ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– А вот это подсказывает мне, что нас не воспринимают очень серьёзно, – медленно сказал он.

– Что – «это»? – нервно спросил капитан, останавливаясь перед окном прямо напротив лейтенанта.

– Обувь! – многозначительно произнёс д'Олонго. – Если бы нас воспринимали серьёзно, то забрали бы всё, что может нам пригодиться: ботинки, ремни, даже носовые платки. Платком можно руку обмотать, чтобы врезать по морде, например, и не так больно было.

– Кому не больно? – ехидно поинтересовался капитан, чувство юмора у которого не умирало даже в самые критические моменты.

– Ясно, кому, – усмехнулся д'Олонго. – Ну, так вот, значит, они тут или лохи, или просто считают, что лохи мы. И то и другое хорошо…

– Что такое – «лохи»? – спросил капитан.

– Дураки, значит. На Земле всех дураков так называли. Вот нам и надо будет далее косить под лохов в любой ситуации: авось, и поможет.

Капитан открыл, было, рот, спросить что-то ещё, но тут во дворе раздался грохот, по тональности похожий на то, как если бы несколько маленьких громов слились в один. Капитан на мгновение замер, но тут же сориентировался.

– Ну-ка! – Он кивнул д'Олонго, показывая на окно и делая движение корпусом, как если бы хотел подпрыгнуть.

Лейтенант мгновенно сообразил, что от него требуется. Он сложил руки замком и, расставив ноги для упора, встал у окна. Капитан вскочил в сцепленные ладони приятеля как в стремя и, вытянув шею, выглянул в окно.

– Суки! – выпалил он, подтягиваясь на решётке и стараясь дальше выглянуть из окна. – Наших солдатиков положили…

– Расстреляли? – не поверил д'Олонго.

– Именно так, сволочи! Не думал, что их так вот… Они-то при чём?

Ещё несколько секунд он приглядывался.

– Слушай, а тут даже больше расстрелянных. Ещё какие-то тела лежат, явно в форме гарнизона форта. Не понимаю…

– А девки? – быстро спросил лейтенант.

– Что – «девки»? – огрызнулся капитан. – Ты что, всегда только о девках думаешь?

– Да я не в этом смысле. Если наших девок не расстреляли, то это наводит на некоторые мысли.

– Например?

– Возможно, они работали на того, кто устроил этот переворот, и именно они и сообщили о том, куда мы направляемся.

Капитан почесал затылок, одной рукой придерживаясь за решётку окна.

– Да, возможно, ты и прав, это очень даже может быть. Ведь никто не знал, что мы направляемся именно на Тухо-Бормо. Никто вообще не знал, куда мы направляемся. Приказ же поступил изменить направление следования на Ка-Клоа, а Ка-Клоа не так уж далеко от Тухо-Бормо. Ты понимаешь? Именно здесь был гарнизон, и именно сюда нас отправили.

– Ладно, слезай, а то руки устали тебя держать, – попросил Д'Олинго и, когда капитан пружинисто спрыгнул на пол камеры, спросил: – Ты уверен, что расстреляли всех солдат, которые были с нами на уапике?

– Да, вроде, все там, – кивнул капитан.

– Значит, рассчитывать нам не на кого, только на самих себя, – заключил лейтенант.

Колот Винов вопросительно посмотрел на него:

– Что, у тебя уже есть какой-то план?

– Да никакого специального, – махнул рукой д'Олонго. – Так, импровизация и наглость. Была такая поговорочка: «Наглость – второе счастье». Главное сейчас – понять, что с нами собираются делать. Если нас не расстреляли сразу, то шансы у нас есть. Я бы, честно говоря, сразу бы в расход вывел, недооценивают они нас, да…

Капитан несколько нервно хохотнул и потрогал ушибленную скулу:

– Ну, я тоже не жеманная барышня, но наглость в данном случае разве поможет?

– Ну, не только наглость, конечно, – в тон ему ответил лейтенант. – Хитрость ещё необходима, а она у тебя вроде как есть, если уже на двадцать шестой уровень вышел… семнадцатый уровень вышел… – Он осёкся и как-то странно посмотрел на капитана; тот тоже уставился на д'Олонго.

– Не понял, – спросил Колот Винов, – при чём тут какой-то уровень?

Д'Олинго несколько рассеяно поморгал:

– Да оговорился я: хотел сказать, что ты, да и я тоже уже достаточно бывали в переделках. Сам не понимаю, что это у меня про какой-то уровень вырвалось.

