ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

Я картинно потянулся:

– А вам, уважаемый господин Президент, следовало спросить об этом пораньше. Вы что, думали, что я идиот, и никак не обезопасил себя, засовывая голову к вам в пасть? Моя установка контролирует моё положение в пространстве вашего мира и в заданный момент вернёт меня обратно, в какую бы камеру вы мене не посадили. Зря, я думал, что мы договоримся с вами, ведь я тоже был заинтересован в сотрудничестве, матрас вы полосатый.

Хиггинс немного растерялся. Он ещё не вполне верил мне, но по беспечности и наглости моего тона сообразил, что я его нисколько не опасаюсь. Он открыл рот, чтобы крикнуть стражу, но тут раздался мелодичный щелчок.

– Адьё, президентишка! – сказал я и показал язык, но Хиггинс меня уже явно не видел и не услышал, так как я сидел в кресле перед клавиатурой своего компьютера.

Глава 19.avi: «Найти то, не знаю, что».

Весь день на побережье Тухо-Бормо лил дождь и дул сильный ветер. Серые валы обычно ласкового голубого океана разбивались о скалы мириадами брызг или выплёскивались мутной пеной на золотой песок пляжей. Впрочем, пляжи эти были абсолютно пустынны практически везде: большинство континентов Попоя имели очень низкую плотность населения.

Тухо-Бормо вообще оставался практически безлюдным, только на западном побережье имелся один сравнительно небольшой порт Галор. Именно поэтому дисы так стремились разместить здесь свою военную базу: отсутствие развитой инфраструктуры полностью развязывало им руки для строительства собственных посёлков и разнообразных сооружений так, как им этого бы хотелось.

Гравилёты бандитов-мятежников, которые они захватили, оказались бесполезным: управление машин было заблокировано. Тратить время на расшифровку кода капитан и лейтенант не стали и отправились на собственном проверенном «уапике». Весь путь от Ка-Клоа они шли в подводном режиме, чтобы сохранять маскировку.

Несмотря на безлюдность местности, капитан подвёл УАП к восточному побережью, чтобы избежать ненужных свидетелей. Кроме того, так было даже удобнее начинать прочёсывание территории в поисках таинственной лаборатории Опер Геймера.

Тяжело шлёпая выдвижными гусеницами, машина выбралась из воды и, покачиваясь на рытвинах, устремилась в глубь острова. Кое-где капитану приходилось взлетать, поскольку заросли становились практически непроходимыми, а использование средств прокладки пути в таких условиях слишком явно обозначило бы путь, которым они шли. Включения антигравитатора, который был на УАПе вспомогательным устройством, приводило к перерасходу энергии бортового реактора и сильно снижало запас хода, но капитан считал, что такие действия оправданы.

– Если мы откроем тайну этого Опер Геймера, – сказал он, – Вано Быкошвилии не поздоровится. Даже если наших сторонников и разобьют.

– Но ты даже не знаешь, что там найдёшь. Это только слухи о каком-то неисчерпаемом источнике энергии. А если враньё всё это? – пытался полемизировать лейтенант.

Капитан упрямо сжимал рычаги ручного управления.

– Ну, хорошо, – продолжал д'Олонго, – допустим, так оно и есть, и мы найдём эту лабораторию, и это таинственное изобретение таинственного учёного. Но что дальше? Знание о каком-то источнике энергии, пусть даже и очень мощном, не поможет тебе в данных условиях. Тебе будут нужны корабли, боеприпасы, верные солдаты…

– На худой конец мы найдём всё это на Пенце или у тех же дисов: реализовав такое изобретение, мы заработаем кучу денег. Мы используем это изобретение для того, чтобы построить новый флот новых кораблей и захватим Попой! А затем эти знания помогут нашей планете встать в ряд ведущих в Галактике.

– Прекрасно, если так, ну а если ничего этого нет? Может быть, разумнее было бы попытаться убраться немедленно и уже на Пенце или, где ещё, начать думать, как организовать действия сопротивления?

– Вспомни, что говорилось ещё о каком-то тайнственном способе уничтожать целые планеты. А если эта тайна попадёт раньше к Быкошвилии? Тогда уже никаких ответных действий не предпримешь. Быкошвилии, если он оказался таким подонком, захватит и подчинит себе пол-Галактики!

