ЛитМир - Электронная Библиотека
A
A

– Ладно, идём, – сказал Лис, – но я обязательно накуплю этих газеток.

– С голыми бабами? – участливо поинтересовалась Монра по-русски.

– Нет, про голых баб я и так знаю достаточно. Мне нужно то, что несёт более существенную информацию.

Стоявший неподалёку автобус запустил двигатель, и вдоль заасфальтированной площади потянуло удушливым смрадом дизельного выхлопа, просто отвратительного в жаркий летний день. Монра скривилась, да и Лису, отвыкшему от подобных ароматов за пятнадцать лет, тоже резануло обоняние.

– Вот-вот, – покивал он, – начинается. Представляю, что будет в большом городе. Пойдём отсюда.

Попивая пиво, они двинулись по тенистой улочке в сторону, где, как помнил Лис, располагалась закусочная. Оглянувшись, Лис заметил, что трое стриженых парней вышли из здания автовокзала и стоят, зыркая в их сторону, смачно поплёвывая, продолжая прихлёбывать из бутылок и о чём-то переговариваясь.

Лису очень не хотелось, чтобы парни увязались за ними. Судя по внешнему виду, ничего хорошего ждать от общения с ними не приходилось, а устраивать драку не стоило. Он не сомневался, что справится с парнями даже без применения оружия, но любая стычка – это лишнее привлечение внимания милиции или ещё кого.

К счастью, опасения его не оправдались, и парни так и остались стоять на углу у киосков, провожая парочку неприятными взглядами. Очевидно, их намерения не пошли дальше созерцания удаляющегося зада Монры, и Лис удовлетворённо вздохнул.

Минут через десять, дойдя до более широкой асфальтированной улицы, идущей в пересекающем направлении, Лис повернул направо. Здесь в торце первого же дома располагался магазин под уже виденной вывеской «Зеркальный». Лис непроизвольно пожал плечами, недоумевая.

В этот момент у обочины дороги за редкой шеренгой кривовато росших тополей притормозила машина. Возможно, Лис и не обратил бы на неё внимания, если бы это был какой-нибудь знакомый автомобиль советской марки. Но это была белая «Toyota Carina Е» – Лис хорошо мог разглядеть шильдик на торце багажника, поскольку машина встала чуть впереди по ходу их движения.

Лис задержал взгляд на автомобиле. Ему показалось, что трое мужчин, сидевших внутри разглядывали его и Монру.

– Ты чего? – спросила Монра, почувствовав напряжение друга.

– Эта машина мне не нравится, – процедил Лис сквозь зубы. – Но не обращай внимания, идём, как шли.

Пока автомобиль оставался в поле зрения, Лис следил за ним краем глаза. Одновременно он нащупал в боковом кармане куртки лучемёт-авторучку.

Когда они прошли несколько шагов, сзади заурчал двигатель. Лис напрягся, готовый выхватить оружие, но автомобиль не спеша отъехал от обочины, покатил по улице и удалился, свернув в один из боковых проездов примерно через квартал.

– Ты заметил нечто подозрительное? – спросила Монра.

– После такого бурного утра мне почти всё кажется подозрительным, – вздохнул Лис. – Надеюсь, я буду и дальше только ошибаться в этих подозрениях.

Метров через сто он снова свернул направо, и они оказались на улочке с небольшим базарчиком, где местные жители торговали плодами с приусадебных участков и вообще, чем придётся. Так же здесь стял самый крупный по тем временам универмаг в Сысерти.

Универмаг остался, на месте осталась и сама блинная, к названию которой теперь имелось непонятное дополнение «ООО», а вот место базарчика пустовало. Правда на тротуаре напротив маленького скверика, стояли два переносных навеса из цветной синтетической ткани и с прилавками, где сейчас продавались фрукты. Лис чуть не обомлел: там лежали бананы, апельсины и даже ананасы – и ни одного человека рядом, кроме самих продавщиц! Ну кто мог в начале восьмидесятых годов представить подобное в Сысерти, если даже в Москве у прилавка с таким товаром колыхалась бы неврастеничная очередь!

На той же стороне, что и блинная, в торце хрущёвской пятиэтажки на высоком крыльце красовался вход в некий магазин «Альянс», торговавший, как утверждала вывеска, теле-видео-аудиоаппаратурой и бытовой техникой.

