ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Мишка, естественно, рвался скорее решить всё, связанное с «делом Калабанова», но ситуация была такова, что слишком быстрое убытие с квартиры его новой «любовницы» могло породить ненужные вопросы, что да почему. Поэтому мы решили ответить на контрольный звонок, о котором говорил Калабанов и выждать до вечера.

Томившийся от желания действовать Мишка предложил отметить нашу победу. Я подумал про себя, что до победы ещё далеко, но промолчал, боясь накаркать. Делать, действительно, было нечего, поэтому мы решили немного расслабиться перед основным этапом операции, которую, как считал Мишка, можно было считать практически завершённой.

Однако семеро человек – это было слишком много для небольшой Сашиной квартиры, да и спецназовцы нам в компании были совсем не нужны. Поэтому я взял автомобиль и отвёз их на нашу конспиративную квартиру, по дороге тоже купив им кое-какой выпивки и еды, чтобы и ребята могли чуть-чуть отдохнуть.

За это время Саша и Света уже сбегали за продуктами и вовсю развернули работу на кухне. Света задумала сделать настоящий плов, который её учила двоюродная сестра, долго жившая в Узбекистане.

Недалеко от Сашиного дома был большой рынок, где хватало торговцев из Средней Азии, и можно было приобрести всё необходимое для плова, включая и характерные узбекские специи. Единственное, что купить не смогли, оказалась баранина, а Света утверждала, что в настоящем узбекском плове должна быть именно баранина, а не говядина.

Но больше всего Света сетовала, что у Саши нет казана, именно в котором следовало готовить плов. Кастрюля для этого по её мнению совершенно не подходила, и тут же на базаре у тех же среднеазиатов она заставила Сашу купить казан. Тут же они приобрели грязноватую бутылку хлопкового масла, так как наша главная шеф-повар утверждала, что требуется именно оно.

Процедура приготовления плова оказалась весьма длительной, но нам спешить пока было некуда. Света засадила Сашу обрабатывать морковь, которую требовалось резать вдоль и как можно более тонкими и длинными полосками. Мы с Мишкой-Калабановым разделали кусок прекрасной говяжьей вырезки и выбрали рис. Мишка предложил его промыть, но Света сказала, что рис промывается перед самой закладкой в казан.

После этого мы трое превратились в наблюдателей, а Света накалила в казане растительное масло с цельной луковкой. Это требовалось, по её словам, чтобы отбить запах хлопкового масла.

– Можно было налить «Идеала» – вообще никакого запаха не было бы, – пожал плечами Саша.

– Ничего ты не понимаешь, – махнула рукой Света.

Затем она убрала луковку и начала добавлять за неимением бараньего говяжий жир. В эту смесь масла и жира был положен нарезанный тонкими кольцами лук, а после его подрумянивания до золотистого цвета последовала очередь мяса, нарезанного средними кусочками, а затем и моркови, над которой так старательно трудился Саша.

Всё это тушилось минут пятнадцать, в течение которых мы успели опрокинуть по паре рюмок прекрасной водки «Русский стандарт» и закусить кое-каким прикупленными деликатесами.

– Вы не очень-то объедайтесь, – подмигивал нам Саша. – Нужно оставить место для плова.

– Ничего, – уверенно сказала Света, – плов такая вещь, что съедается когда угодно и сколько угодно. Я вам точно говорю!

По истечению положенного времени Света налила в казан воды, так, чтобы она покрыла то, что там находилось, а когда вода закипела, подсолила и положила специи. По квартире поплыли волнующие кровь ароматы из «Тысячи и одной ночи».

Света установила очень медленный огонь и сказала, что теперь у нас есть минут 30-40.

– И можно будет есть? – спросил Мишка, уже чуть-чуть пьяный от радости.

– Ничего вы не понимаете, господин Советник, – засмеялась Света, – а рис-то где? Это смесь в казане, что сейчас готовится, называется у узбеков «зервилак». Можно приготовить заранее, кстати, а рис класть потом, только подогреть предварительно.

– Как сложно! – Мишка дурашливо закатил глаза.

