ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Но, если серьёзно, что мне, собственно, терять в этом мире? Свою должность исполнительного директора филиала по торговле стиральным порошком? Возможность подкопить денег и открыть своё дело? И только и думать потом, как обойти нелепое налоговое законодательство, биться с налоговыми инспекциями и отстёгивать дань всяким «крышам»? Смотреть, как разворовывается и разваливается страна, в которой я живу? Плодить детей, которые будут жить, чёрт знает где, чёрт знает как?

А в этом виртуальном мире я могу попытаться стать из ничего чем-то. Я могу появиться там с какой угодно экипировкой и средствами, там даже можно, как я понял, летать в космос. Естественно, в виртуальный космос, но если я буду чувствовать и воспринимать его так же, как то море и лес, то какая мне разница, где кончается наш реальный мир и начинается тот, виртуальный? Там я могу, наверное, выбрать себе целую планету где-нибудь на краю галактики!…

Да, Мишкино изобретение – это наркотик, но это не грязный шприц, несущий смерть от СПИДа и всяких там гепатитов В и С, это возможность начать новую жизнь.

Хотя – стоп! Ведь если я буду находиться в том мире бесконтрольно долго, то моё тело просто сдохнет здесь от истощения. Значит, я должен периодически «выходить» в реальный, так сказать, мир, чтобы банально питаться и справлять естественные надобности. Кстати, в Мишкиной системе есть опции таймера, ограничивающие время пребывания, я это заметил.

А хорошо, что первый раз у меня произошёл «дисконнект»: я ведь не подумал о возможности зависнуть там неограниченно долго и бегать голым от дерева к дереву. Поэтому – хвала нестабильности наших российских телефонных линий!

В некотором возбуждении я снова сходил к бару и налил новую порцию джина. Ну, что ж: если надо, значит, буду выходить оттуда время от времени. Кроме того (я даже усмехнулся), если над нашим миром, возможно, есть бог или боги, играющие с нами в свои непонятные нам «ролевые» игры, то над Мишкиным миром бога явно нет: сам создатель устранился от управления делами, ушёл в мир иной, так сказать, если правда всё, о чём упоминала Маша.

Я страшно пожалел, что не сразу поверил Маше, когда был у неё дома: сколько нужных вопросов я мог бы ей задать. Хотя так получилось, что когда у меня появились какие-то осмысленные вопросы, на разговоры уже не было времени. Ладно, проверю всё на практике.

Я хлебнул джина и снова усмехнулся: бог-то ушёл, но у него появился заместитель…

Глава 15.avi: «Снова переворот».

Универсальный аппарат УАП-469, называемый в просторечии на Попое «уапиком», двигался в надводном режиме, приближаясь к архипелагу Тухо-Бормо. На верхнем мостике стояли капитан-Президент Колот Винов и лейтенант-Премьер д'Олонго. Оба курили настоящую «Приму» с Земли, которую лейтенант достал контрабандными путями, как и обещал капитану. Соратники напряжённо вглядывались в смутные очертания берега, уже проступающие на горизонте сквозь маскирующую пелену утренней дымки.

Экспедиция была предпринята совершенно тайно. О ней знали только несколько человек: естественно, сами капитан и лейтенант, Министр иностранных дел при капитане-Президенте бывший москвич Зелёный, оставленный замещать Президента Вано Быкошвилии, которого капитан числил среди своих старых друзей, а также Галямов фон Анвар – и больше никто. Остальные участники экспедиции – девицы Ногорея и Пертри, которых капитан и лейтенант прихватили с собой, поскольку те были родом с Ка-Клоа из архипелага Тухо-Бормо, пятеро гвардейцев и водитель-пилот УАПа ничего не знали до самого последнего момента.

Собственно, даже уже находясь на борту, они так и не знали об истинной цели экспедиции: это, якобы, был пикник, ещё одна причуда бесшабашно-взрывных Колота Винова и д'Олонго. Эти господа даже штурм столицы Блево организовали именно так: никто ничего не знал, вдруг – бац, корабли вывалились из гиперперехода прямо над городом! Рискованно, безусловно, но как можно было ещё рассчитывать взять планету с десятком кораблей? Надо отдать должное капитану: в сражении не было потеряно ни одной единицы техники. Выстроив эскадру в строгом кильватерном порядке, он добился того, что основной удар от встречи с атмосферой при выходе из гиперпространства принимал на себя флагман, а остальные корабли рисковали значительно меньше, так как выскакивали в обычную метрику уже как бы в вакуумном пузыре, следующим за первым кораблём. Флагман же в момент выхода развернулся кормой по направлению вектора движения и на доли секунды запустил маршевый двигатель, аннигилируя участок атмосферы.

