ЛитМир - Электронная Библиотека

Лис подобрал оружие и, обшарив трупы, нашел шесть обойм к нему. Эти лучеметы слегка смахивали на автоматы типа «узи» с длинным толстым стволом. Оружие имело ремень для того, чтобы надевать его на плечо или шею.

Кроме того, Лис нашел у каждого из убитых фонари, переговорные устройства, носившиеся, как часы, на запястье, и мечи с лезвиями, свойства которых он тоже узнал во Дворце: в клинок был встроен генератор, создающий вокруг него поле особой конфигурации, что позволяло рубить практически любой материал, даже материал самих защитных доспехов. Один меч Лис отдал Диаскену, показав, что при ударе нужно нажимать кнопку на рукоятке: без включенного генератора меч был не опаснее ножа для резки бумаги.

Торговец, естественно, не понял, каким образом Лис умертвил незнакомцев, но молчал, подавленный увиденным.

Когда Лис осматривал трупы, его внимание привлекли непонятные устройства, укрепленные на поясах воинов. Ранее Лис не видел ничего подобного. Устройства имели форму шаров диаметром сантиметров пятнадцать. Лис наклонился к шару, стараясь рассмотреть его получше, и провел по нему ладонью. На сфере вдруг открылись два небольших сегмента, откуда выдвинулись какие-то очень тонкие стержни и потянулись к его голове.

Лис отпрянул. Стержни ушли в шар, сегменты закрылись.

Это не понравилось Лису. Он поднял лучемет и направил луч на шар. Материал оболочки оказался очень прочным, но в конце концов из шара потекла какая-то желеобразная жидкость, зашипевшая под лучом. Стараясь не вдыхать испарения, Лис взрезал и второй шар.

— Что это? — подал наконец голос Диаскен, с изумлением наблюдавший за действиями Лиса.

Лис пожал плечами:

— Понятия не имею, но нутром чую, что какая-то дрянь. А теперь давай уносить ноги.

Стоило прихватить и доспехи, но снимать их с трупов было некогда: пожар уже начал привлекать внимание жителей. Хлопали калитки и ворота, слышались крики.

Лис и Диаскен свернули в узкую улочку, и вскоре шум пожара остался в стороне. Один раз они увидели вдалеке отряд воинов с факелами и на всякий случай скрылись в темной подворотне.

Через полчаса быстрой осторожной ходьбы Диаскен привел Лиса к дому, окруженному высоким бревенчатым забором.

Диаскен поднял молоток, укрепленный на калитке ворот, и постучал. В тишине улицы стук этот показался неимоверно громким. Долгое время за воротами царила тишина. Диаскен постучал еще раз условным стуком.

Наконец на внутреннем дворе раздались едва слышные шаги и хрипловатый голос осведомился:

— Кто там?

— Это я, Диаскен, — негромко сказал торговец. Калитка, скрипнув, открылась. Лис прикрыл плащом лучеметы, висевшие у него на плече. Они вошли. Лис и Тарлан пожали друг другу руки.

— Слышали последние новости? — спросил вместо приветствия Тарлан. — Геронт Олеандр распустил Совет, несогласные убиты.

— А что же войско? — растерянно спросил Диаскен.

— Первый легион пытался выступить на защиту Совета, но пришельцы уничтожили всех своим чудо-оружием. Против него нет спасения — оно режет любые латы, как нож масло. Остальные сочли более благоразумным подчиниться воле Олеандра, хотя, похоже, в него вселились демоны. Кроме того, геронт удвоил награды за поимку тебя, Лис, и тех четверых, что прячутся у меня в доме. Ты их знаешь? Кто они?

Лис развел руками:

— Сам хочу это узнать. Надо поговорить с ними, чтобы хоть что-то понять.

Тарлан кивнул и повел Лиса и Диаскена в дом. Там находились еще двое контрабандистов, подручных хозяина.

В одной из комнат Тарлан сдвинул в сторону массивный сундук и убрал с пола циновку. Под ней обнаружился люк в подвал.

Лис решил, что, чем больше он узнает о незнакомцах и чем меньше они будут пока знать о нем самом, тем лучше. Он попросил у Тарлана мешок. Хозяин, недоумевая, подал Лису просторную торбу, куда тот поместил лучеметы и остальные трофеи. Лис попросил Диаскена молчать о том, что произошло на улице, и соглашаться со всем, что скажет Лис.

