ЛитМир - Электронная Библиотека

Маргарита Блинова

Чертовку вызывали?

Пролог

Ритуальное подношение демону кровавой жертвы проходило в скучной, можно даже сказать, умиротворяющей обстановке.

– Отпустите, чертовы сектанты! – упиралась жертва, но как-то вяло, без огонька.

– Отпустим… – машинально кивал маг, механически раскладывая инструменты на рабочем столе, и неизменно добавлял:

– Мы ж не варвары какие. Мы всех отпустим… на тот свет.

Шутка была традиционной. И каждый год маг мысленно ставил себе задачу придумать новую. И каждый год пользовался старой.

Прислужники в обязательных для общих встреч красных балахонах с широкими капюшонами, черных масках-респираторах и кожаных перчатках сновали по пещере, но тоже как-то нехотя.

Это только перед первым жертвоприношением терзаешься этической стороной проблемы, самоотверженно готовишься к мучительной смерти и предвкушаешь собственное величие после перерождения. На пятом – тебя преследуют исключительно мирские проблемы: жена отбивную пережарила, дети схлопотали очередной кол, а соседский бульдог повадился гадить у тебя на пороге (или не бульдог?).

Четверо прислужников подняли избитого юношу и потащили к жертвеннику. Третьекурсник Академии попытался взбрыкнуть, но его так старательно разок-другой «уронили», что парнишка безропотно позволил закинуть свое тело на жертвенник, распять и приковать цепями.

Но оказалось, что притих будущий труп не просто так.

– Сдохните, сволочи, – закричал он, мысленно срывая магические печати на уничтожение живого. Родившееся в его сердце заклинание грозно загудело, собралось с силами и… с мерзким звуком растворилось.

– Заговоренные цепи, – меланхолично прокомментировал неудачную попытку студента один из капюшонов.

– Уже просек, – холодно ответил пленник, с тоской глядя на отдушину в потолке.

Маг, согнувшись крючком, неторопливо перелистывал ссохшиеся страницы черного талмуда, его спутники монотонно бубнили какой-то речитатив из сборной солянки религиозных песен, оборванных заклинаний и политических лозунгов «За свободу! Равенство! Твердыню!»

И вот в эту самую мирную минуту ритуала на призывателей феерично рухнула я.

В свое оправдание хочу заметить, что как воспитанная девушка, попыталась всех предупредить. Точнее, я истошно верещала и махала руками, в надежде перехватить орлиные поводья, пока нелегкая несла нас по туннелю отдушины прямиком в зал для ежегодных кровавых месс. Но сложно руководить обезумевшим Ублюдком.

Отработанный на тренировках рефлекс заставил спрыгнуть с орлиной спины в двух метрах от пола. Перекатившись через здоровое плечо, я лишь чудом уклонилась от просвистевшего над головой заклинания и торопливо вскочила на ноги.

Орел возмущенно забил крыльями, выровнялся и удрал в туннель. Ну и фиг с тобой, трус несчастный.

Я торопливо попятилась, уходя от очередной атаки, и только теперь сообразила, что случайно встала в пентаграмму. Та радостно подсветила идеальные линии, образующие пятиконечную звезду, и утробно загудела, как сытый зверь. Своды пещеры осветили алые всполохи, запахло, что удивительно, озоном, а не позором.

Капюшоны офигели и попятились. Маг начал быстро-быстро листать свой талмуд, подгоняя себя злым шепотом «Да где же… Видел же…» Полутруп на жертвеннике красочно выругался.

– Чертовку вызывали? – жизнерадостно ляпнула я, для пущего эффекта ослепительно улыбнувшись и подбоченившись.

Эх, до чего ж я хороша!

Прям так и ставлю всех в тупик. Себя в том числе.

Но это история началась не здесь и не сейчас…

Глава 1. Отбор в команду

«Начнем с начала.

В каждой более-менее популярной истории есть главный злодеюка.

Ну такой главгад, от которого всех воротит. Тот, про кого постоянно думаешь: «Да когда ж ты уже сдохнешь?!».

В этой истории таким гадом была я, Мэг Фридом.

