ЛитМир - Электронная Библиотека
Содержание  
A
A

У Калабанова немного дёрнулась щека, но в целом я мог бы сказать, что он очень спокоен.

– Ладно, а что ещё вам нужно? – хрипловато спросил он сквозь зубы.

– Второй и последний наш вопрос – денюжки! – Умильно скривился Мишка. – Номера счётиков, зарытые заначки, в общем, чтобы не менее «лимона» баксов набралось. Если больше – не откажемся. Но, уверен, у тебя есть не менее «лимона».

– А, я понял, – процедил сквозь зубы Калабанов, – ты придумал, как пересылать мозги туда-сюда, и хочешь сейчас на мои денежки там покайфовать?! Не выйдет! – Он рванулся в кресле. – Денег не увидите, и о программистах ничего не скажу! С хера я вам должен верить? Да вы меня всё равно замочите – с чего я буду вам что-то говорить? Сосите у мёртвого осла, пидары! – Калабанов харкнул в Мишку и попал ему прямо на правую щёку.

«Как реально!» подумал я. «Надеюсь, левую щёку Мишка подставлять не будет?»

Мишка взял у Садиса салфетку и утёрся, нехорошо усмехаясь. Затем он подошёл к Калабанову и вытер этой же салфеткой ему морду.

– Фу, как грубо выражаешься, Витя, а тут дама стоит, – сказал он. – Подумай, чувствуешь, какая слюна реальная? Тут всё такое, Витя, всё: и слюна, и дубинка деревянная, и щипцы, и пилы, и топоры, и ножка от табуретки.

– Пошёл, ты сука!… – Калабанов плюнул ещё раз, но Мишка увернулся, и плевок упал на ступеньки трона Монарха.

Колот Винов нахмурился.

– Неуважение к Монаршей персоне, – с сожалением сказал он. – Садис, промакни ему губки, у него слюна что-то далеко брызгает!

– Ай, Садис всё поняла! – осклабился старший истязатель и неожиданно съездил колотушкой Калабанову по зубам.

Брызнула кровь, самая настоящая, Калабанов дёрнулся, пуская красные пузыри, а во рту у него что-то захрустело. Маша отвернулась.

– Я, пожалуй, уйду, – сказала она, поморщившись.

– Да, милая, наверное, – согласился Миша, и Маша быстро вышла через заднюю дверь, стараясь не смотреть на Калабанова.

– А что делать? – вздохнул Михаил и развёл руками. – Ты плюёшься, а я хотел по-хорошему… Будешь говорить?

Калабанов что-то пробормотал, но разобрать можно было только что-то вроде «сука ё…».

– Понятно, – сказал Мишка печально, – поверь, мы все хотели по-хорошему.

Он вопросительно посмотрел на Монарха.

– Ну а что с ним ещё делать? – пожал плечами Колот Винов. – Давай, Садис, приступай к серьёзной работе. Но, смотри: не до смерти сразу.

Садис поклонился, и тут началось…

Маша правильно сделала, что ушла. Честно говоря, мне тоже быстро поплохело, всё-таки подобные зрелища требуют определённой подготовки, и спасал только коньяк, который мне щедро подливал Премьер. А Мишка откровенно получал удовольствие. Впрочем, особо осуждать его я не мог.

Уж на что у меня не было оснований любить Калабанова, но в какой-то момент я даже начал его жалеть. Сколько совершенно простых вещей могут являться страшными пыточными инструментами, будучи применены правильно и по назначению! Пресловутая ножка от табуретки, например.

Я помню, что мой дедушка ещё давным-давно рассказывал, что такой вот ножкой пытали в застенках НКВД. Не знаю, откуда такие знания были у Садиса – то ли Мишка заложил, то ли сама Программа, опять же по алгоритму, заложенному разработчиком, выискала подобные сведения где-то в необозримом море информации интернета, но, думаю, в подручных Лаврентия Павловича Садис бы прижился, и был бы не последним человеком. Если не первым.

Говорят, некоторые особо стойкие коммунисты, типа, например, Якира, держались по несколько суток. Возможно, это правда, но, скорее всего – полная ерунда. Калабанов продержался чуть больше получаса, да и то только потому, что Садис работал не торопясь, с чувственным артистизмом, если так можно сказать о пыточных дел мастере.

Сломленность Калабанова живо напомнила мне гениальный, но запоздавший в своё время фильм Никиты Михалкова «Утомлённые солнцем». Там командарм Котов, только что ещё вальяжный и балагуривший, через несколько минут обработки энкавэдэшникам, сидел, всхлипывая, как ребёнок, избитый и скрученный наручникам в бараний рог на заднем сидении автомобиля.

