ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Леди Джулия! Отоприте!

Зов офицера гвардейцев остался без ответа. Марк, тяжело дыша, увернулся от очередной атаки Ральфа и снова ударил в ответ – как будто в каменную стену.

– Ломайте двери! – кричали снаружи.

– Они плохо поддаются. Тут дубовые доски. Хрястнула филенка, с потолка посыпались невесомые хлопья белой извести. Ральф вытер со лба пыль и тут же пнул Марка в лицо, тот едва успел прикрыться рукой, под каблуком коротко и хрупко хрустнула кость.

– Собирайся на погребальный костер, мой дорогой мальчик.

Беренгар упал навзничь и попытался встать, но не смог, изувеченная рука висела плетью. Болело так, что перед глазами возник сияющий пурпурный нимб. Черная фигура Ральфа неясно маячила сквозь багровые разводы.

– Сдавайтесь, Валентиан! – кричали за дверью.

– Как бы не так – не дождетесь!

Ральф внезапно оставил беспомощного Беренгара и подошел к неподвижно застывшей в кресле Джулии. Поискал пульс на запястье, осторожно дотронулся до белой, высокой шеи и нашел сонную артерию.

– Ты меня слышишь, Джу, красавица? Конечно, мертвые не слышат. Если твое сознание еще витает где-то поблизости, посмотри-ка получше на Ральфа-победителя.

Через секунду в углу раздался истошный визг. Луддит подхватил под мышки перепуганную Нину, та бесполезно молотила кулаками по крепкому черепу псионика.

– Я убил эту заносчивую гордячку, куколку Джу. Наш спор закончен. С дороги, недоноски. Или я пришибу еще и девчонку консула.

За дверью притихли.

– Вы меня слышите, капитан? Хотите, чтобы я сделал это?

– Погодите, Ральф! Остановитесь, или я включу установку самоуничтожения.

– Кишка тонка.

Валентиан, загораживаясь телом ребенка от возможных выстрелов, двинулся к двери. Возле толстых дубовых створок и сложного механического замка он замешкался.

– У меня заняты руки, набери код и отодвинь засов, хорошая девочка. Мы вместе пойдем прогуляться в холмы.

Нина тут же тяпнула Ральфа за палец, но он, похоже, вошел в раж и не чувствовал укуса.

– Открывай, или я начну по одной ломать тебе косточки…

Марк, придерживая изуродованную руку, скорчился на полу. От острой боли его стошнило. «Этот сучий псионик похож на злодея из мультяшного боевика. Только вот перелом у меня болит по-настоящему».

Когда красные круги перед глазами немного поблекли, Беренгар осмотрелся. Король оставался неподвижен, но в его позе не проглядывала неловкая расслабленность мертвеца. Чуть поодаль, у самой ножки второго кресла чернел угловатый предмет.

«Вэл очнется, но сейчас он в полной отключке. Я должен решиться сам, если, конечно, Ральф врет и я не щенок. На полу, почти рядом, лежит излучатель. Его могла уронить леди Джулия. Но я теперь всерьез верю, что эту штуку послал мне сам луддитский бог».

Марк осторожно потянулся здоровой левой рукой и стиснул ребристую холодную рукоять оружия. Потом уперся локтем в ковер. Ствол пьяно вело из стороны в сторону, прицел никак не хотел совмещаться с лопатками Ральфа Валентиана.

Спустя долю секунды Валентиан обернулся, и Марк ужаснулся, когда не увидел испуга в чужих, пронзительно-черных блестящих глазах – там стояла только ненависть.

– Положи оружие, недоносок. Застрелишься ненароком.

Беренгар перевел прицел на лоб Валентиана и придавил спуск – безрезультатно.

«Запал испортился или сели батареи».

Ральф развернулся, не выпуская Нину, и пнул Марка, метя в глаза. Тот едва успел откатиться. Нина снова взвизгнула и вывернулась из вражеских рук. Валентиан, чтобы снова поймать ее, на несколько секунд оставил Беренгара в покое.

«Мне надо попробовать еще раз. Может быть, батареи вовсе не сели. Это был обычный сбой, просто запал не сработал. Стреляй же, стреляй, Марк, приятель, покуда девчонка не под прицелом».

Беренгар заставил себя вскинуть непослушную руку, снова совместил прицел со спиной Валентиана и выстрелил, уже ни во что не веря.

