ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Бывший наблюдатель встал и без спешки подошел к очкастому коротышке.

«У меня в кармане пси-детектор», шепнул он в самое розовое ушко толстячка.

Тот разом съежился и поник.

– Как вы догадались, что я псионик?

– Я же сказал – у меня детектор в кармане.

– Вы ничего не сумеете сделать со мной, я легальный, я больной, у меня лицензия от клиники! – яростно зашипел противник Риверы.

Тэн широко улыбнулся и негромко ответил:

– Да хоть сотня лицензий – засуньте их подальше. Если не перестанете мутить мозги моего приятеля, я сейчас же крикну «Псионики!» и вытащу напоказ свой индикатор. В игорном доме отличная охрана, посетители вас, пожалуй, не убьют, зато изрядно измолотят ваше добропорядочное лицо. Или все-таки личину?

Толстяк заметно дрогнул.

– Чего вы хотите от меня? – беззащитно шепнул он. – Я не могу прервать партию, это против правил и неприлично.

– Тогда дайте ему выиграть. На это ваших способностей хватит?

– Издеваетесь? Да лучше я брошу кий и отправлюсь куда глаза глядят.

Затравленный толстяк и впрямь отложил кий в сторону и побрел прочь с видом гонимой невинности, вызывая тем самым всеобщее удивление. Сайбер невозмутимо протрубил победу полковнику. Тэн украдкой вытер влагу с виска. «Бедняга легко мог догадаться, что у меня нет детектора – с таким прибором не пустят в игорный дом. По счастью, эти люди привыкли бояться даже тени – изгои, которые вечно мечутся между соблазном и виной».

Ривера встряхнулся и нервно закурил.

– Спасибо, вы спасли меня, неизвестный друг. У меня это наступает, как болезнь, приступ ложной лихорадки. В темные часы вечера, сам того не замечая, совершаешь безумства. Я ваш должник?

– Нет.

– Тогда зайдем куда-нибудь выпить.

Они вышли на площадь. Небесная голограмма Удачливого Сурка озаряла пружинящее под ногами покрытие ядовито-голубым светом. Ночной бар отыскался в двух кварталах – дешевая забегаловка, ярко-белая коробка, украшенная гирляндой лампочек и наверняка набитая пси-детекторами. Барменом работал старой модели сайбер. Цилиан забрал у него выпивку и устроился так, чтобы можно было видеть лицо Риверы, оставаясь в тени. Тот понимающе усмехнулся:

– Вас послал Департамент?

– Нет. А почему вы спросили?

– Я не верю в случайные совпадения. Давно встречались с Николаевым?

– Никогда о таком не слышал.

– Колоритный бродяга, в определенных кругах его величают Председателем. Фиктивный владелец «Бездонных копей Эльдорадо». Я ждал, что делом рано или поздно заинтересуется Наблюдение, но ваше появление оказалось сюрпризом.

– Мы разве знакомы?

– Немного, заочно. Цилиан, со скандалом уволенный после провала в Центральной Клинике?

Тэн молча кивнул. С той самой минуты, как бывший инспектор ступил на пурпурное крыльцо «Счастливых Полян», его не покидало мучительно яркое и гнетущее ощущение ирреальности происходящего – словно закулисный противник, против воли Тэна, все время пытался сыграть в поддавки.

– Мы с Крайфом многое знаем о вас, – как ни в чем не бывало продолжал между тем Ривера.

– В самом деле?

– О, не сомневайтесь. Наш Цертус – великолепный собеседник.

– Не ожидал, что вы сознаетесь так легко.

– Сознаюсь в чем? В контактах с виртуальным образом, с безобидным невидимкой, который обожает латинские прозвища? Цертус не личность – Цертус это легенда. Полно, Тэн Цилиан, разве игра с легендой это преступление?

– Когда надо напакостить, легенды обрастают не просто плотью, а я бы сказал, многими килограммами мяса. Вы вместе провернули аферу с «Бездонными копями Эльдорадо»?

– Нет. Копи и то, что в них было или не было, а, признаться, не было в них ни черта, – все это частное дело дурака Вазофа.

– Вы его шантажировали разоблачением?

– Я оказал покровительство бродяге, которого использовал ваш коллега. Этот Николаев – занятный старик, философ в душе.

