ЛитМир - Электронная Библиотека

Лис, конечно, мог бы пользоваться в своих странствиях по граням всеми техническими возможностями, какие бы только нашлись во Дворце, однако не хотел выступать в роли новоявленного бога и чудотворца. Он сразу понял, что все религии, существовавшие на гранях, где жили люди, несут в себе отпечаток личностей богов, сотворивших данный мир. Очевидно, что за богами и скрывалась та раса, представители которой построили Дворец на торце гигантского цилиндра планеты и, как следовало из информации в Компьютере, саму планету.

Лис не хотел вносить сумятицу в этот мир, он предпочел странствовать, полагаясь в основном на свою смекалку.

Буквально через несколько дней пребывания во Дворце он «вывалился» через одностороннюю точку перехода на противоположный торец планеты. И оказался в чрезвычайно сложной ситуации, но ему удалось тогда выжить. Преодолевая все трудности и зачастую смертельные опасности, Лис познал наслаждение остаться живым и выиграть схватку не на жизнь, а на смерть.

Он почувствовал вкус настоящей жизни, опасности, леденящей кровь, и вкус упоения собственной победой. На Земле ему этого дано не было. Там было болото скучной однообразной жизни, просиживание штанов на неинтересной, в общем-то, работе.

На Земле Лиса звали Богдан Александрович Домрачев. Он жил в стране, которая называлась СССР, в большом городе Свердловске, стоявшем на восточных отрогах Уральских гор. Когда Богдан попал в мир Граней, на Земле шел 1983 год.

За два года до этого Богдан окончил политехнический институт и работал по распределению в НИИ черной металлургии. На свете он был один: его родители еще три года назад погибли в автокатастрофе, а близких родственников у их семьи не было. По меркам социальных стандартов в тогдашнем СССР он оказался богатым наследником: прекрасная квартира, автомобиль, правда сильно пострадавший в аварии.

Естественно, как каждому нормальному человеку, наследство, полученное таким путем, не могло доставить Богдану радости, но многие друзья-сверстники завидовали ему, это чувствовалось и было неприятно. Хотя количество приятелей именно в этот момент стало расти в геометрической прогрессии. Еще бы, хорошо иметь «кореша», живущего в отдельной квартире: можно завалиться пивка попить в любой момент, да и «телку» иногда притащить.

Довольно часто Богдана посещали девушки, но ни одна особа не задерживалась в его квартире, хотя многим и хотелось бы устроить, как говорится, жизнь: отдельная жилплощадь, вполне приличный парень — что еще надо? Неожиданно произошло событие, в корне перевернувшее его житье.

Все началось с командировки на небольшой металлургический завод. Там, проходя мимо кучи металлолома, он увидел среди ржавых грязных железяк интересную штуку. Это была половинка круга диаметром примерно сантиметров сорок — сорок пять. Сама по себе эта вещь среди нагромождения лома, свезенного бог знает откуда, не привлекла бы внимания, если бы не одно обстоятельство: она была абсолютно чистой от ржавчины и очень гладкой, как будто только что отполированной. При этом полукруг не блестел, он был матово-серый и, в общем-то, очень невзрачный, если бы не контраст с покореженным грязным металлом вокруг, что сразу бросилось Богдану в глаза. Чистота его была поразительной. Полукруг, похоже, вывалился из-под бурых останков какого-то сплющенного котла и теперь валялся у самого края кучи, освещенный мягкими лучами осеннего солнца. Удивительно, что на него никто не обратил внимания.

Полукруг был довольно толстым — сантиметра четыре — и, по-видимому, достаточно тяжелым. Однако это впечатление оказалось обманчивым, потому что, когда Богдан поддел его носком ботинка, полукруг перевернулся неожиданно легко. На его обратной стороне шла борозда радиусом примерно в десять сантиметров. В центре круга, который образовывался этой бороздкой, находился рисунок, что-то вроде гравировки. Поскольку это была только половинка круга, от рисунка осталась тоже половина, но можно было догадаться, что изображен цилиндр. На месте разъединения имелось углубление и выступ, через которые обе части, по-видимому, соединялись между собой.

Богдан поднял полукруг — тот весил от силы двести — триста граммов. Полукруг был не из металла. Повинуясь любопытству, Богдан положил странную вещь в свой объемистый портфель.