В тот же миг черная рубашка псионика разлетелась горелыми хлопьями под воздействием луча. Он упал ничком, лоб Валентиана страшновато стукнулся о пол. Так и не пойманная Нина отбежала подальше и замерла в неосознанно-грациозной позе удивления и испуга.

– Помоги мне подняться, малышка, – севшим голосом попросил Марк. – И открой гвардейцам дверь. У меня рука сломана.

Через минуту, когда ошеломленные люди склонились над трупом Валентиана, офицер охраны с трудом перевернул тяжелое тело.

Странно, но в нем еще теплилась жизнь, тускнеющий взгляд великого псионика уперся куда-то в потолок. Марка шатало, рука нестерпимо горела. Он опустился рядом с Ральфом на дрожащие колени.

– Зачем ты охотился за нами, Цертус? Тебе нужен Король?

Валентиан перевел непонимающие глаза на Беренгара, потом что-то тихо произнес. Каленусиец склонился к самому лицу псионика, чтобы расслышать ответ:

– Какой еще Certus? «Верный»? В нашем грязном мире нет верности, щенок…

Ральф затих, Марка оттерли широкие спины. Консуляры сбились в кучу, возбужденные голоса соединились в монотонный бессмысленный шум.

Беренгар неловко встал, придержал больную руку, отошел в сторону. Вокруг замелькали незнакомые лица и чужое, угрожающее оружие. Вэл, заторможенный, словно бы слинявший, непохожий на себя, подошел и остановился рядом.

– Спасибо тебе, друг.

– Да не за что. Что с леди Джу? Она умерла? Король ничего не ответил и отвернулся, плечи его поникли.

– Не спрашивай, я сам не знаю. Теперь, когда главарь мятежа попался, гвардейцы и без нас разберутся с людьми клана Валентианов.

– Ты хоть понимаешь, что случилось?

– Ральф наверняка не Цертус. Мы крепко ошиблись в очередной раз.

– Придется снова искать Мастера Миража.

– Не знаю, придется ли. Пошли отсюда? – Да, уходим.

Они вместе вернулись в свою комнату – ту самую, где до сих пор чернела дыра во взломанном паркете. Король нашел аптечку и пластиковым фиксатором облепил руку друга. За толстой стеной кричали, стреляли, кого-то азартно валили наводками, где-то рядом лихо дрались.

Король опустил голову.

– Мне всегда казалось, будто она не от мира сего.

– Кто?

– Леди Джу. Как будто она когда-то давно жила по-настоящему, потом ушла в другой, хороший мир и снова вернулась из Лимба, чтобы доделать то, что не мог бы сделать никто другой.

– Ты это о чем?

– Она сделала то, что пообещала – отобрала ментальные способности у Ральфа Валентиана. Только поэтому он не убил тебя наводкой.

– А я застрелил Ральфа из ствола, который нашел на полу. До сих пор не знаю, как там могло оказаться оружие. Ты веришь в эту историю с Оркусом и Лимбом?

– Не знаю. Вообще-то я атеист.

Они замолчали, стрельба стихла, через пару минут с грохотом, освобождая оконный проем, упали щиты пси-блокировки.

– Погляди-ка, туман почти рассеялся.

Над Арбелом занимался теплый весенний полдень. Влажные белые космы таяли, уползали и прятались между деревьями. Мелкие острые весенние листья сплошь покрыли еще недавно голые кусты. По контрасту с нежной зеленью ядовито-жирно чадила крыша домика охраны. Ворота виллы были наполовину распахнуты, наполовину сорваны, у въезда темнели грубые туши боевых машин. Арестованных валентианцев пинками загоняли в приземистый фургон. И победители и побежденные почему-то показались Беренгару почти одинаково растерянными.

– …никогда не забуду ее лицо – она будто одна из статуэток Лина. Сейчас сюда заявится консул, а я не знаю, что буду ему говорить. У меня сильное желание провалиться сквозь землю.

– Брось, Марк, ты теперь герой.

– Дурак я, а не герой. Не надо было умничать, надо было сразу врезать этому Валентиану. Просто меня всю жизнь учили не бить в спину. Как ты думаешь, что теперь будет?

– Теперь все изменится – наступит наше будущее.

– Ага, вон оно как раз топает по тропинке – собственной персоной, в лице консула священного государства праведных. Сейчас он нам устроит это самое будущее.

Король всмотрелся в рваные остатки мутной дымки, туда, где двигались силуэты вооруженных луддитов.

94
{"b":"7306","o":1}