ЛитМир - Электронная Библиотека

Я увидела не обычного Коннора. Вместо веселого, беззаботно отдыхающего вместе с такой же женой молодого мужчины передо мной предстал будущий глава клана: сильный, уверенный, жесткий, который знает, чего хочет, и любыми путями добивается. Интересная метаморфоза. Изабель тоже неуловимо изменилась. Теперь она хоть и выглядит по-прежнему, но в ней определенно чувствуется немалый возраст и накопленный опыт, и положение первой леди в клане. Независимо от реалий, я восприняла Изабель как свою старшую сестру, по которой уже соскучилась. Судя по глазам, она это заметила, оценила и чувствует то же самое.

Обернувшись к Коннору, Изабель предложила:

– Любимый, может, ты тоже к отцу сходишь, а мы тут вдвоем по-девичьи поболтаем, дом посмотрим.

Любимый, понимающе улыбнувшись, потрепав меня по макушке и, чмокнув жену в щеку, быстро ушел. А мы потихоньку пошли по девичьим делам, провожаемые жадными, любопытными взглядами окружающих нас мужчин. Когда братья занесли мои чемоданы в комнату, я каждого поцеловала в щеку и от души поблагодарила за заботу. Они неуверенно потоптались, явно попытавшись найти хоть какую-нибудь причину, чтобы остаться, но Изабель выпроводила их за порог и закрыла дверь.

Оставшееся до ужина время мы потратили с пользой. Разобрали мою одежду, половину которой Изабель заговорщически предложила сразу выкинуть, чтобы был повод для шопинга. По ходу дела я рассказала ей обо всем, что произошло со мной после возвращения домой, про объединение, про встречу с верами Морруа. Затем, приняв душ и переодевшись, пошла с ней в столовую ужинать.

В ожидании представления «большому папе» меня немного потряхивало. Вдруг шотландский лорд не примет меня, ну не понравлюсь я ему. Вдруг он мерзкий злобный старикан, у которого от маразма уже ум за разум зашел. Когда мы вошли в столовую, где был накрыт огромный стол, встали все находившиеся там мужчины, почтительным поклоном приветствуя нас. Я подошла к Николасу и, встав рядом, с любопытством оглянулась.

Рядом с Коннором стояли его сыновья-близнецы, которые с хитрыми смешинками в глазах рассматривали меня. Двое мужчин лет сорока, пристально наблюдали за мной изучающими взглядами. И вдруг оба направились ко мне. Я невольно прижалась к плечу Ника, чувствуя исходящее от них тяжелое напряжение. Николас, приобняв меня, ободряюще погладил по спине и громко сказал:

– Дядя, вы с Хавьером нашу девочку задавили своей «харизмой».

Я зачарованно уставилась на двух «харизматичных» мужчин. Один из которых очень похож на Коннора, словно старший брат, а значит, это и есть полуторатысячелетний оборотень и глава клана Макгрантов. Такой же шатен с карими глазами, упрямым подбородком и римским носом. Только у него более мощное тело и аура, излучающая запредельную силу, опасность, власть и опыт, заработанный потом и кровью, и долгими-предолгими годами жизни. Молодое подтянутое тело, но холодный и жесткий взгляд, в котором мелькнул интерес и легкое удивление.

Глава молча протянул руку, моя робко поднятая ладошка потерялась в ней.

– Лорд Рэнулф Макгрант!

Я невольно склонилась перед ним. Он поднес мою ладонь к губам и, глубоко вдохнув мой запах, нежно коснулся ее губами. В этот момент я почувствовала дискомфорт в груди – прямое свидетельство: нужда требует его и зовет. Похолодев от боли и неосознанно выдернув руку, я потерла грудину, чтобы хоть немного снять острое напряжение. Какая сильная нужда! Заметив, что вся семья тревожно уставилась на меня, я смутилась и решила отложить сообщение на более удобное время. Мне было неловко говорить о своем даре при таком количестве народа.

Взяв себя в руки, я улыбнулась, адресуя улыбку всем и второму, пока незнакомому мужчине. Смуглая оливковая кожа и черные волосы с темно-зелеными глазами, что называется, с головой выдают его испанские корни. Уверенно протянула ему руку. Тем не менее, в душе я боялась повторения. Так же как Рэнулф, он поцеловал мою руку и, учтиво склонив голову, мягко представился:

– Сеньорита, позвольте представиться, Хавьер Матиас Отерро. Я представляю испанский клан Отерро в этой гостеприимной обители шотландских братьев.

