ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Да-а, – протянул Премьер, плотнее запахиваясь в простыню и обращаясь к Монарху, – получается, Ваше Величество, что мы даже не вторичный, а, как это – третичный мир, что ли?

– Ни у кого не должно быть никаких комплексов, – замахал рукой Аврелий. – Сами для себя вы совершенно реальны, просто один мир является совершенно независимой подсистемой другого…

– Совершенно независимой? – Мишка с сомнением посмотрел на Морона.

– Ну, формально, конечно, не совсем независимой, вы же понимаете, – признался Аврелий. – Поэтому и возникают проблемы. Но ресурсы того, что у вас называется «Сеть» постоянно растут, значит, и ограничения, как бы нет. А у нас постоянно наращиваются ресурсы локальных сетей Комитета Образования, самой мощной организации, которая контролирует эти вопросы.

Монарх-капитан Колот Винов в недоумении посмотрел на Аврелия Морона:

– Всё это более или менее понятно, только мы-то зачем вам нужны? Вы же не просто так явились.

Морон усмехнулся:

– Да, это, конечно, вопрос, кто кому больше нужен. Я, возможно, не очень точно выразился. Скорее всего – наша потребность взаимная, и, кстати, подобная ситуация уже была, и именно у вас.

– В каком смысле? – вскинул брови Монарх.

– Дело в том, что мой проект решено свернуть. Образ жизни, который сформировала моя модель, определён как «возмохно тлетворно влияющий на нравственность населения» моей Земли.

– Позвольте, – не утерпел я. – Что значит – «тлетворно»? Я не вполне понял, у вас там эта информация распространяется для широких масс? К ней все имеют доступ?

– Ну, что ты, конечно, нет, – помотал головой Аврелий. – Но вдруг до широких масс, как ты выразился, что-то дойдёт? У нас распространение информации вообще под полным контролем, за этим тщательно следят. Возможно, мне нужно будет подробнее объяснить, чем я точно занимаюсь. Я являюсь студентом специальной закрытой школы моделирования жизненных процессов. Я, как бы сказать, один из весьма одарённых студентов…

– Тоже гений, значит? – немного язвительно спросил Мишка.

– Ну,… – немного смутился Аврелий, – дело не в этом. У нас сильно отличающееся от вашего общественное устройство: центральное планетарное правительство, система плановой экономики. И так уже давно. У вас возникало похожее направление развития, но оно захлебнулось, а у нас стало доминирующим. Очень большое значение придаётся потенциальной опасности и безопасности…

– А вы вышли в дальний космос? – поинтересовался Монарх.

– Нет, у нас пока только научные базы на спутнике, на Луне. Да дело то не в выходе в космос.

– Ну, а, всё-таки, – подал голос Мишка, – в чём проблема-то?

– В том, что решено проект ликвидировать. Поймите: вашего мира не станет.

Мы все, те и эти земляне и попойцы, переглянулись.

– Значит, и нас не станет, – констатируя факт, молвил д'Олонго, хмыкнув.

– А мне очень этого не хочется, – сказал Аврелий. – И, посему, я разработал план… Я ведь не могу ни с кем там посоветоваться – я же рассказывал, как у нас жёстко обращаются с людьми, не достигшими совершеннолетия – я пока на самом деле-то ещё несовершеннолетний: у нас это с двадцати пяти лет. Да и само по себе выступление против властей в любой форме наказывается сурово. Но я хочу им доказать… Вот, послушайте в общих чертах, как я планирую всё устроить…

Он изложил свои мысли, внимательно посматривая на каждого из нас.

– По большому счёту, это почти то же, что вы уже провернули здесь, только, конечно, помасштабнее. О моём проекте и моей модели знает пока только Комитет Образования, и то только одна его группа. И больше не знает никто.

– То есть…, – сказал Мишка.

– Нужно посадить в Комитете своих людей – и тогда проект будет существовать сколь угодно долго. Комитет Образования – одна из высших инстанций у нас, назначение – пожизненное с правом передачи преемникам, понимаете? Ближе познакомитесь – поймёте.

– Подожди, модель моделью, но ведь могут догадаться… – Мишка немного запнулся, словно понял что-то: – У вас что, такие преобразователи не в ходу?

– Да, личности и у нас в виртуальный мир так вот просто не отправляются, – сказал Аврелий и немного помедлили. – Это моё изобретение…

– Договаривай! – потребовал Монарх.

– Ну, меня как-то озарило – и я сделал этот преобразователь.

На некоторое время воцарилось молчание. Я переглянулся с Михаилом.

– Слушай, – спросил я Морона, – а у вас есть так называемые мировые константы?

– Есть, – вздохнул Аврелий, – как без них.

Стало тихо, только прототип Монарха присвистнул.

– Аврелий, – задумчиво сказал Мишка, – а тебе не кажется, что то, как ты создал свой шлем там у себя, очень напоминает твою подсказку мне?

Морон улыбнулся немного виновато:

– Я об этом уже думал. Странное озарение, конечно. Но у меня пока ещё никто не появлялся. И потом, если такое предполагать, то можно умозрительно выстроить бесконечную и вечную цепочку миров, вложенных один в другого… Но, наверное, это не будет правильной гипотезой. Какой в этом смысл?

– Один мир в другом, как матрёшки, – сказал я. – А почему такого не может быть? Это вполне можно представить и понять: где-то ещё, в другом месте, да и не в одном, существует нечто подобное, и оно репродуцирует нечто подобное себе. Почему – нет?

– Ну, уж – подобное! – возразил Мишка.

– Ну, не совсем подобное, но всё равно – одно из другого.

– Я не говорю, что такого не может быть, – сказал Морон, – но это уже выше любого понимания и уровня здравого смысла. Это уже просто какая-то модельная концепция бесконечности и вечности. Знаете, как когда зеркало к зеркалу приставляют.

– Ага, – прищурился Мишка. – То есть, тебе проще об этом не думать? Что, тоже комплексы возникают?

– Да не то, чтобы… Но вы же не станете пытаться понять бесконечность? Или вечность?

Я пожал плечами, усмехнулся и посмотрел почему-то первым на Колота Винова, всё-таки, он был Монарх:

– Мы сможем попытаться понять вечность, Ваше Величество?

Монарх-капитан посмотрел на свой земной прототип:

– Заменишь меня, если что?

– Только на время, – быстро ответил Колотвинов. – Я тоже хочу поучаствовать.

– Эк, ты какой! – с явным одобрением крякнул Монарх.

– Да похож он на вас, похож, Ваше Величество, – негромко сказал Мишка, но Монарх явно услышал.

Он, правда, никак не прокомментировал эти слова Советника Беркутова. Монарх бросил на него косой взгляд, хлопнул ладонями по подлокотникам кресла и встал в простыне, как в тоге, весело глядя на нас:

– А почему бы и нет? Попытаемся, тем более что нам и деться некуда. Распоряжусь, чтобы готовили спецназ – будем пытаться понять Вечность.

КОНЕЦ

Екатеринбург,

Февраль 2001

113
{"b":"7311","o":1}