ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Цилиан спрятал неуместный смешок. «Сыграем по их правилам».

– До встречи. Я обдумаю ваше предложение. Что-то во всем этом есть, но мне нужно как следует разобраться в собственных мыслях.

Сайбер-бармен безразлично проводил ночных гостей.

Они простились, Цилиан пошел домой в одиночестве, стараясь держаться спиной к пронзительному ночному ветру. Улицы Порт-Калинуса давно опустели, вызывать такси по уникому Тэн не решился. «Чем меньше моих следов остается в Системе, тем лучше». Он скорым шагом прошел два или три квартала, понимая, что впереди еще час одинокой прогулки. Близ конца проспекта Процветания Цилиана обогнал нигилист-мотоциклист – худой странного вида парень в надвинутом на лицо тяжелом пси-шлеме.

– Подвезти? – поинтересовался он не без иронии. Цилиан молча кивнул. Удивленный нигилист опешил: – Ладно, садись, мужик, раз ты без комплексов. Бывший инспектор не стал медлить и тут же устроился на заднем сиденье. «Если повезет сломать Цертуса, назло Егерю приобрету для себя такую же штуку о двух колесах, – твердо решил про себя Тэн. – И плевать на соображения престижа».

Он оказался у крыльца собственного дома ровно через десять минут, победный рокот мотора утихал в отдалении. Цилиан отыскал в кармане ключ, ловко, на ощупь попал им в замочную скважину.

…Ключ почему-то не поворачивался. Тяжелая дверь легко подалась под рукой. «Смазаны петли и сломан замок». Цилиан бесшумно отступил в сторону косяка, вытащил из внутреннего кармана и снял с предохранителя пистолет, подождал, пока глаза привыкнут к густому сумраку неосвещенного двора и к черному проему входа.

В доме глухо молчали. «Возможно, они убрались, потому что не застали меня. Или уже забрали из сейфа все, что им понадобилось». Он толкнул дверь и вошел неслышными шагами – в стылом доме пахло морозом, тонкими духами и еще чем-то острым, с привкусом металла и крови. Опознав владельца, беспечная сенс-автоматика засветила ночную лампу, в неровном лиловом мерцании лицо девушки на кровати показалось Цилиану совсем кукольным, восковым.

– Сира?

Серебряные волосы свалялись, плащ распахнулся, открыл порванное и покрытое бурыми пятнами трико. «Ей аккуратно перерезали горло по крайней мере полчаса назад, – подумал раздосадованный Тэн. – В это время я разговаривал с Риверой, значит, девушку убил не он. Но Ривера мог участвовать в комбинации, наше с ним знакомство наверняка смоделировано Цертусом. Толстяк в очках, бильярдист-псионик, с самого начала был подставным лицом. Они стремятся замазать меня и сломать – обвинить в извращенном убийстве».

Цилиан задержался взглядом на флюоресцирующем индикаторе часов. «Лукавые предложения Риверы – сплошной обман. Моими спасителями оказались его милость случай да еще первый встречный, быстрый ночной мотоциклист. Спасибо тебе, технический нигилист. Они заявятся сюда минут через тридцать-сорок, люди Цертуса должны привести нейтральных свидетелей только тогда, когда я наверняка буду на месте – растерянный, в истерике, рядом с еще теплым трупом. Удача и Разум дали мне роскошный подарок – лишние полчаса».

Он приподнял девушку и тщательно запахнул ее плащ, посмотрел напоследок в скорбное холодное лицо, с которого смерть навсегда стерла налет вульгарности. Потом сдернул с кровати окровавленное белье, завернул его вместе с телом в широкое покрывало. При жизни Сира не отличалась высоким ростом, труп не успел окоченеть – сверток получился не очень большим.

«Придется угнать чужую машину».

Цилиан убедился, что кровать чиста, оставил узел с телом в прихожей, собрал кое-какие вещи, вынул из сейфа то ценное, что там еще оставалось, отыскал и сунул в карман связку электронных отмычек, натянул на виски легкий обруч пси-защиты. «Это должно на время обмануть ментальные датчики… Если они не предусмотрели всего, если они не наставили „жучков“ прямо в моем доме. Святой Разум, заступник атеистов! Только бы отыскать машину…»

Он нашел запаркованный на улице кар только через десять минут. Три минуты, точно и умело, экономя каждое движение, возился с противоугонной защитой. Разбуженный мотор заработал ровно и сильно, улица оставалась пустой, маленькое тело мертвой Сиры – Модельки свободно поместилось в багажнике.

