ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Сможешь? – спросил я.

– Эх, Серёжа, после того, как я смог уйти в виртуал…

Мы расстались, условившись периодически перезваниваться.

Я шёл по родному когда-то городу, ставшему для меня теперь уже каким-то очень далёким, и ощущал себя неким резидентом, выброшенным на забытый берег юности бурными волнами странного моря судеб. В сумке у меня лежало более ста тысяч «зелёных» и какой-то очень современный пистолет иностранного производства

Несколько раз я видел в толпе знакомые лица, кого-то узнавал сразу, кого-то не мог вспомнить – ну, помню, что знал когда-то человека, но кто это – забыл.

Я чувствовал себя одновременно и радостно, и грустно. Радостно потому, что являюсь высокопоставленным чиновником хоть и виртуального, но вполне значительного государства, и не просто государства, а целой планеты, и потому, что серьёзная операция, задуманная мной и моим другом, почти успешно выполнена.

А грустно мне было из-за того, что в самой глубине подсознания свербила мысль, что иду-то по улицу, фактически, не я, а некий призрак, влезший в плоть простого и ничего не ведающего парня, сознание которого болтается сейчас в виде электронных импульсов где-то во всемирной Сети, полагая, что тренируется в боевых искусствах на каком-то тропическом острове. Так что, при всём при том, был я, получается, чем-то вроде самозванца, которому ничего в этом мире уже не принадлежало, даже его собственное тело. Поэтому скупое осеннее солнце, ненадолго пробившееся сквозь плотные тучи, светило сейчас, в общем-то, не для меня.

Чтобы приглушить эти абсолютно непотребные мысли, я завернул в какой-то бар, располагавшийся в полуподвале. Назывался бар «Спартак» и имел вход в виде большой пивной бочки.

Внутри внизу было неплохо, висели какие-то картинки, связанные с одноимённым футбольным клубом, другие – зачем-то, ни к селу, ни к городу в данном случае, с изображением римских гладиаторов и фирменные рекламки пива разных сортов.

В баре было практически пусто, только за одним столом в углу тяжело двигал челюстями какой-то качок, да скучали за стойкой две ранние жрицы любви, одна из которых, с тёмненькой гривкой волос была очень даже ничего. Или это свет здесь был такой?…

Я вспомнил, что не завтракал, и, попросив меню, сел на скамью за тяжёлый темный деревянный стол, поставив сумку себе под бок.

Заказав субтильному, но гладко выбритому и в белоснежной сорочке официанту яичницу с ветчиной, гренки из чёрного хлеба с чесноком, два бутерброда с красной икрой, кружку «Лёвенбрау» и сто граммов «Смирнова», я продолжал разглядывать бар. Девицы постреливали глазами в мою сторону, но пока оставались за стойкой.

«Чёрт побери!», подумал я. «Неужели и у меня нет права на отдых?» Я достал телефон и позвонил Саше.

Оказалось, что они только-только поднимаются. Я немного злорадно вытащил его из постели, попросив срочно приехать к бару «Спартак». Саша был, конечно, недоволен, но через двадцать минут, когда я как раз успел съесть яичницу, был уже не месте. В конце концов, и в его же интересах было получить компенсацию за одолженные на общее дело долларф.

Я, сунув официанту «пятихатку», чтобы не нервничал, вышел, отдал Александру сумку, сообщил последние новости и вернулся в бар допивать пиво.

Официант, которого звали Олегом, доверительно сообщил мне, что девушки интересуются, не хочет ли молодой человек провести приятно время. Я усмехнулся Олегу и подмигнул шалуньям за стойкой…

В общем, очнулся я часов в семь вечера на какой-то квартирке. Рядом со мной спала та чёрненькая, которая понравилась мне больше, а вторая девушка, высокая, но вполне хорошо сложённая блондинка, сидела голая у стола и деловито ковырялась в моём бумажнике.

Я пил много, но внимательно следил, чтобы девки не посыпали мне в пойло какой-нибудь гадости, потому голова сейчас была более или менее ясная, а сон мой был просто, так сказать, «после-алкогольно-сексуальным».

Я некоторое время тихо и пристально смотрел на Люду, как звали блондинку. Она пока меня не замечала – была очень удивлена, что в бумажнике денег нет. А удивляться не стоило: просто пока мы ещё не завалились в постель, я потихоньку спрятал почти все деньги за унитазом, оставив нарочно одну десятку и мелочь.

