах.

– Зачем он приходил?

– За тем мальчиком в палате.

– Тогда почему он не взял его с собой?

– Фью! А как? Мы заранее отключили систему вызова сайбер-носилок.

– Так вы знали, что он придет?

– Смешной вопрос, свободная гражданка, иначе зачем бы тут караулила наша команда?

– Когда я была рядом с ним, с этим псиоником в палате, мне показалось, будто он пробормотал что-то странное, вроде бы это были слова «не тот».

Наблюдатель криво улыбнулся, выразительно потрогал собственный висок и ничего не ответил.

* * *

Вэл с размаху влетел в гостеприимно разинутый лифт, лифт проглотил добычу, закрылся и медленно поплыл вниз, выстрелы и бессильная брань наблюдателя пришлись в пустоту.

Вниз, вниз, вниз…

Ленивое жужжание подъемника и сумасшедший ритм собственного пульса. «Мне не успеть, они будут ждать на выходе». Лифт притормозил и очень некстати вальяжно отворил дверь на чей-то промежуточный вызов. Король поднял гудящую голову, зрение с неестественной четкостью зафиксировало неподвижную картинку.

Толстяк в бледно-зеленом халате посетителя уронил какой-то пакет. Из порванной шелковистой, в золотых разводах бумаги выпал подарочный кролик на веревочке, веером разлетелись по полу семейные фотографии в мягких пластиковых рамочках.

Насупившийся маленький мальчик – точно такой же, как на одной из фотографий, изо всех сил прижимает к груди сайбера.

Детский сайбер зашит в синтетическую шкурку белого медвежонка.

Неуловимо похожая на братика лицом, высокая, стриженная наголо девица чего-то ждет, приоткрыв подкрашенный лиловым рот.

Сопровождающий, угрюмый бесцветный медбрат, замер рядом, стиснул увесистые кулачищи. Этот еще ничего не понял, но уже готов вмешаться.

Вниз!

Король придавил кнопку, заодно метнул в медика легкую наводку устрашения, тот успел-таки выразить интуитивную неприязнь:

– Вот мерзавец!

– Хулиган, – подобострастно добавил толстяк.

Вэл в отъехавшем лифте провел ладонью по мокрому лицу. Лоб и левый висок щедро пятнали свежие ядовито-изумрудные потеки – липкие брызги медикамента из разбитой колбы. Далькроз вытащил из кармана платок и, как мог, попытался стереть пятна.

– Я не должен выделяться среди других. Не должен, я такой же смирный и хороший, как все остальные. Вот так. Я не виновен ни в чем. Даже если мой пси-коэффициент сам вопит о себе. Лифт ткнулся и встал.

– Приехали.

Король заставил себя неторопливо выйти в холл, окунуться в суету и неразбериху паники. Небольшая толпа – двадцать-тридцать перепуганных посетителей безуспешно напирала на команду Департамента Обзора. Наблюдатели наскоро перегородили выход.

– Выпустите нас! В здании заложен дезинтегратор! – протяжно вопил кто-то, уже перешагнув грань истерики.

– Спокойно, опасности нет…

Пунцовый от злости офицер Департамента попытался одернуть крикуна, но тот не унимался:

– Сейчас все растает и поплывет!

– Назад, придурок!

– Что вы сказали?!

– Я сказал – соблюдайте спокойствие, свободные граждане.

– Господа, он меня оскорбляет!

Офицер наблюдения отвернулся, изо всех сил стараясь сдержать бешенство.

– Успокойтесь, – в который раз повторил он. – Опасности нет, это только пси-проверка. Пси-проверка и ничего более. Долинчек, давайте сюда детектор.

– Детектор барахлит, инспектор.

– Ничего страшного, говори результаты наугад, мы пока просто потянем время. Всех мужчин, кому на вид от пятнадцати до тридцати – в фургон. Заберем на углубленную проверку, не сомневайтесь, ивейдер среди них.

– А как мы объясним людям причины ареста?

– Хоть как. Скажем им, что все они мутанты-псионики.

– Врете, угнетатели, а я не псионик! – немедленно а завопил знакомый уже скандалист.

– Этого голосистого психа возьмите-ка первым, он у нас тут главный заводила паники.

– Староват для ивейдера, на вид все сорок, а то и под пятьдесят.

– Неважно. Одна ночь в камере хаму не повредит. Завтра отпустим с формальными извинениями.

Крикуна бойко скрутили и под руки поволокли на улицу, несчастный обиженно затрепыхался в усовершенствованных наручниках.

– Я не…

Вэл пронаблюдал, как за арестантом захлопнулись прозрачные звуконепроницаемые двери холла. Испорченный браслетом Цертуса пси-турникет мертво молчал. «Спокойно, я такой же, как все».

Оробевшие люди покорно выстроились в очередь. Младший офицер уже держал детектор наготове. «Норма-ментальных надувают, – подумал Вэл. – Департаменту нужен только я, но инспектор не знает меня в лицо. Пси-шлемы испорчены у всего отряда, „глазки“ смертельно боятся боевой ивейдеровской наводки, и все-таки не ушли. Жаль, конечно, но в Департамент не берут трусов».

29
{"b":"7306","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Темнотропье
Французские дети не плюются едой. Секреты воспитания из Парижа
Дочь того самого Джойса
Без опыта замужества
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Шатун
Мастер-маг
Последний крик банши
Ловец