ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

– Ты смотри, – покачала головой Маша, когда они спускались по лестнице из мэрии, – он ещё и в командировки ездит.

– А как же – избранник народа! Не спит день и ночь, думает, как жизнь этому самому народу улучшить.

– План «засланные казачки», выходит, откладывается, – констатировала Маша.

Получалось, что делать им в этот день было уже нечего. Они бы не возражали погулять по родному городу, но риск снова выкручиваться при возможных встречах с друзьями и знакомыми Саши и Светы сильно отбивал это желание.

– Слушай, – сказала Маша, когда Миша всё-таки остановил машину недалеко от набережной, и они, несмотря на прохладную погоду, купив мороженное, постояли у литой решётки, любуясь знакомым с детства центральным городским прудом, – теперь, когда ты придумал, как выходить из виртуала сюда, надо будет хоть иногда устраивать себе такие вылазки.

– Да, было бы не плохо, – согласился Миша. – Вот только где брать тела напрокат? Каждый раз у Сашки со Светкой одалживать? Не у бомжей же? Нужно, конечно, как-то это дело продумать. Главное – у нас теперь такая возможность есть. И не будем загадывать – с Калабановым надо ещё разобраться.

Маша доела мороженное и швырнула обёртку в урну. Миша проводил взглядом комок бумаги – попала!

– Сука! – с чувством сказала Маша, прищуривая глаза.

Миша вопросительно покосился на жену пребывавшую сейчас в чужом обличии.

– Калабанов сука! – пояснила Маша. – Если бы не эта тварь тогда, всё бы было нормально.

– Не будем об этом, – Миша обнял Машу за плечи. – Тогда у нас не было выхода. Всё могло быть и хуже, главное – сейчас разобраться с ним так, как надо. Поехали, выспимся к завтрашнему дню.

– Рано ещё, – сказала Маша и засмеялась. – А, понимаю: то-то я смотрю, что ты такой активный эти дни, а точнее – ночи. Нравится, что я – не я?

– А у тебя это, значит, вызывает только отрицательные эмоции? – помотал Сашиной головой Миша. – Признайся, какие эмоции это у тебя вызывает? Нет, если хочешь, мы можем вернуться туда, к Монарху – вечер у нас всё равно свободный. Вот только мы Сашу и Свету сорвём с отдыха…

Маша снова засмеялась и потащила мужа, который сейчас находился в совершенно ином теле, к машине.

С Сашиной квартиры они позвонили Павлу Семёновичу и удостоверились, что у того всё в порядке.

– Телевизор смотрю, – сообщил бывший доцент, – пивка, вот, немного позволил…

– Вы только не напейтесь, пожалуйста, – предупредил его Миша.

– Нет, что вы! Я только пивко, но вы же сами его мне оставили.

– Пиво – ради бога, но не вздумайте водку.

– Что вы, у меня же и денег нету, – заверил Павел Семёнович.

– И, тем не менее! – веско сказал Миша и попрощался.

Они приготовили хороший ужин, выпили хорошего коньяка и пораньше завалились в постель…

На следующий день, поскольку из-за отсутствия Калабанова делать им было нечего, они решили с утра отправиться на снятую квартиру и проконтролировать лишний раз своего нанятого сотрудника. Ведь именно в этот день должны были появиться возможные отклики на объявления.

– Зря только деньги на него потратили, – вздохнула Маша. – Но кто знал?! И, может, ещё никто и звонить особо не будет.

– Да ладно. Хоть одному человеку подарили немного счастья. Пусть порадуется мужик.

– Да ты прямо альтруист и филантроп какой-то! – усмехнулась супруга.

– Не-а, – сказал Миша, очень серьёзно на неё посмотрев, – просто я думаю, что он всё равно пригодится. Мы же, действительно, не знали, что так выйдет. И, кстати, я думаю, что звонков будет много.

Результат выхода объявлений, действительно, превзошёл все ожидания. Когда около десяти в начале десятого они вошли в квартиру, Павел Семёнович пожаловался, что звонки начались уже часов в восемь.

Посоветовавшись, Миша и Маша решили заняться отбором кандидатов, не откладывая дела в долгий ящик. Кроме того, оказалось, что они, видимо, отвыкнув от земной реальности, не учли одного существенного фактора: записывать звонивших не имело смысла. Большинство людей, удовлетворявших требованиям их объявления, не имели собственных телефонов, по которым с ними можно было связываться.