Я открыто улыбнулась, Хавьер очень располагает, так почему бы не расспросить, тем более любопытство разбирает:

– Сеньор, а вы случайно не в одной песочнице с главой Макгрантов играли? Честно говоря, я ожидала чего угодно, но не того, что увидела.

Оба мужчины заинтересованно уставились на меня, а Отерро спросил, ласково, как ребенку, улыбаясь:

– Ну и чего же ожидала маленькая красавица, чего не увидела? Старых сморщенных пердунов или ходячие мумии?

Я невольно хихикнула.

– Девочка, оборотни не стареют, они с возрастом только крепчают и становятся сильнее. Вот, например, Рэнулф всех сосунков в этой комнате за пару минут разделает, Изабель не узнает. Но ничего, вам простительно, вы сами еще младенец. Женщинам вообще все прощают, они слишком редкое сокровище, чтобы не ценить. Красавица, вы будете самым прекрасным украшением чьей-нибудь сокровищницы.

После старомодного галантного комплимента я совсем смутилась и украдкой поглядывала на остальных, когда мы расселись за столом и принялись за еду. Мне понравилась большая, но на редкость уютная и светлая столовая. Скорее всего, заслуга здешней хозяйки Изабель. Старинная, прекрасно сохранившаяся и тщательно отполированная лимонным маслом мебель отлично сочетается с современными отделочными тканями, картинами, сервировкой. Интерьер нисколько не тяжеловесный, не парадный, а совсем наоборот – семейно-уютный. Идеально чистый камин со сложенными дровами. Мягкие стулья с клетчатой обивкой. Блестящие бронзовые подсвечники. Все неизменно радует глаз и обоняние, располагая к спокойному и душевному общению.

К моему удивлению, нас обслуживали люди. Как оказалось, на территории клана живут обычные человеческие семьи, которые столетиями служат оборотням, причем абсолютно добровольно. Пока разговор не касался меня, я с удовольствием ела и слушала остальных, следуя шотландской пословице: тот, кто неуважительно относится к еде, просто лишен разума. Суп из подкопченной рыбы с картофелем и луком, приправленный сливками, таял во рту. Ник подсказал его название, калленскинк, и поделился, что это традиционное шотландское блюдо сегодня подали на ужин ради гостей, как и замечательный копченый лосось. Ум…

К ягодному десерту выяснилось, что Отерро входит в европейский совет кланов и здесь он по приглашению своего друга и «однопесочника» Рэнулфа. Через три дня меня представят совету, я официально стану Миланой Макгрант, и Хавьер поддержит нас. Для этого мы полетим в Париж на заседание совета в главную резиденцию клана Морруа, глава которого уже много лет возглавляет совет кланов.

Услышав знакомую фамилию, я в ужасе посмотрела на Ника, но он, улыбнувшись, пожал мою руку, тем самым показывая, что для волнений нет причины. За кофе и скотчем разговор перешел на мою персону и посыпались вопросы о моей прежней жизни. Особенно о родителях. Уже через полчаса у меня создалось четкое впечатление, что я на допросе. Да и вообще, все треволнения, перелеты, новые впечатления и знакомства до предела вымотали. Мои собеседники заметили это и предложили идти отдыхать, что я с благодарностью и сделала.

Глава 6

Темнота, одиночество, холод в груди, который высасывает из души последние остатки человечности и тепла. И такая дикая боль от потери чего-то? Кого-то? Должна быть рядом! Капля счастья, а потом снова пустота и холод. Вернись! Не предавай! Не продавай! Не прогоняй!..

Проснувшись среди ночи, я долго ворочалась в кровати. Снова сны, которые мучают меня последние месяцы. Новое место, новая страна – все тревожит и не дает спать спокойно. Или это чья-то нужда спать не дает, зовет своего обладателя. Я надела на пижаму халат и спустилась на кухню за молоком. Выпив стакан и налив еще один, чтобы забрать с собой в спальню, на цыпочках направилась обратно. Проходя мимо кабинета главы, заметила движение возле окна и осторожно заглянула внутрь.

10
{"b":"731042","o":1}