ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

Фахрутдинов, которому грозила скорая встреча с кредиторами, согласился и не пожалел, хотя временами приходилось выполнять и грязную работу. Правда, сетовать было грех, собственно «мокрые» дела случались крайне редко, а оплата и получаемые блага оказались настолько высокими, что Фахрутдинов и не помышлял задавать лишние вопросы Михаилу Петровичу, с которым после встречи в аэропорту за все эти годы он виделся «живьём» всего-то несколько раз.

По заданию Михаила Петровича была открыта фирма «Магна», которая для прикрытия в небольших объёмах занималась торговлей компьютерной техникой. Фахрутдинов официально числился президентом фирмы, но торговые дела вёл наёмный исполнительный директор. В обязанности Марата Валерьевича и людей, числившихся как охранники фирмы, входило постоянное ожидание вызова от Михаила Петровича и выполнение любого приказа. Из слов Фахрутдинова следовало, что самыми неприятными за это время были три дела, и все сводились к устранению определённых персон. Что удивило Лиса, люди эти – какие-то политики и бизнесмены – вряд ли являлись Творцами, как он сначала подозревал. Однако вполне возможно, Фахрутдинов просто не знал, кем эти личности были на самом деле. Во всяком случае, сам термин «Творцы» Фахрутдинов, без сомнения, слышал впервые.

Поскольку какие-либо приказы вообще поступали редко, работа Фахрутдинова состояла, как правило и в основном, изв довольно приятного проведения времени и периодических проверках работы исполнительного директора фирмы: видимость официальной деятельности следовало поддерживать, это тоже был приказ.

Ни разу за все годы Фахрутдинова не тревожили правоохранительные органы. Один раз случилась небольшая проблема с налоговой инспекцией, но там всё решила солидная взятка, и последующие регулярные подношения сделали взаимоотношения с налоговиками не более, чем формальностью. «Крышей» фирмы, чтобы не тревожили бандиты, была милиция.

Как показалось Лису из очень общих слов Фахрутдинова, в настоящий момент государственные учреждения России, будь то МВД или ГНИ, коррумпированы абсолютно. Хотя подобные слухи были не новы и во времена его «постоянной» жизни в земном мире, судя по рассказу Марата Валерьевича, сейчас в госаппарате эти процессы приняли поистине грандиозные масштабы сверху донизу и практически явно и открыто.

Коттедж, в котором они сейчас находились, естественно, приобретался и достраивался на деньги Михаила Петровича. Семья Фахрутдинова сюда не показывалась: таков был приказ босса, и жена с детьми даже не знали о существовании данной резиденции. Ещё до знакомства с Михаилом Петровичем Фахрутдинов владел домом на озере Балтым, и его семейство летом обитало там. На всякий случай Лис запомнил адреса городской квартиры и дачи Фахрутдинова.

В этот раз Фахрутдинов получил описание Лиса и Монры и приказ задержать указанных людей в районе Сысерти. Как указал Михаил Петрович, парочка могла оказаться на дороге (район был указан именно тот, где все трое и вышли на тракт), или же, возможно, в Сысерти.

Проездив по тракту, люди Фахрутдинова никого не нашли, и повернули в Сысерть прочесать улицы. Лис понял, что на шоссе они разминулись с троицей в белой «Тойоте» совсем чуть-чуть.

Про вертолёт Фархрутдинов не знал ничего. Из этого следовало, что его босс либо хотел использовать несколько каналов для уничтожения проникшего на Землю отряда, либо… В общем, это пока оставалось неясно.

Нет-нет, стоп, в который раз оборвал сам себя Лис, с вертолётом как-то совершенно не вяжется! Люди из вертолёта были сотрудниками милиции и упоминали о «трёх преступниках», а у Фахрутдинова имелся конкретный приказ взять двоих – мужчину и женщину. Получается, что он не знал, что нас трое? Но это вообще уже ни с чем не согласуется!..

– Значит, вам ничего не говорили насчёт нашего друга? – ещё раз уточнил Лис.

– Я же говорю: нам приказали отловить мужчину и женщину, – Фахрутдинов кивнул на Монру. – Ни о ком третьем и речи не было!

Лис взял стакан, налили в этот раз немного виски и залпом выпил, после чего посмотрел на Монру. По озадаченному взгляду, которым та ответила, он понял, что и подруга теряется в догадках. Пока информация, накопленная ими на Земле, совершенно не ложилась в чёткую схему, а отсутствие таковой не позволяло планировать дальнейшие действия.

