ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Глава 18.doc: «Перед бурей»

Произошло то, что Мишка считал невероятным: Николай «расколол» его.

То ли Мишка сделал слишком много чего-то «не так», например, слишком профессионально заговорил с программистами, совершил невозможное по тем «понятиям», по которым жил Калабанов, взяв деньги, предназначавшиеся явно не для того, чтобы их увезти куда-то, куда не знал Николай, но факт оставался фактом.

Выяснилось, что сегодня днём Николай с двумя подручными вдруг неожиданно брызнули Мишке-Калабанову в лицо какой-то гадостью, скрутили его и в полубессознательном состоянии приволокли на квартиру к Саше, предварительно удостоверившись, что он и Света находятся там.

Николай потребовал вернуть «их Петровича». Когда Мишка стал орать, что он, де, Калабанов и есть, и что он им покажет, кузькину мать, Николай усмехнулся и задал несколько вопросов, на которые Мишка, естественно, ответить не смог.

Николай, безусловно, не был посвящён Калабановым во все подробности «обмена разумов», но как понял Мишка, сам Калабанов, видимо, чего-то опасаясь, наказал своему подручному, что если тот заметит странности в поведении своего босса, то должен немедленно скрутить его и тащить на квартиру к Александру Щербакову, из которого любыми путями выбить признание о том, что случилось.

– Он даже сказал этому Николаю такую фразу: «обеспечить возвращение мозгов Калабанова на место», – зло усмехаясь процедил Мишка.

У меня с губ чуть, было, не сорвались упрёки в Мишкиной самонадеянности, но я прикусил язык – смысла сейчас кого-то обвинять не было. Тем не менее, выходило, что Калабанов был, всё-таки, не такой идиот, а Мишку подвела старая истина: «Не считай врага намного дурнее себя самого».

Когда сам Мишка, как ни был плох под воздействием газа, которым его облили, категорически отказался что-то объяснять, Николай и двое «быков» содрали одежду со Светы и заявили, что будут насиловать её до тех пор, пока Щербаков не сделает то, что требуют. Александру ничего не оставалось, как вернуть всё на свои места.

Оказавшийся в своём теле Калабанов, несмотря на слабость, избил Сашу, пытаясь узнать, на какие счета переведены деньги. Наше счастье было в том, что Саша действительно не знал номера счетов, так как всё сделал я. Саша сослался на то, что всё знают люди из витуала, а сам он может что-то узнать только от них.

Наше счастье, что Саша и Света догадались держать языки за зубами насчёт второй квартиры, а сам Калабанов об этом не догадывался.

Он, конечно, спросил насчёт сообщников, но, похоже, удовлетворился рассказом Саши о нанятых безработных. Что пришлось ему рассказать более или менее правдиво, так это про то, как он связался с покойными Беркутовыми, находящимися в виртуальном мире и как по их чертежам сделал преобразователь. Калабанов, побывав в гостях в кабинете для работы с врагами Престола, похоже, этому тоже поверил.

Для того, чтобы подтвердить свою готовность подчиняться приказам Калабанова, Саше, конечно, пришлось отдать сумку с наличными, хотя он благоразумно умолчал, что пистолет оттуда выложил. Калабанов про пистолет впопыхах не вспомнил или же он сам держал оружие не в сумке, а отдельно в том тайнике, откуда Мишка забрал эти сто двадцать пять тысяч.

Калабанов торопился в своё логово, поэтому, забрав Светлану, бандиты уехали, наказав Щербакову связаться с ними по ходу дела. Калабанов, естественно, забрал и шлем, так в сердцах саданув Сашу по голове, что тот потерял сознание.

Я сперва не совсем понял, почему Калабанов не заставил Сашу тут же потребовать от людей виртуального мира назвать номера счетов с его деньгами, но потом сообразил, что, видимо, заполучив шлем, который, как он полагал, имеется в единственном экземпляре, Калабанов посчитал, что, в любом случае, мир тот у него в руках.