– А вот это уже не хорошо – шарить в чужих кошельках, – сказал я, когда мне надоело разглядывать голую девицу. – Поэтому десять рублей всё, что ты получишь за такое поведение.

Она вскочила и мигом схватила со стола мобильник, пытаясь набрать какой-то номер, очевидно, звонила прикрывавшему сутенёру.

Видимо, тренированное тело Макса слушалось приказов чужого сознания на каком-то клеточном уровне. Я только подумал о том, как бью воровку ногой, а Люда уже отлетела в угол комнаты, да там и осталась лежать. Мобильник вылетел и сильно ударился о стену.

Я поднял его, но тут же сообразил, что это не мой мобильник. Злорадно шмякнув его о батарею, так что осколки брызнули, я пошёл и достал из куртки свой. Брюнеточка, которую звали Оля, продолжала крепко спать. Она мне сразу показалась более бесхитростной, чем её товарка, поскольку Люда, казалось, постоянно о чём-то думает, даже когда лежала подо мной или сидела сверху. Её философский взгляд в эти моменты немного раздражал меня.

Мишке я решил позвонить уже из дома, поскольку пока я кувыркался с девицами, Мишка звонил мне дважды, сообщая, что дела у него нормально.

Я спокойно забрал деньги из-за унитаза, принял душ, оделся и всё-таки бросил на стол одну крупную бумажку, поскольку к Оле не имел никаких претензий – девица отработала на совесть.

Неожиданно зазвенел дверной звонок. Оля заворочалась на диване, поднялась, протирая глаза и, увидев валявшуюся в углу комнаты Люду, неожиданно завизжала.

– Тихо! – приказал я, но Оля не унималась, и тренированный кулак Макса заставил её заткнуться ударом в печень, чтобы не трогать зубы.

Лишний раз подивившись неожиданным способностям, обретённым вместе с новым телом, я подошёл к двери. Звонок не унимался.

Посмотрев в глазок, я увидел двоих дюжих парней.

– Людка, давай, открывай! – потребовал один.

Видимо, эта тварь всё же успела позвонить кому-то ещё до того, как я проснулся.

– Сейчас! – невнятно пропищал я тонким голосом и сбегал в туалет за гвоздодёром, который приметил там на полке.

Я осторожно отомкнул замок, но дверь сам открывать не стал, а быстро шмыгнул в тот же туалет.

Было слышно, как парни вошли в квартиру и, очевидно, удивились, не встретив у двери свою знакомую. Он протопали прямо в комнату и встали, как вкопанные, увидев валявшихся в беспамятстве девиц. Безусловно, они ожидали увидеть валявшегося в беспамятстве мужика. Интересно, а что они собирались с этим мужиком сделать?

Парни повернулись и столкнулись со мной нос к носу.

Короткий удар гвоздодёром сразу отправил одного в нокаут, а второй полез во внутренний карман куртки, что было большой ошибкой. Если бы он прыгнул на меня, то ещё вопрос, кто кого, поскольку парень был покрупнее меня, то есть, Макса.

Я с откровенным удовольствием успел ударить его дважды, прежде чем он достал то, что было под курткой.

Теперь можно было спокойно осмотреть их карманы. У первого был только нож с выкидным лезвием, а у второго имелась очень полезная сейчас для нас штучка – пистолет Макарова, правда, только с одной обоймой.

Я забрал все найденные деньги, которых оказалось ни много, ни мало двадцать три тысячи, и для верности стукнул каждого ещё раз ребром ладони по нужным местам.

Аккуратно вымыв и вытерев гвоздодёр, я вернув его на положенное место в туалете, стёр, где помнил, отпечатки своих пальцев и спокойно ушёл, посмеиваясь над незадачливыми сутенёрами.

Дома на конспиративной квартире всё было спокойно. Гвардейцы отсыпались после вчерашней расслабухи, которую мы им позволили.

Я включил компьютер и собрался отправить сообщение в виртуал, но меня опередила пришедшая почта.

«СРОЧНО ВЫТАСКИВАЙ МЕНЯ ОТСЮДА!!!» кричали буквы на мониторе.

102
{"b":"7311","o":1}