ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Мне кажется, ему сейчас не до нас с тобой.

Глава 26

Порт-Иллири

7071 год, Иллирианский Союз, Порт-Иллири

Никогда бы не поверил, что окажусь в таком скандально-прославленном месте. Марк пошевелил пальцами на недавно зажившей руке, потом, не обращая внимания на головокружительную высоту, перегнулся через подоконник в дорогом номере грандиозного отеля «Менгир свободы». Далеко внизу, на главной площади Порт-Иллири, букашками суетились прохожие. Пышная растительность юга трепетала под теплым ветром с моря. Фонтаны испускали тончайшие струйки подкрашенной воды. Портики и статуи вовсе не проигрывали на расстоянии – напротив, оно тонко скрадывало шероховатости работы модного скульптора.

Столица Иллирианского Союза разительно отличалась от Порт-Калинуса показным отсутствием деловитости. Сияла красками летних костюмов толпа, как будто горожане собрались на воскресный праздник. Фигурки иллирианцев двигались туда-сюда, соблюдая, однако, видимость непонятного Беренгару порядка. Он изо всех сил вытянул шею и посмотрел налево. «Праздник» сразу же померк и оказался хорошо управляемым – кое-где среди лиловых, золотых и нежно-терракотовых балахонов обывателей чернели мундиры прето.

– Не вывались, – хмуро посоветовал Король.

Он расположился за столом и сосредоточенно ковырялся в маленьком неисправном уникоме.

– …не вывались, а то внутри ты набит всякими интересными штуками. Размажешься о белые плиты и испортишь любимую мраморную площадь принцепса.

Беренгар промолчал, взял со стола официальную газету диктатора, скатал из нее бумажный шар и шлепком отправил его в окно – случай лукаво отнес неопрятную бумажку туда, где под летним солнцем глянцевито блестели парадные пси-шлемы преторианцев.

– Не дури, Беренгар. Им ничего не стоит пальнуть по окнам.

– Надоело мне бояться. А ты, умник, все ловишь бывшего друга?

– Иногда мне кажется, что и вовсе не стоит ловить его. Такие Цертусы живут, обжираясь чужой энергией. Наша ненависть, память, интерес или привязанность для него только хорошо приготовленная еда. Может быть, если игнорировать Мираж, он рассосется сам собой?

– Знаешь, Вэл, поставь-ка мне ту самую запись. Хочу посмотреть ее в последний раз.

– Алекс слишком хитрый, чтобы расписаться в чем-то прочно. Она была сделана с секретом – сотрется после второго прочтения.

– Пускай сотрется, мне теперь все равно.

Воробьиный Король нехотя сунул вкладыш в исправленный уником.

– Бери и читай.

По экрану медленно поплыли ровные и безликие строчки стандартного шрифта:

Твердости, во имя Разума!

Вэлу Августу, лорду Далькрозу, от консула вольных Северо-Восточных территорий с наилучшими пожеланиями удачи – личное сообщение.

Выражаю признательность вам и господину Марку Беренгару за помощь, без которой спасение мирных жертв валентианского мятежа оказалось бы немыслимым. Поскольку обстоятельства переменились, а пересечение нашей границы с Каленусийской Конфедерацией до сих пор затруднительно, вам предоставляется свободный выбор.

Вы оба можете оставаться в Арбеле или получить документы и на любой удобный вам срок отправиться на территорию сопредельного государства – Иллирианского Союза.

Каким бы ни оказался ваш выбор, выражаю надежду на понимание и сотрудничество в будущем.

Александр Дезет, консул.

P.S. А теперь, приятель, когда официальная часть закончена, добавлю от себя еще кое-что. Я знаю, ты сделал все, что мог, и даже больше того, поэтому зла за промахи на тебя не держу – не таким мальчишкам стоило начинать драку с Валентианом.

Знаю, ты не успокоишься, покуда не отыщешь своего Цертуса, хотя, по размышлении, я бы твердо посоветовал тебе оставить его в покое… Впрочем, не сомневаюсь, что ты упрямо поступишь по-своему.