Во избежание дальнейших недоразумений предупреждаю: я свободолюбивая эгоистка без стыда и совести, чем долгое время гордилась. Не ждите от меня подвигов и мудрых решений. Какая вообще, к чертям, мудрость, если тебе едва-едва стукнуло двадцать?

На момент начала этой истории в списке моих личных достижений значились: крушение надежд отца вырастить чудо-девочку, отрицательное число друзей, нервный срыв у трех домашних учителей и сердечный приступ мага, принимавшего у меня вступительный экзамен в Академию магов и волшебниц. Кстати, последнее – весьма сомнительная честь. Этот трухлявый пень и без моего вмешательства едва дышал.

Короче, я не пай-девочка и далеко не образец для подражания. Я – трудный ребенок, по воле случая оказавшийся на одном из семи Парящих островов. Я – неблагодарный подросток, который так и не оценил прелести жизни в мире магов и волшебниц. Я – крайне нежелательная пара, потому что презираю любовные истории.

Я могу еще долго перечислять собственные «достоинства», но, думаю, общее впечатление обо мне уже сложилось. Еще разок повторю, я не герой, про которого слагают легенды, а скорее изгой, от которого шарахаются сверстники, но раз уж мне выпал шанс рассказать эту историю, то хочу уберечь читателей от недоразумений и сразу выложить все карты на стол.

Ты все еще читаешь?

Ладно. Тогда начнем.»

[Мэг Фридом,
предисловие к автобиографии легенды эйрбола]

Орла звали Ублюдок.

Прямоугольный жетон, стандартно крепящийся на перекрестье упряжи, пытался убедить, что в действительности птичку величают Гамильтон Цезарь Бушующий, но мне хватило одного беглого взгляда на чистокровного орла, чтобы понять – Ублюдок. Чистокровный.

– А другой птицы нет?

– Лети на том, что дают. – Немолодой коновал смерил меня усталым взглядом, протянул поводья и, не дожидаясь, пока я перехвачу власть над птицей, свалил в туман.

Мы с орлом обменялись тяжелыми взглядами.

На Парящих островах любой младенец знал, что по технике безопасности к незнакомым птицам следует подходить по широкой дуге, предварительно задобрив летуна мышкой или вяленым мясом. Но кто вообще следует этим занудным правилам?

– Давай поступим так: ты меня не бесишь, я тебя не матерю. Норм? – попыталась я выйти на контакт с пернатым, но тот отчего-то не проникся столь щедрым предложением от сомнительного вида наездницы и громко, с чувством заорал мне прямо в лицо.

«Нет, ну что за мерзопакостная тварь!» – пришла к неутешительному выводу оплеванная и оглушенная я.

– Участники, внимание, – прогремел громкоговоритель над моей приметной макушкой, разом примирив нас с орлом. – Начинается отборочное испытание в студенческую команду по эйрболу. Заявившие о себе претенденты выполнят однократный облет полосы препятствий. Первые семь наездников, кто покажет лучшее время, пройдут в состав запасных нашей команды и получат шанс показать себя в международном состязании на чемпионате Парящих островов.

Потирая пострадавшее плечо, я дернула поводья и поторопила орла к линии старта.

Там уже собралась прорва народу: наездники в ярких комбинезонах подначивали друг друга, орлы возмущенно били крыльями и злобно косились по сторонам, фанаты, точнее будет сказать – одержимые накачанными парнями фанатки. Последние нервировали более всего.

Разряженные и обсыпанные блестками девицы (это, наверное, чтобы их даже с высоты полета заметить можно было) злобно зыркали по сторонам на конкуренток. Посыл «ты не пройдешь» читался сам собой. До стартовой линии оставалось еще аж целых пять метров, а меня уже затолкали, обругали и трижды пригрозили выследить после.

Ха! Нашли кого страшить.

– …И покажет, как надо проходить дистанцию, капитан основного состава команды «Черные крылья Сатурналии» – Де-ен Вентери! – ответил на мой невысказанный вопрос: «Что, блин, происходит?» комментатор.

1
{"b":"731045","o":1}