ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Эй, фон Фирхоф! Вы где? Небесный гром, здесь темно, как в преисподней.

– Я здесь, не орите так, ради всех святых.

– Нора, держись за меня.

– Что-то случилось?

– Ее кобыла сломала ногу. Далеко еще до места?

– К счастью, нет. Оставьте лошадей, они нам не понадобятся. Там, за деревьями, я вижу огни.

– Как я погляжу, у инквизиторов кошачье зрение. Кстати, а что это здесь под ногами?

– Проклятье! Кажется, здесь горцы пасли своих коз…

– Идите сюда, тут как раз подходящее место. И быстрее! Ради святого Регинвальда, не споткнитесь!

Трое выбрались на небольшую полянку. За рощей, здесь, в предгорьях, уже наполовину потерявшей листву, мелькали оранжевые отблески факелов. Густая сеть ветвей и ночная тьма скрывали троих людей, решившихся противостоять четырем сотням вооруженных воинов.

– Как здесь холодно. Что мы должны делать?

– Возьмитесь за руки. Дайте руку мне, баронесса. И вы тоже, мессир. Сфера пусть останется в центре.

– Так правильно?

– Да. Теперь освободите свои мысли. Точнее – не думайте ни о чем.

– Что, совсем не думать? Я так не умею.

– Для того, что мы собираемся совершить, нужен известный навык. У вас обоих нет никакого опыта, поэтому придется довериться мне. Я сделаю все, что нужно, сам, но воспользуюсь вашей силой. Готовы?

– Да.

– Тогда начнем.

Сначала не происходило ничего. Только где-то далеко слабо шуршала трава под порывами ночного ветра. Низко стояла крупная голубоватая звезда. Прочие звезды казались рассыпанными крошками толченного для тигля алхимика кристалла. Постепенно рисунок созвездий сместился. Прошло много времени или люди двигались, сами не замечая того? Некоторые звезды сорвались с положенных им мест и упали в испуге, оставляя на бархате ночи ломкие белые росчерки. Большая звезда наливалась полновесным синим цветом, мерцая все сильнее, заполняла небо, пожирая незадачливые соседние светила. Вот она заслонила половину мира. Или нет. Звезда осталась там, где она была, тусклым голубоватым обломком. Это на земле холодной яростью полыхала Сфера. Ритм сполохов сплетался в мелодию.

Алиенора вспомнила эту мелодию – ее надтреснутым старческим голосом тянула няня долгими вечерами, когда медленно угасающее багровое солнце опускается за вершины елей, а в холмах тревожно кричит вечерняя птица…

Дайгал узнал эту песню – в той, навсегда ушедшей, жизни ее пели альвисы, раскачиваясь в такт, обезумев, не отрывая глаз от бледных лиц пленников. Через минуту кровь обагрит камень жертвенника…

Людвигу музыка была знакома. Так звенит потревоженный эфир, которого касается сильное волшебство. Так плачет сущность мира, когда ее колеблет сила соединившихся в едином порыве отчаяния или надежды людских душ. Эта музыка неслышно играла в горящем Оводце…

Колебания эфира почувствовали не только эти трое.

По ту сторону рощи встрепенулись, забились лошади. Разом погасли факелы. Необъяснимый страх овладел душами людей. Сарган нахмурился. Три сотни конников – не такая уж надежная защита против колдовства чуждой, проклятой богами земли. Воины окружили повелителя, переговариваясь на языке далеких степей, где чиста земля и нет под небом зла более древнего, чем обычное, человеческое.

Кому-то это покажется странным, но барон Тассельгорн не испугался. Может быть, он даже испытал облегчение, когда подавленный страх обрел призрачную, но все же вполне реальную плоть. Вот она – кара и спасение вместе. Барон зарылся лицом в мокрую траву. Надо попробовать. «Господи, в последний час мой отрекаюсь от сатаны и деяний его…» Снял с пояса талисман – знак, данный ему Мастером, – и поспешно зарыл в землю. Что-то еще оставалось? Хотелось увидеть свет – не яркий и беспощадный свет всезнания, воздающий всем по справедливости, а маленький огонек, такой горит в окне дома, где ждут путника. Неважно, откуда он пришел и что оставил за спиной. Сам не зная зачем, Тассельгорн вытащил огниво и лежа высек искру, загорелась сухая кочка, и он успел ощутить горечь и сладость дыма, прежде чем тьма накрыла его…

И только Мастер понял все. Он закричал или крик только почудился тем, кто, держась за руки, стоял в это время вокруг Сферы Маальфаса? Во всяком случае, людской голос не способен на подобное. Силуэт, на миг переставший быть человеческим, метнулся вверх, собираясь взлететь, но тут же рухнул на землю черным бесформенным комком.