Тем не менее, два момента очевидны: необходимо выяснять, что произошло с Терпом, и какое к этому имеет отношение босс Фахрутдинова. Для связи со своим боссом Фахрутдинову служили только три телефонных номера. Если пресловутого Михаила Петровича не удастся вызвать на переговоры, то задача сильно усложнится.

Фахрутдинов снова попросил выпить. Задумчиво глядя на льющуюся в бокал жидкость, он невесело усмехнулся, уже слегка захмелев.

– Удивительная, блин, штука, – сказал Марат Валерьевич, держа бокал скованными руками. – Я вроде бы себя прекрасно контролирую, но, это же абзац просто: я не могу вам соврать. Понимаю, что говорю вещи, за которые мне шеф голову снимет и яйца отрежет – и не могу не рассказать! Это абзац какой-то… – снова повторил он, сокрушенно качая пока ещё не снятой головой.

Лис скривил губы:

– Снова ты, Марик, материться начал. Но ты уж прости нас. Боссу расскажешь о том, что реально произошло – можешь смело приврать про своё героическое сопротивление. Надеюсь, он поймёт, что иначе ты не мог. Кроме того, хочу тебя попросить передать ему просьбу: ответить на наш звонок и поговорить с нами. Телефоны его мы теперь знаем, и сами ему позвоним. А твоя задача предварительно попросить, чтобы нас выслушал, это и тебе будет на пользу, поскольку, надеюсь, тогда он лучше поймёт, что ты сделал всё, что мог. Когда ты с ним свяжешься часов эдак…, – Лис прикинул, сколько проспит Фахрутдинов после инъекции снотворного, – через семь-восемь, то и передашь мою просьбу. Идёт?

Фахрутдинов удручённо пожал плечами:

– Что мне остаётся?

– Верно, – согласился Лис, – поэтому так и сделай. А я перед тем, как звонить твоему шефу, позвоню тебе. Давай вообще сделаем так: ты, якобы, телефонов нам не давал, а связь будет через тебя. Ты будешь в лучшем свете выглядеть – видишь, как я о тебе забочусь.

Им нужна была машина, поскольку ловить попутку Лис уже опасался: вдруг босс Фахрутдинова успеет понять, что у его слуги что-то не так, раньше, чем они уберутся подальше? Брать же машину Фахрутдинова ему представлялось опасно, поскольку погореть можно при любой проверке на посту ГАИ.

Однако эта проблема разрешилась неожиданно просто. Вспомнив, что просматривая документы людей Фахрутдинова, он видел у каждого очень странные бланки доверенностей, где без всякого нотариального заверения говорилось о том, что господин Фахрутдинов Марат Валерьевич доверяет управление принадлежащим ему автомобилем «Тойота Карина-Е», государственный номер такой-то, господину такому-то, являющемуся сотрудником фирмы «Магна», Лис задал хозяину коттеджа несколько вопросов. Выяснилось, что выдача подобной доверенности теперь не требовала нотариального оформления, и владелец автомобиля мог выписать её сам на стандартном бланке любому лицу, указав все необходимые данные.

В гараже коттеджа стояли ещё две машины – джип «Гранд-Чероки» и ВАЗ-2109. Лису очень хотелось покататься на джипе, но, понимая, что простая «девятка», естественно меньше привлекает внимание гаишников, чем иномарки, Лис выбрал отечественную машину. Тем более, Фахрутдинов не жаловался на вазовскую малолитражку: машинка по его словам попалась на редкость удачная и не капризничала.

Поскольку его старые права на управление автомобилем были пока также действительны, Лис тут же заставил хозяина найти чистый бланк доверенности. Лис самостоятельно заполнил все строки и дал Фахрутдинову поставить подпись, закрыв часть листка со своим именем и данными водительского удостоверения.

Закончив составлять бумагу, Лис улыбнулся и развёл руками:

– Ну, Марик, давай прощаться!

В глазах Фахрутдинова мелькнул испуг.

– Нет-нет, – поспешно успокоил его Лис, – не бойся! Ты просто поспишь часиков восемь, убивать тебя мы и не помышляем, ты нам нужен. Положим вон там на кроватку рядом с Маринкой. Очухаешься – трахнешь её разок снова – в стрессовых ситуациях очень помогает!

20
{"b":"7312","o":1}