В тот же день он показал его Саше, своему старому приятелю, который закончил тот же факультет, но годом раньше Богдана, и теперь работал на этом самом заводе. Однако Саша посмотрел на находку очень невнимательно: в этот день у его отца, главного металлурга завода, был день рождения. Тут было уже не до работы и тем более не до сомнительных находок. Богдан, разумеется, тоже был приглашен.

Пиршество началось в заводоуправлении и продолжилось на даче. Наутро Богдан страдал от жажды и головной боли. Он через силу завершил дела и вспомнил о полукруге уже в номере гостиницы, собираясь на поезд. Ничего, дома проверю, что это такое, решил он.

Дома он смог выяснить только одно — вещество полукруга было ферромагнетиком, однако, измерив примерно Удельный вес вещества изделия, Богдан ни в одном справочнике не смог найти ни одного сплава со схожими параметрами. Попытка сделать химический анализ завершилась неудачей, поскольку было невозможно ни отколоть, ни сточить, например, напильником хоть какое-то количество материала.

Богдана это раззадорило, но полукруг не поддался ничему: ни кислотам, ни даже газовой горелке, причем при нагреве полукруга обнаружилась еще одна странность: температура материала оставалась постоянной, по крайней мере на ощупь. Но энергия нагрева куда-то должна была деваться!

Богдан собрался к своим знакомым ребятам, которые работали в УФАНе — Уральском филиале Академии наук СССР, но не успел. События приняли неожиданный оборот после междугородного звонка. Позвонил Саша: на заводе объявился человек, который искал полукруг. Человек расспрашивал всех подряд и в конце концов наткнулся на Сашу, который решил позвонить Богдану и узнать, не хочет ли он переговорить с этим человеком.

— Ага, — сказал Богдан, задумчиво потирая подбородок. А что за мужик, кагэбэшник что ли?

— Да нет, — хмыкнул в трубку Саша, — прибалт, сотрудник Латвийской Академии наук. Он мне документы показывал, все нормально. К тому же он и внешне явный прибалт, и говорит с акцентом. Но смотри, если не хочешь, я скажу, что телефон твой не могу найти или что-нибудь в этом роде.

— Да ладно, — сказал Богдан с легким сожалением, что придется расстаться с находкой, — дай ему мой телефон. Адрес пока не давай, а то заявится в неподходящий момент и все такое. Ладно?

Буквально через полчаса ему позвонил мужчина, интересовавшийся полукругом. Представившись Ингваром Яновичем, он очень вежливо и интеллигентно, действительно с легким акцентом, поблагодарил Богдана за то, что тот сохранил находку, и пообещал хорошее вознаграждение.

— Это очень ценная для нас вещь, Богдан, очень, — повторял мужчина. Наша лаборатория занималась этим много лет, да. Как всегда у нас бывает — страшная глупость одного сотрудника. Он потерял составную часть сложной установки. А мы еще переезжали в другой корпус, и все такое, понимаете? И этот полукруг попал в металлолом, да.

Богдан хотел сказать, что очень уж маловероятно, чтобы металлолом поперли из Латвии на Урал на переплавку, но Ингвар Янович не умолкал:

— Я вам очень хорошо заплачу за это, Богдан, очень. Это все, конечно, с разрешения моего начальства, не подумайте чего-то, да. Когда мы с вами можем встретиться и где, чтобы вы мне передали мой… то есть наше устройство? Я приеду завтра на поезде. Это удобно, если я зайду к вам домой? Или, если неудобно, то сами назначайте, где бы вы хотели встретиться.

— А что это за материал, Ингвар Янович? — спросил Богдан. Если это, конечно, не секрет? Я им очень заинтересовался.

— Хорошо, хорошо, — снова залопотал латыш. Я вам все объяснять буду при встрече. Я понимаю, вы инженер, вам интересно тоже. Я расскажу вам, пожалуйста. И еще, я подчеркиваю, Богдан: я заплачу вам за находку, понимаете? Вы показали себя любознательным человеком, это надо поощрять.

2
{"b":"7313","o":1}
ЛитРес представляет: бестселлеры месяца
Подсознание может все!
Миры Артёма Каменистого. S-T-I-K-S. Окаянный
Держи голову выше: тактики мышления от величайших спортсменов мира
Зулейха открывает глаза
Дочь того самого Джойса
Крампус, Повелитель Йоля
Игра на жизнь. Любимых надо беречь
Невеста Смерти
Праздник нечаянной любви