«Пора. Они заявятся с минуты на минуту. Спасение в скорости».

Машина легко мчалась сквозь ледяной холод безлюдного проспекта, мимо респектабельных спящих особняков и безумных огней казино, мимо темного, острого силуэта Пирамиды, и дальше, дальше, вдоль магазинов и отелей, потом прочь от одноэтажных домов предместья…

Через полчаса Цилиан вырулил на кольцевую и выбрал самый первый поворот в сторону Мыса Звезд.

«Не хватало еще встретиться с каким-нибудь бдительным патрулем. Странно, я впервые в жизни так рискую, причем очень хочу спасти свою шкуру и отчаянно боюсь патруля, а мальчишка Далькроз ради своих „воробьев“ ставил жизнь на карту десятки раз, если не сотни».

Постепенно дорога сузилась, мерзлые камни неуютно скрипели под колесами, Цилиан притормозил и настежь открыл дверцу – в лицо ему веяло морем. Бывший инспектор подошел к крошащейся кромке скал, постоял над темным заливом, словно ожидая чего-то.

– Пора.

Он вернулся, подогнал украденный кар поближе, откатил в сторону пару неудобных валунов, ловко и сильно подтолкнул машину к обрыву.

Кар, сделав свое дело, падал медленно и величественно. Тэн Цилиан не стал ждать удара о волны – он, больше не раздумывая и не оглядываясь, быстрым шагом уходил прочь.

Интерлюдия

СТОП КАДР

Самое странное в вышеописанных приключениях то, что и они не образумили упрямого Тэна Цилиана, после чего Цертус (будь он многими или одним) проклял злополучного инспектора и получил шанс в полной мере испытать то досадливое удивление, которое нередко приходится переносить простым смертным.

Покуда Цертус наводнял Систему ментальными сигналами, моделирующими безудержный гнев, беглый инспектор Пирамиды отправился на восток способом, позаимствованным из арсенала бывшего нищего Председателя «Бездонных копей Эльдорадо». Словом, Тэн Цилиан, словно профессиональный бродяга, брел в сторону Мемфиса пешком.

Встреча с Крайфом еще предстояла. Тело грешной Сиры бесследно кануло на дно залива. Фальшивые улики исчезли навсегда, но подмятая Цертусом Система все равно исправно ловила беглеца, рассылая дорожной полиции поддельные ориентировки.

Продрогшие на январском ветру патрульные, ругаясь вполголоса, тормозили подозрительные кары. Владельцы машин неистово поносили всех: Цилиана вслух, патрульных молча, всей душой, и неестественную для Конфедерации погоду – всеми способами.

Цилиан чинно и бесстрашно проходил мимо – в конце концов он поневоле притерпелся к статусу дерзкого преступника и даже находил в этом некоторое мрачное удовольствие. К тому же частые ночевки под открытым небом избавили его от сходства с собственным, из картотеки Пирамиды, благопристойным портретом.

Закаты, как полагается в критические моменты истории, были оранжевы и красивы. Клиники Порт-Калинуса исправно пополнялись невротиками всех мастей.

Раздраженный внутренними противоречиями Сенат урезал ассигнования на борьбу с мутациями. Егерь принял факт достойно – как полагается солдату невидимого фронта. Он без спешки, методично, наводил порядок в собственном ведомстве. Одним из первых уволили лентяя Вазофа, и следы этого авантюриста затерялись где-то в финансовых дебрях делового Порт-Калинуса.

Реабилитированный мутант Мановцев на время избавился от пагубной страсти к рулетке и успешно делал карьеру в корпорации родного дядюшки.

Юлиус Вэнс много работал и проводил свободное время в компании философствующего сайбера Макса.

На севере, в Куэнке, Авителла Брукс день за днем упрямо, тревожно и тщетно ждала уником-звонков. Звонка от Короля – потому что очень хотела видеть его, звонка от Цилиана – потому что надеялась услышать, что с ужасом Цертуса покончено навсегда.

Лин Брукс забросил ваяние и теперь писал маслом картину «Пересыльный лагерь псиоников». Там, на холсте, простиралась под яростным светом оранжевого солнца плоская, словно тарелка, степь, и на угловатой нитке колючей проволоки замерла на долю секунды серая, с одним-единственным белым пером, маленькая испуганная птица…

72
{"b":"7306","o":1}