Тарлан взял светильник и поманил их рукой. Втроем они спустились в подвал, а парни, оставшиеся наверху, опустили крышку и поставили на место сундук.

В небольшом подвале было довольно тесно. Вдоль стен располагались полки, на которых хозяин хранил различные припасы. Тарлан сдвинул одну полку в сторону, открылся узкий темный проход. В неверном свете масляной лампы-Лис увидел, что стены лаза выложены камнем. Из темноты веяло сыростью.

Пройдя несколько шагов, контрабандист остановился и нажал на одну из балок, подпирающих свод. Часть стены повернулась, и Лис увидел, что это толстая деревянная дверь, на которую так искусно прикреплены камни, что отличить ее от стены прохода было непросто.

Они вошли в неожиданно просторное помещение, часть которого загромождали тюки и ящики с контрабандными товарами.

На свободном месте был вкопан деревянный стол, на столе горела большая масляная лампа. На скамьях у стола расположились четверо — трое мужчин и женщина. Перед одним из мужчин, блондином с темными бровями, лежал лучемет, такой же, с которого Лис начал знакомство с боевой техникой Творцов.

Все сидевшие за столом были молоды — на вид им нельзя было дать больше двадцати пяти — тридцати лет, но Лис понимал, что возраст — штука обманчивая. Особенно если это Творцы.

На незнакомцах были местные тканые плащи, но под плащами Лис увидел куртки из биосинтетики. Этот материал напоминал тонкую кожу и обеспечивал чрезвычайно комфортный температурный режим тому, кто носил такую одежду.

Лис внимательно рассматривал четверку. Все были недурны собой, но женщина сразу его поразила: она была изумительно красива. Однако Лису не понравилось выражение лиц. На них сквозь явную озабоченность и усталость сквозило презрение, хотя и сильно разбавленное растерянностью. Так, во всяком случае. Лису показалось.

Мужчина, перед которым лежал лучемет, взглянул исподлобья на Тарлана и спросил:

— Кого это ты привел?

Лис отметил про себя, что говорил он на эллинском диалекте достаточно хорошо, но с сильным акцентом.

— Уважаемые! — Тарлан поклонился, как гостеприимный хозяин. Вам не нужно беспокоиться. Эти люди мои старые знакомые, к тому же они также оказались в затруднительном положении: на них, как и на вас, объявлен розыск. Это, — Тарлан указал на Диаскена, — мой старый друг, торговый человек Диаскен, а это — Лис. Он охотник и тоже мой старый друг. Я думаю, что Лис будет очень полезен вам, потому что он хорошо знает местные дороги и тропы.

Блондин перевел слова Тарлана своим товарищам. Говорили они на чистейшем языке Творцов, том самом, который Лис выучил во Дворце с помощью специальных технических средств и которым теперь отлично владел.

Когда блондин сообщил, что за Лисом и Диаскеном тоже гонятся, трое его спутников в недоумении переглянулись. Один из мужчин (смуглый и темноволосый, он на Земле вполне бы сошел за испанца или итальянца) хмыкнул и сказал:

— Чем же охотник и торговец удостоились внимания шаровиков? Это любопытно. Спроси их, Эльот.

Лис сразу же отметил про себя слово «шаровики», связав его с тем, что у убитых им были шары на поясе. Видимо, те, кого он убил, были не Творцами или не такими Творцами, как эти.

— Я полагаю, — ответил Лис по-гречески на вопрос того, кого назвали Эльотом, — что тут, видимо, личные мотивы. Я только так и могу это объяснить.

И Лис рассказал про историю с женой геронта. Эльот перевел остальным. Они снова переглянулись. Красавица удивленно пожала плечами:

— Этот ванвир несет чушь. С чего бы шаровику мстить за оскорбление, нанесенное прежнему хозяину тела? Ерунда!

«Так, я понимаю все меньше», — подумал Лис. Он машинально отметил про себя слово «ванвир», которое впервые услышал много лет назад на Земле от Ингвара Яновича. Только теперь Лис знал, что оно значит: Творцы ванвиром называли животное типа земной обезьяны. Можно было бы сказать, что, называя человека «ванвиром», его желают сравнить, например, с макакой.

Эльот задумчиво посмотрел на Лиса и взял в руку лучемет. Молчавший до этого времени третий мужчина, тоже темноволосый, но не такой смуглый, как первый, кашлянул и сказал, кивнув на Лиса:

14
{"b":"7313","o":1}