ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Не успел я оглянуться, как записная книжка лежала у меня на ладони, а потом сама собой нырнула глубоко в карман. Оркус вежливо кивнул и напоследок протянул пухлую руку:

– До свиданья, дорогой, воистину бесценный друг. Дайте мне ваши честные пальцы.

Мне захотелось уклониться от рукопожатия, но он так вцепился в мою ладонь, что сопротивление выглядело бы ничем не оправданной трусостью.

В следующий миг полутемный зал исчез. Я снова сидел в своем кресле, внутри каменного круга дольменов. Смеркалось, птичьи голоса умолкли, ветра не было, где-то неподалеку трещала цикада, а может, это кровь звенела у меня в висках.

Чувствовал я себя прескверно. Сердце болело и колотилось, как собачий хвост. Хорошенькая ситуация – сердечный приступ, вокруг ни души, прислуга и охрана куда-то запропастились. Я с трудом приподнял руку, была она твердая и холодная, словно чужая. Вот этой культей я и прикоснулся к собственным ребрам. В нагрудном кармане обнаружился твердый предмет. В растерянности я попытался его вытащить.

Пальцы почти не слушались, штучка выскользнула и шлепнулась мне на колени, я потратил несколько минут, чтобы зацепить ее своей клешней и рассмотреть как следует…

Это оказалась черная записная книжка Оркуса.

* * *

– Я не верю Ральфу, – беззвучно прошептал Марк, хотя Король, конечно, понял его и без слов. – Он пытается нас всех надуть.

– Я не лгу, – вмешался Валентиан. – Вот, посмотрите. Сюда вписано занятное имя.

Он швырнул черный блокнот прямо под ноги Короля. Далькроз поднял и пролистал тонкую книжонку.

– Возьмите, леди Джулия.

– Я и так знаю, что он внес в свои списки Нину. Ты маньяк, Ральф, и всегда оставался маньяком.

Валентиан устало ссутулился в кресле.

– Называйте меня как хотите.

– Зачем ты явился?

– Чтобы попытаться договориться – в последний раз, только потому, что когда-то мы были друзьями. Ты права, мне нужна Нина, я собираюсь ее забрать, хочешь ты того или не хочешь. Она дочь консула, но не твоя дочь, Джу. Отдай мне дочку консула, я прикажу своим людям отступить и оставлю вас в покое.

– Ты сошел с ума. Не надейся, Ральф, я не отступлю. Даже если ты убьешь меня, Стриж вытащит тебя из-под земли…

– Я не совсем сумасшедший, поэтому о причинах твоей смерти не узнает никто – вменяемых свидетелей не останется. Я не стану мучить ребенка, не причиню ей вреда, просто отправлю девочку в точку перехода. Это формальность, после которой мой договор с Оркусом будет выполнен.

– А что потом?

– Я стану самим собой. Если Стриж захочет мести – пусть попытается взять меня здорового.

– Я хотела сказать, что будет с Ниной? Судорога пробежала по щеке Ральфа.

– Не знаю и знать не хочу! Если у девчонки достаточно ментальных сил, она справится с проблемой. Пусть это отродье иллирианцев само дерется с Оркусом. А я хочу жить – просто жить, и сейчас, и после смерти.

Марк насторожился в своем углу у камина, ловя каждое слово Валентиана. В том, что уже было сказано, пряталась ложь – маленькая, но важная ложь под грудой приукрашенной правды. «Если он договорился с Оркусом, то почему до сих пор остается калекой?» Фигуры в креслах не двигались, и все-таки Беренгар не сомневался, что видит схватку. Было заметно, как напряглись лица у Короля и леди Джу – кажется, они вместе пытались взломать ментальную защиту Валентиана.

Ральф откинулся в кресле, лицо его побагровело, но и только.

– Что, парень, туго? Тебе не справиться со мною. Как там тебя звали, Воробьиный Король? Сосунок. Ты не дрался с конфедератами, ты не закапывал мертвых друзей в придорожной грязи. А у меня все это было, и еще много чего, когда едва ли не каждый день начинаешь жизнь заново, это холерски шлифует таланты.

Король молчал, брови его от напряжения сошлись в одну прямую линию. Нина тихо подошла к мачехе и положила тонкие руки на плечи женщины, помогая. В профиль леди Джу очень походила на статую, Беренгару даже почудилось, что на бледных щеках поблескивает мраморная пыльца от резца ваятеля.