Наши эксперименты в лабораториях Арбела идут полным ходом, может быть, их результаты помогут обойти негативный эффект Калассиана. Это то, что способно в корне изменить наши отношения с Порт-Калинусом. Если подобное случится, то я твой честный должник. Кое-что из своего долга я собираюсь выплатить немедленно – в той форме, которая тебе пригодится в поисках Мастера Миража и сделает их хоть немного безопасней.

Оставляю тебе имена людей, которые в Каленусии соучаствовали в его преступлениях. Прочти правду и запомни ее как следует, не сохраняя копии. У такого способного парня, как ты, наверняка неплохая память.

Открывает список, конечно, «наш друг» генерал Крайф, твой старый знакомый по Мемфису – жандарм, фактический вице-правитель каленусийского приграничья, вешатель и палач псиоников. Что его толкнуло на должностное преступление, не знаю, по слухам, обычная для всех нас, грешных, личная месть, которую он надеялся удовлетворить с помощью всемогущего виртуала. Не мне тебе объяснять, как тонко способен играть Цертус на любых проявлениях ярких человеческих эмоций.

В любом случае, берегись Крайфа, Король. Не пытайся встречаться с ним – он все равно ничего не знает о подлинной личности Мастера Миража. Крайф всей душой ненавидит тебя – и этим сказано все.

Помощник Крайфа, полковник Ривера, которого ты, должно быть, никогда не видел, но который пытался организовать твою смерть в мемфисском госпитале, – это только более хитрая и активная копия шефа. Он равным образом замешан в деле о Мастере Миража и точно так же не знает подлинного имени виртуала. К счастью для тебя, Ривера теперь мертв, а без него Крайф бессилен в короткие сроки отыскать беглецов, и все-таки тебе, Король, лучше держаться подальше от Каленусии и Мемфиса.

Хочу удивить тебя напоследок – Ральф Валентиан, с которым ты имел удовольствие познакомиться у нас, в Арбеле, около года тайно поддерживал связь с Крайфом, а значит, косвенно и с Цертусом, используя для этого добровольцев-псиоников из собственного клана. Трудно сказать, что сводит людей, казалось бы, природой и логикой событий обреченных на взаимную ненависть. В их случае это была моя скромная персона – оба, и Ральф, и Крайф, одинаково ненавидели меня. Крайф видел во мне врага Каленусии, Валентиан – сомнительного иностранца и единственного соперника в Арбеле. Есть основания полагать, что в случае победы Ральф передал бы тебя за реку, в полное распоряжение жандармского генерала. Получается, что, по воле случая, сражаясь за наше дело, ты фактически сражался за самого себя.

Вот и все.

В Арбеле сейчас тяжело и неспокойно, и корни валентианского мятежа до сих пор гниют в политической почве луддитской провинции. Отправляйся-ка в Шлиру, парень. Это мой тебе самый разумный совет. Оттон, принцепс иллирианский – весьма колоритный тиран и наш старый знакомый. Я не пожелал бы тебе быть его несчастным подданным и сам не хотел бы оказаться на ковре перед стариком, но беглого псионика из Порт-Калинуса его величие встретит радушно. Конечно, чтобы лишний раз морально насолить твоей любимой Конфедерации. Живи в Порт-Иллири сколько захочешь, до лучших времен, но не влезай в тамошние интриги и не вздумай ментально подраться с любимчиками Старикана.

Сезон дождей на побережье уже прошел, море великолепно. Порт-Иллири – отличный город, когда-то я бегал там мальчишкой.

Если решишься на возвращение – не создавай нам проблемы, не делай этого неожиданно.

Стриж.

PPS. Тебе, должно быть, хочется узнать – врал ли Ральф Валентиан, рассказывая о дружбе и договоре с Оркусом. Не сомневаюсь, что Ральф не один год баловался наркотическими медикаментами. Не знаю, существует ли личность Оркуса хотя бы в виде бестелесной идеи. Несколько лет назад, в горах Янга мне приходилось наблюдать Воронку Оркуса – аномальную зону природной пси-активности, но, как ты понимаешь, это были глина, камни, полтысячи крыс и запустение, и вид их ничего общего не имел с казино и маскарадным бесом…

95
{"b":"7306","o":1}