– А я всё запоминаю, – сказал я, погрозив кому-то пальцем в пространство. – Вот вернусь в мир Монарха, спрошу Садиса, умеет ли он делать плов. Он же говорит, что он узбек…

Сорок минут пролетели незаметно, и мы были уже весьма хорошие, когда пришло время промывать и закладывать рис. Я, стараясь удержать фокусировку зрения, пытался запоминать, что и как. Рис промыли в нескольких водах, в казан пришлось налить ещё чуть больше пол-литра горячей воды, после чего стали закладывать рис горстями и не перемешивая.

Когда Света разровняла рис лопаточкой, она придирчиво проверила уровень воды до риса: по её словам должно было быть примерно два с половиной сантиметра. Теперь требовалось кипятить до выкипания воды, не накрывая казан крышкой.

Когда рис начал выступать из-под воды, Света собрала его горкой к середине, сделала отверстие до дна казана и налила туда примерно рюмку водя. После чего установила очень малый огонь, положила на рис перевёрнутую тарелку, накрыла казан крышкой, а сверху ещё и тряпкой, чтобы не выходил пар.

– Всё! – сказала она. – Теперь у нас есть ещё пятьдесят минут.

– Как сложно, – снова покачал головой Мишка. – Ты что-нибудь запомнил?

– Старался, – сказал я. – Давай лучше выпьем.

А потом мы объелись пловом, которого, действительно, много не было.

Вечером Мишка вызвал Николая и попрощался с нами.

– Смотри, ак-куратнее, – напутствовал я его.

– Не волнуйся, – слегка покачиваясь, заверил меня Мишка. – Я им такой всем спектакль разыграю. Сейчас заставлю меня везти сразу к заначке, возьму деньги, чтобы вам тут сразу себя спокойно чувствовать, а потом у программистов наведу порядок. Ты со счетами справишься? – поинтересовался он у Саши.

– Нет вопросов, – Саша был из нас, пожалуй, самым сильно набравшимся и уже откровенно обнимал Свету, а, может, и старался таким образом устоять на ногах.

– Ну и ладно, если что, я думаю, и Серёга разберётся. – Он икнул. – Сразу перекачивайте деньги на мои счёта, Серёга, ты номера помнишь?

– Само собой, у меня записано. Перекачаем, ты же мне всё показал, как, – кивнул я, раздумывая, съесть ли ещё плова или уж тоже отчалить, оставив ребят вдвоём.

– Ну и славно. До скорого! – Мишка махнул рукой и вышел, придерживаясь за стенку.

Я прошёл на кухню и осторожно посмотрел в окно. Мишка-Калабанов нетвёрдой походкой прошёл к уже стоявшему джипу. Он закурил у открытой двери и о чём-то ещё поговорил с Николаем, кивнув пару раз на остающийся стоять на площадке «вольво».

Мишка всё делал правильно, хоть и был сильно выпивший. Николай вышел из машины и, сев за руль «вольво», уехал, а Мишка остался ждать в джипе. Как я понимал, Николай погнал «вольво» на стоянку, расположенную неподалёку от Сашиного дома. Возможно, Мишка, лучше зная некоторые нюансы характера Калабанова, решил, что если он просто бросит дорогую машину без присмотра в каком-то дворе, то это может вызвать подозрения верного Калабановского холуя.

Я положил в какую-то тарелку ещё плова, остававшегося в казане и с аппетитом съел, наблюдая за двором из-за занавески.

Николай вернулся минут через двадцать, сел в джип, и они уехали. Я мысленно сделал крестное знамение вслед машине и вернулся в комнату. Там никого не было, а из Сашиной спальни раздавалось поскрипывание кровати и довольно явственные вздохи и стоны

Отстучав е-мэйл в виртуал о том, что всё развивается по плану, я, усмехаясь, осторожно подошёл к двери, постоял немного, после чего всё-таки тихонько постучал.

– Ребята, дико извиняюсь, но я потопал. Отдыхайте.

– Ложись там, на диване, – сказал Мишка, переводя дыхание.

Однако я заверил, что прекрасно доберусь до той квартиры. Сашка начал что-то говорить, но я понимал, что мне и самому, даже, несмотря на алкогольную анестезию, будет трудно спать, когда за тонкой стенкой так стонет красивая женщина.

Было уже поздно. Я хотел немного прогуляться, с подогретой алкоголем беспечностью поплёвывая на всякую шпану (в кармане у меня лежал «Удар»), но потом решил не искушать судьбу, которая и так пока была к нам более чем благосклонна, и, поймав машину, уехал на нашу вторую квартиру.

100
{"b":"7311","o":1}