– Нет! Нет!!! Не меня! За что?

Ответа не было. Старое слепое заклятие талисмана действовало, не заботясь о том, кому несет гибель. Трепещущее сияние, просочившись между деревьями, миновало рощу и накрыло всех – животных и людей, солдат Тассельгорна и воинов Саргана, самого варвара, купленного им предателя, неведомого союзника со странным именем, так похожего и не похожего на человека.

Должно быть, слишком много надежды, страха или безумной отваги было вложено этой ночью в разбуженную Сферу. Синее сияние, окончив свое дело, не исчезло, оно только истончилось, растянувшись подобно огромному покрывалу, и, потеряв свою смертоносную силу, подгоняемое ночным ветерком, накрыло окрестности на много миль к западу. Это стало причиной целого ряда удивительных явлений, не имевших, впрочем, прямого отношения к рассказанной нами истории.

Не все чудеса оказались добрыми, но не произошло и чрезмерного зла. Прозрело несколько слепых нищих, потеряв тем самым честный и верный заработок. Свиньи в деревенских хлевах вышибли двери и бросились бежать в неизвестном направлении, будто подгоняемые невидимым бичом пастуха.

…Где-то на полпути к Фробургу Хайни Ладер, бойко нахлестывавший коня, натянул поводья. На дороге стоял неуклюжий здоровяк с объемистым брюшком любителя пива. Таким объемистым, что немалой ширины плечи казались покатыми.

– Рихард? Лакомка? Ты ли это?

– Ну я.

– Так ты же умер! Тебя десять лет как прикончили.

– Не ври. Ты меня потрогай! Разве я похож на покойника? Тебе девчонка навстречу не попадалась? Молоденькая, лет четырнадцати, – самый смак. Я только собрался ее в кустах примять, смотрю – ты тут как тут, а она козою прочь рванула…

Рассказывали также, что этой ночью неведомым образом погас огонь факелов в руках достойных отцов-инквизиторов, занятых… А, впрочем, безопасно ли для подданных Гагена I вольно пересказывать эту историю?

– Нора! Нора!!! Ты меня слышишь?

– Да…

– Что с тобой, тебе плохо?

– Словно силы куда-то ушли… Все кончилось?

– Да. Кажется, мы сделали это. Сфера погасла сама по себе. За рощей кто-то покричал, потом приутих. Вставай, не надо лежать на земле.

– Что с Людвигом?

– А что с ним сделается? Инквизитор. Вот он, сидит неподалеку. Вроде бы живой, только что-то молчаливый.

– Как ты думаешь, то, что мы совершили, это… зло?

– Откуда мне знать? Злом не назовешь. Добром тоже не хочется. Наверное, это просто необходимость.

– Я устала. И хочу уйти отсюда как можно скорее.

– Тогда подожди еще немного. Мы с фон Фирхофом сходим посмотреть, что там осталось.

– Ой, нет. Я тут одна оставаться не согласна. Тем более после всего, что мне привиделось. Я пойду с вами.

– Вообще-то это опасно, вдруг там кто-нибудь выжил? Да и зрелище, наверное, не из приятных. Впрочем, пошли. Одной оставаться тоже не годится… Эй, Людвиг!

Фон Фирхоф встал. Он чувствовал себя опустошенным. Дрожали колени. К спине прилипла мокрая одежда.

– Что еще?

– Нужно проверить…

Они шли, огибая деревья, осторожно нащупывая дорогу в темноте.

– Не надо, не смотри туда, Нора. Посиди здесь.

Луг усеивали неподвижные холмики тел.

– Эй, инквизитор, помоги. Посвети.

– …живых не осталось. А это кто? Их предводитель?

– Он. Ничего особенного – обычный варвар.

– Я смотрю, тебе не в новинку обшаривать трупы, альвис. Много раз приходилось?

– Если бы я еще мог на тебя злиться, то сейчас было бы самое время поубивать друг друга.

Они засмеялись, пытаясь отогнать жуткое безмолвие места.

82
{"b":"7307","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Восемь секунд удачи
Нефритовые четки
Натуральный сыр, творог, йогурт, сметана, сливки. Готовим дома
Заветный ковчег Гумилева
Мой учитель Лис
Бертран и Лола
Украшение китайской бабушки
Разгреби свой срач. Как перестать ненавидеть уборку и полюбить свой дом
Суд Линча. История грандиозной судебной баталии, уничтожившей Ку-клукс-клан