Мы оказались в точке, откуда начинали, и даже гораздо хуже. Калабанов был теперь обо всём осведомлён, у него вдобавок имелся шлем-преобразователь с помощью которого он мог засылать людей в созданный Мишкой виртуал, вытаскивать оттуда кого-то и так далее. Конечно, даже его программистам потребуется время, чтобы разобраться во всём, поскольку Мишка внёс изменения в Программу и в сам преобразователь, но вряд ли время большое. Тем более что сегодня к Калабанову состоится визит такого корифея, как Пименюк.

Мишка, правда, тут же сменил все коды для входа в Программу через преобразователь, но бесконечно так продолжаться не могло. Времени у нас практически не оставалось – ещё немного, и Калабанов будет держать нас за горло, за наше виртуальное горло.

Меня заинтересовали несколько фактов, которые обнаружились пока мой друг был Калабановым. Например, то подозрение Мишки, что Калабанов собирался «выйти из игры» с теми преступными группировками, с которыми он был явно связан, и слинять заграницу.

Деньги, приготовленные в тайнике, похоже, были своего рода отступными для определённых лиц за эти действия – возможно, чтобы бывшие друзья-приятели не слишком искали Калабанова. Хотя, для такого дела сумма была явно маловато. Не исключено, что имелись ещё тайники, о которых Калабанов промолчал на допросе, а этот сдал, чтобы от него скорее отстали. Мы ведь не поверили бы, что у него вообще нет тайника с наличными, а так этими деньгами он заткнул нам глотку, можно сказать. Точнее, опустил руки Садиса.

Мишка отмахнулся и сказал, что сейчас уже неважно, есть ли ещё тайники или нет. Сейчас не до денег – главное, успеть разобраться с самим Калабановым.

Однако сказать это было куда проще, чем сделать, особенно теперь.

Пока Калабановым был Мишка, мы могли взять его тайную резиденцию без сучка, без задоринки. Для этого нам требовалось приехать туда вместе с фальшивым Калабановым под видом его знакомых, обезоружить ничего не ожидавшую охрану, и со всем разобраться. Что, собственно, мы и намеревались провернуть завтра вечером – это и штурмом-то нельзя было бы назвать.

Теперь нам предстоял настоящий штурм, да ещё при наличии внутри Калабановского гнезда заложницы.

На совещании в верхах, где снова присутствовали все, кроме Саши, которому приходилось оставаться в реале и периодически отвечать на звонки Калабанова, всячески изворачиваясь. Состояние бедного Щербакова трудно было себе представить: вляпался, помогая нам, в неприятности с такими людьми, как Калабанов, да ещё и невеста в лапах этих бандитов!

Однако, Сашка держался молодцом. Он понимал, что единственным гарантом неприкосновенности Светланы является миллион долларов, которых лишился Калабанов на своих секретных счетах. Вполне возможно, что так же, как и с наличными, таких счетов и денег на них у Калабанова было на самом деле больше. Но если деньги эти были у Калабанова приготовлены для безбедной жизни на Западе, он, безусловно, ими очень дорожил. Впрочем, кто же позволит у себя умыкнуть такую сумму в любом случае.

Александр заявил Калабанову, что даже если он выяснит номера счетов, куда мы перегнали деньги, скажет он их Калабанову только после освобождения Светы.

– Не нравится такой расклад – миллион свой не увидите, – заявил Саша. – Кроме того, я ещё подумаю о компенсации с вашей стороны.

Калабанов стал угрожать, Саша ответил, что сообщит отцу и родителям Светы о похищении.

Реакция Калабанова подтвердила наши подозрения, что он не хотел сильной шумихи, которая неизбежно случится, если в ситуацию включатся полковник МВД и крупный городской бизнесмен. Он неожиданно согласился.

– Обманешь, – проскрипел зубами Калабанов, – тебе и твоей девке не жить. Мне будет терять нечего, и тебя пришьют по любому, понял?

Мишка выступил и заявил, что штурм придётся предпринимать сегодня вечером, поскольку расклад такой, что в виду всех обстоятельств, времени просто нет. Самым главным тут было соображение визита Пименюка, и возможности полного овладения Калабанова техникой контроля над нашим виртуальным миром, а также судьба Светланы. Монарх, которому девушка явно понравилась, заявил, что за безопасность Светы он беспокоится не меньше, чем за весь мир.

103
{"b":"7311","o":1}