– Ладно, с кем не бывает, – согласился капитан. – Но, всё-таки, у тебя есть какие-то задумки, как нам действовать?

– Дождёмся, пока хоть кто-то к нам явится. – Лейтенант подошёл к двери и пнул её. – Мы же уже несколько часов сидим в полном неведении.

– Мне показалось, что солдат в форте не так уж много, – сказал капитан.

– Мне тоже, – кивнул лейтенант. – И это говорит о том, что нас, возможно, недооценивают.

– Скорее всего, Быкошвилли успел поставить здесь исключительно своих людей, – предположил капитан. – Быстро сработано, даже слишком, но этого исключать нельзя. Иначе как объяснить, что тут так мало солдат?

– Ну, если всё именно так, то всё равно, нам это на руку, – согласился д'Олонго.

– Только непонятно, на какую!

– Да на обе! – хохотнул лейтенант.

В этот момент за дверью раздалось цоканье форменных ботинок по каменным плитам коридора. Дверь распахнулась, и в камеру ввалился давешний мордатый сержант в сопровождении ещё трёх солдат с довольно противными физиономиями.

– Точно тебе говорю, – в полголоса сказал капитан, – тут все подставные: рожи-то самые, что ни на есть продажные.

– Согласен, – кивнул лейтенант.

– Молчать! – рявкнул сержант. – Прекратить разговорчики и слушать меня внимательно!

Капитан и лейтенант переглянулись и стали смотреть на сержанта. Одновременно они краем глаза оценивали его подручных. Вооружены и экипированы все были отменно, как бойцы хорошего десантного отряда, что само по себе было несколько странно, так как для гарнизона форта такого снаряжения вовсе не требовалось, и наводило на мысли, что они действительно являлись штурмовой группой. Однако то, как солдаты стояли, подсказывало, что они не профессиональные военные, а скорее всего просто вооружённые до зубов головорезы.

Сержант развернул лист бумаги, который держал в руках и начал читать:

– Именем Пожизненного Президента Попоя, всенародно поддержанного мэтра Вано Быкошвилли…

– Смотри-ка, – шепотом сказал Колоту Винову лейтенант, – и этот тоже «пожизненный».

– Да ещё и мэтром заделался! – Капитан сплюнул через уголок рта. – Ну, если только вырвусь отсюда, недолго он у меня останется пожизненным…

– Заткнуться, суки вонючие! – заорал сержант и продолжал: – …Мэтра Вано Быкошвилли произведено следствие по выявлению состава и мотивов преступления, совершённых так называемым капитаном Колотом Виновым, примкнувшим к нему отщепенцем с Земли мещанином д'Олонго и прочими прихвостнями. Следствием доподлинно установлен состав преступления, практически не требующий доказательств!

– Что ещё за состав преступления? – возмутился лейтенант. – Нам бы хоть вопросы для вида задали!

– Да уж, – как бы в пространство сказал капитан, – моё самое главное преступление, что доверился этому подонку Быкошвилли!

Сержант с деланной неторопливостью, багровея от самостоятельно нагоняемой на себя ярости, медленно опустил бумагу и вперил в заключённых рачьи глазёнки.

– Если вы, псы смердячие, ещё раз позволите себе меня прервать, я пристрелю вас сейчас же. А дослушаете до конца, получите дополнительные минут пятнадцать жизни. Ясно? – И он неожиданно захохотал, явно довольный своим остроумием.

Капитан и лейтенант переглянулись.

– Стоит дослушать, – согласился лейтенант. – Для нас сейчас время – больше, чем деньги.

– Давай, читай, – поддержал его Колот Винов, обращаясь к солдафону. – Я, как Президент Попоя, тебе разрешаю.

Сержант саркастически посмотрел на капитана, но, не сказав ничего, продолжал:

– Следствием выявлены преступные действия, приведшие к массовым человеческим жертвам среди мирного населения Попоя, попытка предоставить вражеской планете Идента пяти баз на поверхности Попоя и тем самым явное намерение подчинить экономику нашей планеты растленному режиму дисов.

– Вообще мы обещали дисам только четыре базы, – вставил капитан.

37
{"b":"7311","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Война на восходе
Нить Ариадны
Путин и Трамп. Как Путин заставил себя слушать
Центр тяжести
Горький квест. Том 1
Час трутня
Как приручить герцогиню
Магия утра. Как первый час дня определяет ваш успех