ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Время от времени у меня приключались припадки отчаяния, но я кое-как справлялся с ними, и только доверенная прислуга видела, чего мне это стоило. Псионик в ярости – все равно псионик. Да, кое-кого я сгоряча убил, но это не были близкие клану Валентианов люди. Не верьте сплетникам – я никогда не замахивался на мозги консула, впрочем, Стриж, с его нулевым индексом, неуязвим для наводок, и четкое осознание превосходства посредственности сильно портило мое настроение.

Сдвиги наметились в последние три года. Сначала это были сны. Во сне у меня снова оказывались здоровыми руки и ноги, я брел по размокшей глине сквозь дождь, длинные нити воды падали на землю и извивались, словно щупальца, иногда мне удавалось отстранить их пальцами, и нити мне подчинялись. Очень редко вдалеке маячил призрачный Лимб, но я огибал стороной горную дорогу – мне больше не хотелось видеть Аналитика.

То самое существо появилось через три месяца после первого сна. Я, повинуясь неодолимому зову, ждал возле костра, разведенного в круге дольменов. Охрана и служанки из предосторожности оставили меня, издали долетал неясный отзвук их голосов.

Перемена произошла так молниеносно, что я сам не заметил грани перехода. Только что шуршала трава, пел ветер в стоячих камнях и кружился над холмами ленивый коршун, и вдруг реальность деревенского полудня исчезла.

Свет померк, сжалось открытое пространство, уродливо исказились звуки.

Теперь вокруг мерно гудел голосами просторный полутемный зал. Людские фигуры, неправдоподобные и отчетливые одновременно, то отдалялись, то приближались, занятые своим делом, как мне тогда показалось – зловещей и напряженной, с неясными правилами игрой. В неправдоподобно глянцевом паркете отражались огни, летучие разноцветные брызги света плавали в воздухе, круглые лампы под низким потолком выхватывали у полумрака куски странного зрелища. Я обогнул стол на изогнутых ножках и тронул за плечо склонившегося над грудой фишек человека – он обернулся и заглянул мне в глаза. Раскрашенная маска идеально скрывала лицо, между виском и рельефом личины не оказалось ни малейшего зазора, как будто поддельные пластиковые щеки росли прямо из костей черепа.

Я брезгливо отдернул руку и предпочел оставить монстра в покое. Где-то вдалеке, среди толпы размалеванных рыл мелькнул бледный человеческий профиль. Незнакомец подобрался поближе и устроился напротив меня, выбрав высокий стул без спинки.

Существо неуловимо смахивало на средней руки коммивояжера – разве что постарше, чем обычно бывают эти типы. Оно закинуло ногу на ногу и сверлило меня взглядом, преисполненным поддельной любезности, темные волосы, приглаженные каким-то лаком, казались нарисованными. В этом типе было что-то шутовское, но только смеяться мне не хотелось – ни тогда не хотелось, ни теперь.

«Коммивояжер» тонко улыбнулся и заговорил – у него оказался приятный, бархатный голос, к тому же без чрезмерной назойливости.

– Приятный вечер, Ральф Валентиан.

– Приятный, как собаке палка. А вы кто такой?

– Я, если можно так выразиться, представитель конкурирующей с Лимбом фирмы. Не буду хаять услуги конкурента, это недостойно нашей марки, но если бы вы сразу обратились в Оркус, то избежали бы массы проблем. Я сорвался и захохотал, наверное, впервые за эти годы открыто, искренне и честно. Оркус махнул пухлой ладонью и нарисовал в воздухе то ли восьмерку, то ли чуть покосившийся знак бесконечности.

– Я хочу вам предложить совершенно замечательные вещи.

– Какие?

– Сохранение способностей с гарантией, восстановление вашей физической целостности, снятие для вас лично негативного эффекта Калассиана.

– То есть я встану на ноги, сохраню пси-индекс и не буду ускоренно стареть, как все псионики?

– Именно так, если мы столкуемся в иене, то вы получите все это, а также многое другое.

– Прежде всего, я хотел бы рассмотреть вашу подлинную физиономию, – грубо бросил я существу. – По-моему, мне пытаются всучить подделку.

Агент Оркуса лучезарно улыбнулся и укоризненно покачал круглой головой.