Лейтенант задумчиво покивал:

– Так оно, конечно…

– Ну, вот видишь! – подвёл черту капитан. – Нам нужен этот секрет Опер Геймера. Нужен, как воздух!

– Конечно, нужен, я ведь не спорю, – согласился лейтенант. – Если он в принципе есть…

Они замолчали. Машина выползла из леса на открытый склон холма и остановилась. Колот Винов устроился на верхнем мостике, осматривая в бинокль окрестность, а д'Олонго примостился рядом и протянул капитану сигарету. Они закурили.

Вокруг на сколько хватало глаз, простирался субтропический лес. Местность здесь была существенно выше, чем на берегу океана, и поэтому суше, а заросли не такие густые, что позволяло двигаться относительно свободно. Нигде в поле зрения не было видно признаков человеческой деятельности.

– Можно подумать, что никаких нигде переворотов нет, никакой стрельбы. И, вообще, людишек нигде нет: девственно чистая планета, да и только, – задумчиво протянул лейтенант.

Капитан посмотрел на него искоса:

– Кабы так… Не расслабляйся, помни, что если Быкошвилли возьмёт верх, единственное, о чём нам придётся беспокоиться, так это как унести ноги с планеты.

– А я тебе это сразу, между прочим, предлагал, – возразил д'Олонго. – Тебя же заклинило на поиске мифической лаборатории мифического Опер Геймера.

– Я тебе уже объяснял, – с расстановкой сказал капитан, как если бы разговаривал с ребёнком или идиотом. – Если нам это удастся, то мы вытянем самый счастливый билет и выиграем сразу всё…

– А тебе надо или всё – или ничего? Пусть даже головы не останется, так что ли?

– Ну… – Капитан пожал плечами. – Голову лучше оставить, конечно. Но хочется решить как можно больше проблем сразу. Ты вот тоже хотел решить проблему со своей кралей побыстрее. Кстати, как она? Я что-то не помню, чтобы во время нашего короткого правления ты часто встречался с этой дамой.

Лейтенант махнул рукой:

– Знаешь, я как-то м-м… перегорел, что ли… Она ко мне любовью не пылала, а я попылал, попылал, да и погас. Я теперь здесь только из-за тебя.

– Хм, – Капитан покосился на д'Олонго с некоторым опасением, – а ты не гомосексуалист, случайно?

– Ну, зачем обязательно – гомосексуалист?! Гетеросексуалист я, гетеро! Но что касается моего отношения к тебе, так просто ты нормальный мужик, и я, можно сказать, предан тебе. Вот так! А теперь мы и вовсе повязаны с тобой одной цепью, как в песне поётся. И теперь или мы этого Быкошвилли скинем, или…

– Понятно, – несколько растроганно сказал Колот Винов, – извини, если что не так. А что это за песня такая, где про цепь, а?

– Да это у одной группы есть песня, так и называется: «Связанные одной цепью».

– Хорошее название, – одобрительно кивнул капитан. – А что за группа такая? Группа захвата, что ли?

– Почему «захвата»? – удивился лейтенант. – Группа – в смысле «ансамбль», поют которые. «Наутилус» называются.

– Откуда ты это знаешь? – спросил капитан.

– Да как – откуда? Это… – начал, было, д'Олонго и вдруг запнулся. – Хм, слушай, а чего-то я, действительно, не могу вспомнить, откуда я это знаю. Просто сидит в мозгах – и всё тут… Честно говоря, я вот сейчас чего-то только сообразил, что у меня много такого в голове: вроде как знаешь, а откуда – не понятно. Просто знаю – и всё тут.

– М-да, – Колот Винов посмотрел на своего приятеля немного круглыми глазами, – я вот тоже такое часто чувствую. Даже непонятно, как это: просто знаешь – и всё! Слушай, а что с нами такое происходит? Может, мы все зазомбированные, а?

– Не знаю! – пожал плечами лейтенант. – Давай лучше не думать об этом, а то свихнёмся. Мы знаем, что нам делать?

– Конечно, знаем! – подтвердил капитан.

– Ну и хорошо! Поехали искать лабораторию, а болтать мы можем до вечера.

Капитан направил УПА к руслу довольно широкой речки, которая текла из глубины острова, и повёл машину по воде.

44
{"b":"7311","o":1}