ЛитМир - Электронная Библиотека

– Ха-ха, парни! – воскликнул он. – Так и знал, что найду вас здесь. Пейте и заказывайте все, что хотите, ведь я сегодня угощаю.

Если бы зеленый человек, изображенный на вывеске этого знаменитого трактира, внезапно спрыгнул оттуда, вошел в зал и заказал бутылку вина, студенты и то не были бы поражены так, как неожиданным визитом их почтенного профессора. Их ошеломление было столь сильным, что пару минут они таращились на него в полнейшем замешательстве, не в силах произнести ни слова в ответ на его сердечное предложение.

– Donner und Blitzen![19] – вскричал профессор сердито. – Что, к дьяволу, с вами такое? Что вы всё таращитесь на меня, как свиньи на бойне? Что не так?

– Это неожиданная честь, – заикаясь, произнес сидевший в кресле Шпигель.

– Честь? Вздор! – отрезал профессор запальчиво. – Вы что, считаете, коль мне довелось демонстрировать гипноз сборищу старых ископаемых, я должен был слишком возгордиться для того, чтобы общаться со старыми друзьями вроде вас? Вставай из кресла, Шпигель, парень, поскольку теперь председательствовать буду я. Пиво, вино, шнапс – заказывайте все, что хотите, ребята, ведь плачу я.

В «Гранер Манне» никогда еще не случалось ничего подобного. По рукам весело ходили кувшины пенящегося лагера и бутылки с зеленым горлышком, полные рислинга. Постепенно студенты преодолели стеснительность, вызванную присутствием профессора, который орал, пел, грубо хохотал, ставил трубку себе на нос и предлагал любому из компании посоревноваться с ним в беге на сотню ярдов. Стоя за дверью, ошеломленные слуги перешептывались, глядя на подобное поведение императорского профессора древнего Кайнплацского университета. Впрочем, еще больше им предстояло удивиться впоследствии, ведь ученый муж сначала отпустил слуге щелбан, а затем поцеловал служанку за кухонной дверью.

– Теперь, господа, – произнес профессор, нетвердо вставая со старомодным винным бокалом в костлявой руке, – я должен объяснить, в чем причина сего торжества.

– Слушайте! Слушайте! – взревели студенты, застучав пивными бокалами по столу. – Тихо! Тихо! Тихо, сейчас будет речь!

– Факт в том, друзья мои, – продолжил профессор, сверкая глазами из-за своих очков, – что очень скоро я надеюсь жениться.

– Жениться! – воскликнул студент, бывший посмелее остальных. – Неужто мадам померла?

– Какая мадам?

– Ну, мадам фон Баумгартен, разумеется.

– Ха-ха! – рассмеялся профессор. – Вижу, вам известно все о моих прежних сложностях. Нет, она не померла, но у меня есть причины полагать, что она не будет возражать против моей женитьбы.

– Очень мило с ее стороны, – заметил кто-то из компании.

– На самом деле, – сказал профессор, – я надеюсь, что теперь ей придется помочь мне с женитьбой. Мы с ней никогда особо не ладили; но теперь, надеюсь, всему этому придет конец, и, когда я женюсь, она изменит обо мне свое мнение.

– Ну что за счастливая семья! – крикнул какой-то остряк.

– Воистину; я также надеюсь, что все вы придете на мое венчание. Не стану называть имен, но выпьем же за мою невестушку! – произнес профессор, размахивая бокалом.

– За его невестушку! – взревели гуляки, хохоча. – Ее здоровье! Sie soll leben! Hoch![20]

Веселье стало еще более шумным; следуя примеру профессора, молодые люди поднимали тосты и пили за девушку его сердца.

Пока торжество в «Гранер Манне» шло полным ходом, в другом месте разыгралась совсем иная сцена. Молодой Фриц фон Гартман с серьезным и сдержанным выражением на лице проверял и настраивал математический инструментарий после эксперимента; затем, властным тоном отдав несколько распоряжений сторожам, он вышел на улицу и медленно зашагал в направлении дома профессора. Увидев шедшего впереди фон Альтгауса, профессора анатомии, он, ускорив шаг, догнал его.

– Послушайте, фон Альтгаус, – воскликнул он, хлопнув того по рукаву, – давеча вы спрашивали меня насчет средних стенок мозговых артерий. Теперь я могу сказать, что…

– Donnerwetter![21] – воскликнул фон Альтгаус, бывший стариком весьма раздражительным. – Какого дьявола означает эта наглость?! Вы ответите за это перед академическим советом, сударь!

Произнеся сию угрозу, он развернулся на каблуках и поспешил прочь. Фон Гартмана подобная реакция весьма озадачила. «Наверное, это все из-за провала моего эксперимента», – сказал он себе и, насупившись, продолжил свой путь.

Впрочем, это был не последний сюрприз. Вскоре его нагнали двое студентов, которые, вместо того чтобы снять шляпы или еще каким-либо образом продемонстрировать свое почтение, с радостным восклицанием схватили его под руки и поволокли куда-то.

– Gott in Himmel![22] – взревел фон Гартман. – Что означает это неслыханное хамство?! Куда вы меня тащите?!

– Откупорить с нами бутылочку, – ответили студенты в один голос. – Пойдем! Ты никогда еще не отказывался от такого приглашения.

– В жизни не слыхивал о подобной дерзости! – воскликнул фон Гартман. – Отпустите меня! Я за это как пить дать добьюсь для вас временного исключения! Отпустите меня, говорю! – крикнул он вновь, пиная своих похитителей.

Конец ознакомительного фрагмента.

Текст предоставлен ООО «ЛитРес».

Прочитайте эту книгу целиком, купив полную легальную версию на ЛитРес.

Безопасно оплатить книгу можно банковской картой Visa, MasterCard, Maestro, со счета мобильного телефона, с платежного терминала, в салоне МТС или Связной, через PayPal, WebMoney, Яндекс.Деньги, QIWI Кошелек, бонусными картами или другим удобным Вам способом.

вернуться

19

Гром и молния! (нем.)

вернуться

20

Многая лета! Поднимем бокалы! (нем.)

вернуться

21

Гром вас разрази! (нем.)

вернуться

22

Отец небесный! (нем.)

20
{"b":"731065","o":1}