– Мир нематериального невидим. Вы сами награждаете нас обликом – по собственному личному вкусу и усмотрению. Что вам сейчас пригрезилось?

– Человек в черном, а на заднем плане маячит казино.

– Любопытно. Указывает на неосознанную удачливость субъекта. Мне все-таки кажется, что вы согласитесь на мое предложение.

– Чего вы хотите? Мою душу?

Оркус улыбнулся застенчиво и мягко, словно столичный педик:

– Такой товар сейчас не котируется. Ваша душа слишком агрессивна и непредсказуема, чтобы представлять для нас большую ценность.

Я поневоле переварил сомнительный комплимент.

– Тогда какой холеры вам надо?

– Компания желает получить в распоряжение сущности некоторых других людей. Будьте нашим поставщиком, Ральф Валентиан, и о цене мы сумеем договориться.

– Если я должен кого-то ментально прикончить, то зарубите себе на носу – такого рода дела стоят очень дорого.

– Ну что вы! – Мой собеседник в притворном ужасе всплеснул пухлыми ручками. – Речь не идет о непременной смерти объекта, нас интересует только его доставка в заданную точку, компания не ставит никаких условий насчет физической нецелостности и…

Я легко осознал двойной смысл ответа этой фальшивой куклы. Меня поощряли действовать на собственный страх и риск.

Я встал со стула и пошел прочь.

– Мастер Валентиан! – завопил он мне вдогонку. – Погодите, мастер Валентиан! Вы меня не так поняли!

Я уходил, не оборачиваясь.

– Мастер Валентиан!

– Ну и?

– Долгая полноценная жизнь, мастер Валентиан, здоровье, слава и влияние…

– А потом, когда я все-таки умру?

– Настоящая власть. Место в правлении компании «Оркус».

Я остановился. «Коммивояжер» больше не казался мне смешным.

– Хочу гарантий, приятель. Я больше никому не верю на слово.

– Ах, вот оно что… Раз так – вот вам задаток. Смотрите.

Пространство зала схлопнулось, несколько бесконечных секунд перед моими глазами болтался литой квадрат черноты, потом изображение медленно проступило…

Я видел будущее – полупустую комнату в здании Тайного Комитета, здесь, в Арбеле. Ядовито светила лампа, на широкой столешнице веером лежали фотографии. Мои и моих людей. Консул Дезет, уронив руки на колени, сидел за столом, на физиономии правителя забавным образом смешались выражения горечи, досады и вынужденного недоверия.

«Вы интриган, Миша, – бросил он, обращаясь к советнику Бейтсу. – Убирайтесь с миром, вам не грозит расправа, но слышите – не смейте лезть в дело Ральфа Валентиана. Документы я забираю себе. Арестованных отпустите с извинениями». – «Мне следует подать в отставку?» – уныло поинтересовался Бейтс, и меня изрядно порадовал убитый вид первого сыщика Арбела. Стриж нехотя ответил: «Отставки я не приму. Хочу, чтобы вы сами выправили то, что нагородили».

Я перевел дух и обернулся. «Коммивояжер» сиял, как новенький грош, блеклые щеки существа порозовели. А видение слишком походило на правду. У меня возникло неописуемое чувство человека, который только что невредимым соскочил с виселицы.

– Это будущее?

– Нет. Но можно вмешаться в события, если вы примете мое предложение. Гарантии Оркуса великолепны. Вам нечего опасаться Бейтса, компания умеет защитить верного ей человека.

– Ладно, мне надо как следует подумать перед тем, как решиться.

– Думайте, только недолго. Плотное соприкосновение миров и переход – тонкое трудное дело, ювелирная, я бы сказал, работа… Словом, мы можем больше и не встретиться. Мой дорогой Ральф, не упускайте своего уникального шанса.

– Как я смогу передать вам ответ?

Оркус усмехнулся, и я впервые с момента начала перехода сумел как следует разглядеть его зубы – сахарно-белые, острые, нечеловеческие.

– Вы вообразили, что придется макать в кровь и прижимать к бумаге большой палец? Наш имидж и репутация исключают такую пошлость. О нет, мой дорогой Ральф. Слово и действие неразделимы. Вот, возьмите список. – Он протянул мне плоский, черной кожи блокнот. – Как только первый из клиентов окажется по нашу сторону Грани, можете считать, что вы согласились.

92
{"b":"7306","o":1}