Не знаю, что потом мог наговорить сам на себя и своих друзей тот же бедный Котов на последующих допросах, но минут через сорок Калабанов рассказал нам всё, что требовалось: где у него работают программисты, как к ним попасть, номера счётов, где лежат деньги, а также место тайника и код сейфа, где он держал довольно изрядную значку наличными.

Садис скромно стоял рядом с всхлипывающим и истекающим кровавыми соплями Калабановым и преданными глазами смотрел на Монарха.

– Ну, – сказал Колот Винов, обращаясь в первую очередь к Мишке, – достаточно информации, господин Советник?

– Вполне, – кивнул Мишка, – только ещё пара вопросов.

Монарх хотел, было сделать знак Садису на продолжение процедуры дознания, но Мишка остановил палачейного мучителя:

– Нет-нет, не стоит! Я думаю, он и так скажет – вопрос не слишком принципиальный. Слушай, – обратился он к Калабанову, один глаз которого заплывал громадной гематомой, – у тебя что, на это твоей конспиративной даче в деревне – выделенка, что ли, стоит?

Калабанов мутно взглянул на Мишку уцелевшим глазом, явно не понимая о чём идёт речь.

– Ты что, вопроса не понял?

– Не поня-ал… – проскулил Калабанов.

– Мишка, – вмешался я, в забывчивости обращаясь к другу не по официальному званию, – он, может, действительно, не понимает, что такое выделенка. Особенно уже сейчас.

– Хм, – Мишка чуть смутился, – может, ему и впрямь мозги немного отшибло. Ладно, спросим проще: как твои программисты подключаются к интернету в этой деревне? Не через телефон же?

– Я меня там какое-то радио… Мне они сказали, что надо сделать… – промычал Калабанов.

– А, понятно, – кивнул Мишка, – радиодоступ. Ну, естественно, сучара, хозяева жизни – могут себе позволить самые последние достижения. Хоть и не понимает, что это такое, но бабки есть, чтобы платить.

– Мишка, как это – радиодоступ? – не понял я.

– Да очень просто – по радио. Я ещё год назад слышал, что начинает такое развиваться. Панельная антенна, прокачивают гигабайты. В общем, всё понятно. У меня вопросов к подследственному больше нет, – Он повернулся и поклонился Монарху. – Пока нет.

– Прекрасно, – кивнул Монарх. – Как ваше мнение, Советник, стоит его подлечить?

– А почему бы и нет? – Мишка поскрёб подбородок. – Но пусть будет готов – вдруг ещё вопросы появятся. А уж если не всё рассказал – смотри у меня! – Он погрозил пальцем Калабанову.

– Ваши действия теперь, Советник? – поинтересовался Монарх.

– Я отправляюсь туда, в эту жирную тушку. Ликвидирую все последствия художеств его людей, замету следы, заберу деньги – и всё: мы будем защищены. А, вообще, как я предвижу, для возможной защиты нашего мира нам придётся создавать там, – Он неопределённо кивнул в пространство, имея в виду мир реальный, – нам придётся создавать там нечто вроде спецслужбы, которая будет контролировать ситуацию и отслеживать возможные попытки вмешаться в мою Программу, работающую в Сети. Для этого очень понадобятся деньги, и Калабановские будут первым заделом.

– Хороший план, – кивнул Монарх. – Его нужно будет детально обсудить. Действуйте, Советник! В вашем распоряжении все ресурсы Попоя.

Глава 17.avi: «На грани провала».

Когда мы снова появились на квартире Саши, в реале прошло совсем немного времени. Я снова влез в тело Макса, а Мишка, естественно, теперь воплотился Калабановым. В его бывшее тело некоего Вити переместили ещё одного спецназовца для увеличения нашего небольшого подразделения. Правда, Мишка возражал, говоря, что никакой необходимости теперь в каких-то «отрядах» теперь уже нет. Однако бездействующее тело Виктора нужно было хотя бы как-то занять.

Первые несколько минут Саша и Света с опаской посматривали на бренную оболочку Калабанова, но быстро привыкали, благо, у них уже был опыт. Хуже было с нашими гвардейцами, которым совсем недавно приходилось вязать Калабанову руки, а теперь, фактически, ему подчиняться. Мы, как могли, объяснили им, что при путешествиях между параллельными мирами перемещаются только сознания, а не «реальные физические» тела, в чём они уже могли убедиться на собственной, так сказать, шкуре. Поэтому тактические соображения требуют теперь перемещения Советника Беркутова в тело нашего заклятого врага.

99
{"b":"7311","o":1}