ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Останусь, – Девушка мягко сомкнула ресницы.

– Есть у меня тут планы на вечер, – кивнул Саша, – но и тебе, возможно, будет интересно. Давай сделаем так: ты оставляешь машину здесь на стоянке, мы к шести заедем к одному приятелю на десять минут, а потом – ко мне?

После работы Саша заехал в магазин «Адмирал», торговавший кофе, чаем и хорошими спиртными напитками. Там он купил три бутылки коньяка «Нистру». Света округлила глаза:

– Три-то куда?!

– Две – моему приятелю, а одна нам. Нам хватит одной?

– Давай ещё «Мартини» белый возьмём. – Света начала расстёгивать сумочку, но Щербаков остановил её и заплатил сам.

Мишарев несказанно удивился: похоже, он не рассчитывал, что коньяк будет такой дорогой.

– Ну, тогда садись. – Он полез в тумбу стола и вытащил два стакана. – Из закуски, правда, только конфеты где-то были…

– Я на машине, – развёл руками Саша, – да и к тому же я не один – меня там девушка ждёт. Давай в другой раз. Ты лучше ко мне заходи, посидим, поболтаем.

– Хорошо тебе – девушка! Так просто или что-то серьёзное? – со вздохом спросил Мишарев с неосознанной надеждой, что чья-то холостяцкая свобода тоже, возможно, вскоре закончится.

– Пока не знаю, возможно, – искренне вздыхая, сказал Щербаков.

– Ну, тогда, не держу – дело святое, – несколько оживился следователь. – Ты звони.

– Обязательно, – улыбнулся Щербаков. – Ты узнал, что я просил?

– Ах, да, конечно! – Мишарев порылся в блокноте и вынул бумажку. – Вот ту написано.

Саша взял листочек и прочитал короткий текст справки, которую его приятель, видимо, получил совершенно официально.

– Ну, спасибо большое, – медленно сказал он. – Созвонимся.

– Ага, конечно, – кивнул Мишарев, прикидывая, похоже, с кем бы раздавить одну бутылку после рабочего дня: вторую он предусмотрительно убрал в сейф.

Света слушала музыку, удобно устроившись на сидении. Щербаков положил справку, которую нёс в руке, в углубление на панели машины. Какая-то странно-неосознанная мысль вертелась в голове.

– Надо же – Миша и Серёжа, – вслух сказал он.

– Ты о чём? – удивилась Света.

– Ладно, дома расскажу. Говорю же: возможно, и тебе это тоже будет любопытно.

Глава 9.avi: «Нет человека…»

Экспедиция заняла у нас довольно много времени. Зона гаснущих звёзд располагалась, что называется, на краю света, в смысле – на краю этого мира. Уже все обитаемые миры остались позади, а наш корабль всё совершал прыжок за прыжком, поглощая пространство. Конечно, пространство это было виртуальное, но выглядело всё очень натурально. А, главное, это являлось натуральным для всех нас, тех, кто жил здесь.

В конце концов, мы вынырнули в реальность местной виртуальности, если можно так выразиться, на разумно безопасном расстоянии от границы феномена. Откровенно говоря, я воспринимал окружающее как абсолютную реальность. Возможно, Мишка, который в деталях знал, что называется, подноготную мира, который сам и создал, мог томиться неким ощущением бутафорности сцены, где мы играли наш спектакль, но не я. Для меня рубки и каюты звездолёта, колючие огни звёзд, которые мы наблюдали в коммуникационные устройства, люди, меня окружавшие, были – реальнее некуда.

Формальностью, хотя и чисто бумажной, было моё руководство экспедицией, поскольку статус она имела, вроде как, сугубо научный. Технически же всем руководил Премьер д'Олонго, который уговорил монарха послать и его в этот полёт. В общем-то, я не возражал, поскольку бывший лейтенант имел огромный опыт руководства боевыми подразделениями, которым, в сущности, и являлся наш корабль: за исключением группы учёных, большую часть команды составляли военные.

Странное это было зрелище – надвигающееся ничто. Наш корабль висел в пространстве на расстоянии нескольких световых часов от… Не знаю, возможно ли это в реальном мире, но здесь это было возможно – надвигающееся ничто. Это была сфера, окружающее всё наше пространство, которая медленно надвигалась на нас. Все измерения показывали именно это.