– Будем приглашать – и сразу смотреть, – решил Миша.

К пяти часам дня у них рябило в глазах от лиц и шумело в ушах от разговоров. Количество кандидатов давало возможность выбора. Миша даже пришла в голову мысль, что можно вернуть тела Саше и Свете.

– Возьму себе одного из ребят, кого мы выберем, – сказал он, – а то надоело опасаться, что встретишь знакомых. У Щербакова их, похоже, немало в городе.

– А со мной как же? – поинтересовалась Маша. – Меня тоже в мужицкое тело впихнёшь?

– Тебя отпустим отдыхать, – сказал Миша. – Занимайся сыном, а у меня тут, кроме людей фон Анвара, будут ещё настоящие Саша и Света. Помощников хватит.

– Представляешь, – сощурилась Маша, – со Светой уже спать не будешь…

– А с ней Саша спал, спит, и будет спать, – ухмыльнулся Миша, выставляя вперёд ладони и, показывая на тело, в котором он сейчас находился. – Кто докажет, что нет? Ко мне – никаких претензий!

Они решили, что им потребуется не более пяти человек – четверо спецназовцев Галямова и одно тело для Миши. На всякий случай, если кто-то из намеченных кандидатов не перезвонит вечером, они оставили Павлу Семёновичу расширенный список из десяти кандидатур – отказать всегда можно.

– В общем, назначайте вот этим, – Миша подал бывшему доценту список, – встречу здесь в двенадцать дня. Скажите, чтобы были готовы, в принципе, выехать сразу в дальние края, но вещей с собой практически никаких не надо – всем обеспечит работодатель. От трусов до бритвы.

По легенде кандидаты набирались для службы в иностранном легионе на островах южных морей.

Миша, закрывшись в комнате с оборудованием, связался с «тем» миром и попросил доставить Сашу и Свету с отдыха для обмена телами.

– Правильно мы сделали, что выбрали побольше кандидатов, – сказал он Маше после сеанса связи. – Серёга требует, чтобы и его пустили сюда. В общем, решили, что берём четырёх людей фон Анвара, Серёгу и меня – всего нужно шесть кандидатов. Даже сам Монарх и Премьер начали, было, требовать, чтобы и им показали реал, но сейчас их удалось отговорить. Фон Анвар резонно сказал, что главные лица нужны в государстве.

Он прошёлся по кухне, где они разговаривали, чтобы не смущать странной терминологией Семёныча, и налил себе минеральной воды.

– Так что со мной вместе будет шесть засланных казачков. Пошуруем тут.

Глава 14.doc: «Ощущение жизни».

По возвращению Миши и Маши мы устроили общее совещание. Гвардейцы фон Анвара ждали за дверями, полностью готовые (морально) к выполнению боевой задачи.

Однако у меня возникли существенные возражения. В конце концов, почему я должен оставаться в стороне от всех дел? Кроме того, начиналась уже зона риска, так сказать, а рисковать Мишкиной головой было нельзя. Поэтому я так прямо и сказал на совещании.

– Это очень дельное соображение, – поддержал меня, к моей радости, Монарх. – Действительно, потерять Советника Беркутова для нас сейчас равносильно нашей общей смерти. Поэтому самоотверженное предложение господина Министра я рассматриваю, как проявление чрезвычайной доблести. Мы ценим такую преданность нашей планете.

Я скромно поклонился, искоса посмотрев на Мишку – у того на губах играла лёгкая усмешка. Любит он, всё-таки, хотя и не навязчиво, но, всегда быть в центре внимания и действия. Доигрался уже один раз.

– Именно поэтому я предлагаю, чтобы замещал Калабанова именно я, а не Михаил, – с ударением подчеркнул я.

Все ободрительно зашумели, а Мишка хмыкнул, покачал головой и попросил слова.

– Я чрезвычайно благодарен, что вы так цените мою жизнь, и я понимаю, что вы правы. Но, есть одно но! – Он вышел из-за стола и стал прохаживаться по комнате.

– Во-первых, мой дорогой друг Сергей, – продолжал он, – практически не знаком с Калабановым – ну, так, видел его пару раз издали. Ведь верно? – Он посмотрел на меня.

87
{"b":"7311","o":1}