– Так как ты насчёт того, чтобы перекусить? – спросил Лис.

– Положительно, – подтвердила Монра. – Посмотрим, чем на твоей родине кормят.

Лис покосился на фруктовые ларьки:

– Мне это сейчас уже и самому интересно проверить.

В помещении блинной так же, как и помнил Лис, стояло шесть-семь столиков, однако вместо масляной краски по стенам шли панели из лакированной рейки. То, что можно было назвать стойкой бара, тоже оделось в дерево и, судя по замызганности, уже давно. Основные изменения, к которым Лис начал привыкать, состояли в содержимом полок бара. Такой набор напитков и сигарет, в большинстве своём импортных, во времена оные можно было вообразить только в сказке, или заграничном кино.

Несмотря на достаточно ранний час, в блинной уже сидели посетители – четверо молодых мужчин, все коротко стриженые и вполне мускулистые… Одеты они были в свободные рубашки, а один в чёрную майку с чрезвычайно узкой грудной и спинной частью. Кроме того, на одном красовались короткие штанах до колен. Лиса это весьма удивило, поскольку ранее в Сысерти увидеть взрослого человека в шортах даже в жаркий день было практически невозможно.

У того, что носил майку, на плече намалёвана татуировка: голова девушки, на фоне перекрещенных розы и меча. У того, что носил шорты, на пальцах руки Лис заметил два вытатуированных синих перстня, соседствовавших с одним золотым. Мужики, само собой, сразу же положили глаза на Монру.

Лис прикинул, как сесть, чтобы четвёрка оставалась в поле зрения, и подошёл к стойке, рассматривая содержимое бара, предварительно поставив сумку на пол у столика в углу рядом с выходом.

Из-за занавески, отделявшей заднее подсобное помещение, вышла женщина в белом фартуке и весьма дружелюбно посмотрела на Лиса, одновременно охватив быстрым взглядом зал и вновь занятый столик.

– Кушать будете, – то ли спросила, то ли сделала заключение женщина.

– За тем и пришли, – улыбнулся Лис и попытался скаламбурить: – Что у вас есть поесть?

– Вот меню, посмотрите, – хозяйка зала протянула Лису тонкую пластиковую папочку. – Блинчики, как всегда: с мясом, с капустой, с творогом, с грибами, простые. Пельменчики можно отварить, домашние.

Лис поблагодарил и, взяв меню, вернулся к столику. Монра, закинув ногу на ногу, рассматривала стыки стен и потолка. Глядя на неё со стороны, можно было подумать, что она одна в этом небольшом зале и совершенно не замечает жадных взглядов, бросаемых в её сторону четвёркой за столиком у окна.

На предложение Лиса выбрать блюдо Монра усмехнулась и пожала плечами: она смутно помнила какие-то деликатесы, которые ела с Терпом сто лет тому назад во Франции, но тут…

Лис порекомендовал взять порцию блинчиков с мясом и порцию простых блинов со сметаной, но, увидев в меню красную икру, рекомендовал, конечно, блины с икрой.

Монра согласилась, Лис сделал заказ на блюда и взял по пятьдесят граммов армянского коньяка «Арарат». В ассортименте присутствовали разные водки, иноземные виски и ликёры, но Лис предпочёл проверенный армянский напиток, навевавший ему особые воспоминания. К выпивке Лис взял по шоколадному батончику “Bounty” в показавшейся очень красивой голубой упаковке.

За столом у мужиков звякнуло стекло, и Лис искоса взглянул: там разливали что-то из бутылки с надписью «Smirnoff» – судя по бесцветности напитка, водку.

Лис тоже поднял стаканчик с коньяком и понюхал. Запах неожиданно удивил: в нём присутствовал совсем иной, чем ожидаемый, аромат. Возможно, обоняние изменилось за годы, проведённые в мире Терпа, а, возможно, он просто отвык от запаха коньяка? Хотя, нет, ведь коньяк был в многочисленных кладовых Дворца, и Лис его неоднократно пробовал… Логично оставалось предположить, что напиток – совсем не «Арарат», знакомый ему.

– Ну, ладно, – сказал Лис и пошутил: – За успех нашего, казалось бы безнадёжного дела.

Они чокнулись, выпили и скривились одновременно. Лис удивлённо поднял брови, разглядывая пустую посуду.

8
{"b":"7312","o":1}