Подобный манёвр требовал ювелирной синхронизации каждой операции, но был выполнен настолько блестяще, что позволило флагманскому кораблю также оказаться в нужное мгновение в вакуумном пузыре. Малейшая ошибка в расчётах привела бы к последствиям, о которых теперь, правда, уже можно было не думать.

Этим ранним утром все на борту уапика ещё спали, так что капитан и лейтенант стояли на верхнем мостике только вдвоём. Они молчали, и каждый думал о чём-то. Д'Олонго сплюнул в сине-зелёные волны и щелчком послал окурок по красивой параболе, которая, впрочем, был прервана в самой середине порывом утреннего ветерка. Лейтенант с сожалением хмыкнул и облокотился о поручни мостика.

– Что знают двое, – ни с того, ни с сего пробурчал он себе под нос, – знает и свинья.

– Чего-чего? – оживился капитан.

Лейтенант щёлкнул пальцами и потянулся:

– Народу слишком много знает…

– О чём?

– Обо всём: и о тайне Опер Геймера, и про что-то там на Тухо-Бормо, и, самое главное – о нашей экспедиции.

– Ладно тебе каркать, – махнул рукой капитан, – вечно ты… Всё будет нормально!

– Хорошо бы так, – повёл плечом лейтенант. – Только мы многое не продумали в спешке.

– Нам же надо было спешить, – сказал капитан. – Я как-то читал высказывание одного из великих, причём, по-моему, с этой самой вашей Земли. Так вот он сказал: сегодня рано, а завтра будет поздно. Очень точно к нашему случаю подходило, между прочим. Видимо, головастый был мужик.

Д'Олонго скорчил гримасу:

– Ой, да проходил я это по истории! А знаешь, между прочим, что там потом было с этим, так называемым, «великим» и его учением? Нет?

– Да откуда ж я знаю? Я вашу земную историю вообще не знаю. Она-то, в принципе, есть?

– В принципе-то, она есть, – проворчал лейтенант, – и кое-что знать следовало бы – много есть поучительного. Хотя бы даже насчёт тех, кого цитируешь.

– Ну и что там насчёт этого великого? – насмешливо спросил Колот Винов. – Его как звали-то?

– Да я уж тоже, если честно, подзабыл, – признался д'Олонго, – это же древняя история: почти три тысячи лет. Звали его то ли Левин, то ли Лемин – не помню!

Капитан удивился:

– Левин? Еврей, что ли?!

– Н-не знаю, – потряс головой лейтенант. – Это вряд ли имеет значение. Хоть и еврей, дело-то не в этом.

Капитан немного скособочился и облокотился спиной на поручень:

– И что же произошло с этим Левиным?

– Я же говорю: мало чего известно. Всё легендами обросло, преданиями. История здесь, как говорится, блуждает впотьмах. Одним словом, если верить слухам, этот Левин устроил какую-то бучу в планетарном масштабе, потом из него мумию сделали…

– За что? – вскинул брови капитан.

– Ну за всё это, видимо. Вот, она почти сто лет пролежала в пирамиде Хеопса, и в конце концов её оттуда выкинули. Вот и всё, практически. Финита, бля, комедия, как говорится.

– А учение? – заинтересовался капитан.

– А что, учение? Ничего с учением. Дураками чуть все не сделались на этой почве.

– Правда, что ли?!

– Да откуда я знаю? – абсолютно искренне пожал плечами лейтенант. – Если судить по тому, сколько дураков на свете, то, пожалуй, что и правда.

Капитан захохотал и хлопнул д'Олонго по плечу:

– Ну, вот за что я тебя, чёрта, люблю! Скажешь какую-нибудь ерунду – хоть от дурных мыслей отвлекаешь!

– А что, есть? – покосился на него лейтенант.

32
{"b":"7311","o":1}