Ничто надвигалось. Не пустота, а именно ничто, потому что пустота, реальная или виртуальная, это, всё-таки, некое материальное понятие: в ней можно находиться, через пустоту можно лететь и так далее.

А здесь не было ничего, и это «ничего» наползало на нас. В нём исчезали радиоволны, посланные зонды пропали, на успев передать даже крупицы информации. Там было темно – если позади нас светили звёзды видимой вселенной, то впереди было пусто.

Мы выбрали объект – звезду, находившуюся в критической зоне, и наблюдали, как ничто поглотило её. Строго говоря, звёзды, оказывавшиеся на пути этого, пожирающего наш мир феномена, не гасли. Они попросту пропадали.

Мы отследили момент наползания «Ничто» на звезду. Вот невидимый сегмент невидимой сферы коснулся короны, и… Звезда погасла, пропала.

На замедленной съемке нам удалось чётко установить фазы исчезновения, которые продолжались микросекунды. Создавалось впечатление, что звезду просто как бы втянуло или всосало в…

Этому не было определения. В общем, куда-то втянуло, и звезда перестала существовать.

– Размеры звезды и время – представляешь, какая скорость! – с ужасом и восхищением сказал д'Олонго.

– Этому нет даже маломальского объяснения! – промолвил учёный со странным именем Тухо, обрабатывавший результаты видеосъёмки.

Я покивал со спокойствием приговорённого к пожизненному четвертованию:

– Да уж…

Ничего, принципиально объясняющего феномен, мы, естественно, не обнаружили, однако, на мой взгляд, интересным являлся тот факт, что скорость движения границы «Ничто» резко возрастала в момент поглощения звёзд. Наше счастье, что возрастала она только на чрезвычайно короткий период времени, который длилось поглощение звезды. Мы запустили несколько зондов, чтобы определить скорость движения невидимой смерти этой вселенной. Поскольку размеры зондов были микроскопически малы по сравнению с таким объектом, как звезда, они могли рассматриваться как материальная точка классической механики. Таким образом, нами была вычислена «скорость покоя», то есть скорость, с которой невидимая граница, уничтожающая материальные объекты, наползала на наш мир без взаимодействия с самим этими объектами. Она оказалась сравнительно небольшой: это позволяло мирам в известной части Галактики просуществовать ещё не менее десяти лет, при условии, конечно, что скорость эта не будет меняться.

Я только надеялся, что Михаил сможет построить какие-то правильные адекватные теории, исходя из этих данных. Тогда, возможно, станет понятно, что нужно и можно предпринимать, ведь понять природу опасности – значит уже в какой-то степени получить подсказку, как с ней бороться.

Хотя, в данном случае, бороться отсюда, изнутри виртуального мира, мы не могли, а вот как оказаться там, на Земле, было не совсем понятно. Мишка, наверное, мог исправить результаты вмешательства Щербакова и советами, но только, что называется, «с той стороны». Для этого ему нужно было, как минимум, «обменяться разумами» с кем-то из реального мира, например, с тем же Щербаковым. Пока мы не могли сказать, не побоится ли Щербаков пойти на это? Вообще это была серьёзная принципиальная проблема: кого можно использовать в качестве тела-донора?

Но мало сказать – использовать, нужно было ещё каким-то образом попасть в тело, точнее в голову Щербакова или кого бы там ни было, и не известно, работает ли Мишкина аппаратура так, чтобы обеспечить всё это. Насколько я мог догадаться, даже Мишка не до конца пока решил эту задачу.

Изначально Мишкина программа работала так, что человек из реального мира, отправляясь в созданный Михаилом «виртуал», неизбежно возвращался в своё земное, так сказать, тело, если только тело это сохраняло жизнеспособность. Управляя программой через шлем-преобразователь, можно было либо «скопировать» в виртуальный мир самого себя, либо создать по выбору некий новый персонаж, либо занять на время некое уже существовавшее виртуально тело. В своё время я пользовался только первым вариантом, так что ничего не мог сказать о двух последних.

73
{"b":"7311","o":1}