– Джу, куколка, не продолжай драку, – добавил Валентиан, и в голосе его уже наметилась победа. – Ты ведь одной ногой стоишь на погребальном костре. Твоя жизнь держится на подпорке. В моей власти выбить эту подпорку и отправить тебя прямиком в Холодную Пустоту.

«Он не смотрит на меня, – подумал Марк. – Я могу попытаться ударить его и лишить сознания, только, боюсь, мне все равно не успеть. Стоит мне дернуться, и этот гад стукнет меня первым – наводкой. Мышцам никогда не угнаться за мыслью».

Валентиан одобрительно кивнул и ответил Марку вслух:

– Правильно, каленусиец. Я вижу, ты знаешь толк в способностях сенса. Жаль только, что твоя возможность порезвиться в чужих мозгах потеряна навсегда. Не бойся, я не трону неполноценного, покуда ты не дергаешься. Мне неинтересно пустое место.

Марк заставил себя не отвечать. «Он специально оскорбляет нас всех – за этим кроется какой-то расчет. Можно позвать на помощь охрану, но дверь библиотеки закрыта изнутри. Она захлопнулась, когда уходили эти крестьянки».

Беренгар в отчаянии наблюдал, как свесилась на грудь голова Короля. Похоже, Вэл потерял сознание. Черные бездонные зрачки Ральфа впились в лицо псионички. Нина внезапно взвизгнула и отскочила в сторону, забилась в угол, прикрывая рукой лицо. Из-под полудетской ладони обильно потекли слезы. Леди Джулия не двигалась.

«Она мертва или вот-вот умрет».

Ральф медленно повернулся и посмотрел на Марка в упор – тяжелым взглядом, но без попытки ударить наводкой.

– Отлично, парень. С этими покончено. А теперь подойди к двери и открой ее – пусть сюда войдут остальные.

«Нельзя было впускать Ральфа в дом. Он сейчас в одиночку расправится с охраной виллы, – с ужасом понял Марк. – Я должен ему помешать, но не могу придумать, как это сделать».

Валентиан медленно покачал головой:

– Делай то, что я сказал, не рыпайся.

– А сами почему не откроете? Ага, я догадался… у вас сгорела сенсорика управления креслом.

– Это точно. Зато при мне остался мой индекс. Если не подчинишься и не укоротишь язычок, я поджарю твои мозги, каленусиец.

Валентиан прикрыл глаза, готовясь ударить, но тут же поднял веки и беспомощно уставился на противника. Его вид отражал внезапную и полную растерянность. Марк остался на месте, злорадно наблюдая все оттенки бессильной Ральфовой ярости.

– Не ладится с наводкой? Валяйте, попробуйте еще разок. Только мне показалось, кое-кто на сегодня исчерпался. Великий Ральф Валентиан испекся в драке. Он победил, да только в его печке внезапно кончились дровишки. Эй ты, сенс долбанный, попробуй-ка до меня дотянуться без своих хваленых наводок!

Неподвижный Валентиан бессильно ругнулся:

– … несчастный. Ты у меня дождешься. Марк ответил озорным жестом.

– Я сейчас выполню ваше желание – открою дверь, чтобы гвардейцы Стрижа наконец сумели разобраться…

Он не закончил. В следующий миг произошло то, что до глубины души поразило самого Беренгара.

Ральф легко оттолкнулся от подлокотников кресла и крепко встал на ноги – на все про все хватило секунды. Из движений луддита исчезла прежняя расслабленность.

– Не ожидал, щенок? Придется ради тебя подпортить мой имидж страдальца. Ты правильно догадался – почти с самого начала. Я снова в норме, Оркус хорошо выполняет обещания.

Беренгар едва успел отскочить в сторону. Ральф вложил в короткий замах всю свою ненависть, но ненависть помешала меткости, и каленусиец что было сил рванулся к запертой двери.

– Куда?!

Марк не успел отступить. Ральф даже не прыгнул следом, он словно бы перетек и уже стоял между ним и дверью. Ростом Беренгар едва доходил противнику до уха.

– Это тебе за наглость.

Валентиан не столько ударил, сколько мазнул Марка по лицу, раскрытой ладонью, не очень сильно, зато очень оскорбительно. Ответный пинок в живот словно бы не произвел на него никакого впечатления. В запертую дверь уже неистово колотили:

93
{"b":"7306","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Пять языков любви. Как выразить любовь вашему спутнику
Сломленный принц
Веер (сборник)
Кишечник долгожителя. 7 принципов диеты, замедляющей старение
Нелюдь. Великая Степь
Биохакинг мозга. Проверенный план максимальной прокачки вашего мозга за две недели
Каждому своё 2
Дизайн привычных вещей