– Ваши слова расходятся с показаниями самого Николаева.

– Полно, друг мой Тэн! Я ведь могу называть вас своим другом? После фантастической партии в стабилиард и моего спасения – это так естественно… Дружище, ваш экспресс уже ушел, не портите себе кровь. Я бы хотел сказать – не губите остатки карьеры, но у вас ее больше нет – даже в виде остатков. И что за холера вами движет? Неужели атавистическое стремление отомстить?

– Возможно.

– Тогда вы способны понравиться генералу Крайфу. Он не чуждается простых эмоций.

– Крайф и Цертус в одной команде? Не верю. У вашего шефа репутация ненавистника ивейдеров.

– Одно другому не мешает, одно другому не мешает… Цертус тоже не в восторге от ментальных мутантов – они для нас только ненадежный инструмент.

Цилиан задумался, всматриваясь в твердый абрис лица собеседника. «Меня обманывают, – понял он. – Пока не знаю, в чем, но тугая петля лжи уже сплетена, затягивается, я чувствую, как, осторожно примеряясь, она царапает мою шею».

– Как он выглядит, друг Ривера?

– Кто?

– Цертус.

Полковник рассмеялся, показав на миг неестественно белоснежный ряд зубов.

– Его попросту нет. Цертуса как единой личности не существует, это только псевдоним группы аналитиков, военных и интеллектуалов. Не верите? Зря. Наша деятельность, по сути, остается в рамках закона. Не надо громких слов о фальсификации данных в Системе. Мы не лжем, друг мой, мы только опережаем события – блистательная правда предвидения выше убогой серости пошлого дня. Вас очернили в глазах шефа Пирамиды? Но ведь вы сами медленно и верно дрейфовали к открытому бунту, Тэн.

– Я честно служил Каленусии.

– Только собственным консервативным представлениям о ней. Времена меняются, в таких случаях необходима гибкость, вы повели себя как жесткий упрямец и вот оказались на обочине событий, с волчьим билетом в кармане.

– Не торопитесь праздновать победу.

– А на что вы надеетесь? На показания Николаева? Этот философ-бессребреник продаст вас, как только ему предложат повышенную ставку. Кстати, почтенный бродяга способен и просто умереть – в его возрасте роковой может оказаться любая пустяковая инфекция. Например, корь… Или вы предпочитаете классические инфаркты?

– Не зарывайтесь, Ривера. Я уже перешагнул черту, за которой примитивный страх не имеет значения.

Полковник немного смутился.

– Мои искренние извинения. Действительно, было глупо пугать умного и смелого человека. Я пошел на контакт с вами не с этой целью, все проще и практичнее – не желаете к нам присоединиться?

– Каким образом?

– Присоединиться к нам, стать частью Цертуса.

– Зачем?

– Вы будете смеяться – нам нужны честные люди.

– А если я отвечу «нет»?

– Лучше, если вы так не скажете.

– А если соглашусь?

– Мы уладим ваш конфликт с Департаментом. Возможно, вы получите альтернативный вариант карьеры.

– Вы потребуете от меня лояльности?

– Разумеется!

– Я не могу обещать верность команде, о целях которой не знаю ровным счетом ничего.

– Вы все узнаете в свое время – доверяющий сам нуждается в доверии. Как вам мое предложение?

– Меня тянет ответить «нет», но после моих приключений среди менгиров…

– Что вы имеете в виду?

– Так, ничего, вспомнил одно веселое место.

– Не торопитесь, Цертус очень хочет вашей честности, он готов дать вам время – подумайте. Пусть это будет неделя. Да, одна неделя, но ни часом больше. Через семь дней я вас найду. В «Счастливые Поляны» больше не ходите.

Цилиан встал – выпитый алкоголь на короткие мгновения расцветил огни рекламы радужными кругами. Ривера держался в тени, его фигура сама напоминала мохнатую тень.

«Ложь внутри большой лжи, а в ней еще одна ложь, если новая ложь меньше, то она обязательно тоньше. Все они предатели. Я не верю, что Крайф и Цертус – одно и то же лицо. Я не верю ни Ривере, ни Цертусу. Ривера, похоже, понятия не имеет о мираже внутри Системы, значит, он не Цертус и даже не голова Цертуса. Он… он Цертусов загаженный хвост».

71
{"b":"7306","o":1}