ЛитМир - Электронная Библиотека

Ворота во двор Тарлана, равно как и двери дома, оказались срезанными лучеметами. Кое-где тлели деревянные части строения, обложенные камнем или обмазанные глиной. На террасе дома Лис обнаружил самого хозяина. Тарлан мертвой рукой сжимал меч. Лучемет опалил ему лицо и вспорол грудь, тошнотворно пахло горелым мясом. Лис грустно посмотрел на мертвого контрабандиста и вздохнул.

— Прости, дружище, — пробормотал он. Я мог бы компенсировать тебе сгоревший дом, но, увы, не жизнь. Спасибо, ты был верен до конца.

Пока на месте погрома было пустынно, но в любой момент мог появиться кто-нибудь из соседей, любопытных прохожих. Следовало торопиться.

Лис внимательно осмотрел весь дом. Он нашел труп Димокла, которого зарубили мечом, — очевидно, Тарлан успел расправиться с предателем. В большой комнате наверху лежал труп мужчины с явным поражением в лицо из лучемета. Труп был почти раздетым. Лис догадался, что это, видимо, был шаровик, которого подстрелили Творцы. В этой комнате шаровики переписали его разум в кого-то другого, вероятно в одного из солдат, бывших с ними при штурме дома.

У входа в подвал лежали три трупа местных воинов в разрезанных лучеметами латах. Смрад горелого мяса был так силен, что Лиса затошнило. У выхода из потайной комнаты, где он впервые увидел Творцов, лежал еще один сильно обгоревший, наполовину разрезанный лучом труп. С трудом Лис опознал в нем Васака. Глаза трупа выглядели как печеные куриные яйца.

— Жаль, — сказал Лис, с трудом сдерживая рвоту от отвратительного вида и запаха гари. Этот, похоже, был самым спокойным и рассудительным.

Однако он поймал себя на том, что почувствовал удовлетворение от того, что это оказалась все-таки не Монра. Увидеть такую красавицу обезображенной было бы для него совсем печально.

В подвале Лис понял, как смогли выбраться Творцы: у Тарлана, как и у многих контрабандистов, всегда имелся второй выход. Из подвала шел лаз, выходивший в конюшню. Это и позволило беглецам ускользнуть. Шаровиков задержала необходимость спасения личности своего собрата.

Лису повезло — в подвале, где они сидели за столом, он нашел свою сумку. Она имела совершенно неказистый вид, и шаровики при недостатке света просто не обратили на нее внимания. Кроме того, в углу под скамьей Лис обнаружил маленький лучемет, тоже не замеченный никем в темноте. Это была настоящая удача, хотя, взглянув на индикатор заряда, Лис понял, что магазин почти пуст: заряда оставалось не более чем на один хороший выстрел на максимальную дальность, не больше.

Он также нашел свою одежду, которую снял, переодеваясь в купца из Аркадии. Она была более удобной, чем то, что на нем сейчас, и Лис переоделся. В комнате, где, как он знал, Тарлан хранил оружие, Лис подобрал хороший лук и два колчана стрел. Короткий аркадийский меч он сменил на более длинный местный. С ним остались и его метательные ножи. Грим с лица Лис пока удалять не стал.

Лис взял один из мешков с припасами, которые готовил им в дорогу Тарлан, обвязав его веревкой так, что получилось нечто вроде солдатского вещмешка.

Остановившись на террасе, он еще раз посмотрел на мертвого Тарлана. Следовало бы организовать похороны по местным обычаям, но на это у Лиса не было времени, а Тарлану, как ни крути, уже было все равно.

Так, никем не замеченный, Лис вышел на улицу и направился в сторону порта.

Он прошел уже почти половину пути, как вдруг ему в голову пришла совершенно безумная идея. Если бы она сработала, он получил бы возможность находиться рядом с шаровиками, преследовавшими беглецов. В нужный момент он мог бы, что называется, ударить преследователям в тыл.

Мысль была великолепна, однако имелась существенная трудность: его видели в нынешнем гриме по крайней мере двое шаровиков. В этом был, правда, также и положительный момент — подтверждение того, что его не узнали, если считать, что шаровики видели его лицо, получив данные из Компьютера во Дворце.

Лис вернулся к дому Тарлана, где по-прежнему было пустынно. Войдя внутрь, он сильно изменил свой грим. Укоротил бороду, добавил усы, перекрасив волосы в рыжий цвет. Все необходимое для изменения внешности лежало в его сумке. Он всегда имел такой походный набор при себе, обновляя его во время визитов во Дворец. В одном из помещений Дворца он нашел целую мастерскую с гримировальными принадлежностями, о которых на Земле могли только мечтать, настолько они были удобны и эффективны. Подумав, Лис добавил тонкие контактные линзы, сделавшие его зеленовато-серые глаза темно-карими. Он также изменил форму носа, введя под кожу на носовом гребне специальный препарат, создавший горбинку. Препарат можно было легко убрать с помощью специального безвредного для организма растворителя.

Лис мог только догадываться о причине, по которой хозяева Дворца или, как он теперь знал, хозяин имели такую мастерскую. Однако это оказалось чрезвычайно удобно для него во время странствий по граням.

Оглядев себя в серебряном зеркале, он решил, что результаты вполне удовлетворительные. В конце концов, шаровики все же не были людьми, Лис считал, что они должны воспринимать окружающее несколько иначе, и им сложнее, чем людям, распознавать за разным гримом одного и того же человека.

Во второй раз выйдя из разгромленного дома контрабандиста, Лис направился в сторону, противоположную порту. На улицах стремительно прибывало народу. Большинство двигалось в направлении центральной площади. Прислушиваясь к разговорам, Лис удивился, как быстро распространялись новости в этом обществе, лишенном средств массовой информации.

Горожане уже обсуждали вести о том, что чужестранцы собираются покинуть город, так как добыча от них ускользнула, что, как говорят, Благородный Лис сумел вывернуться из лап преследователей и тоже успел бежать. Ну, в общем-то, на то он и Лис. Что бы там ни говорили о странном приказе геронта Олеандра, все-таки Лис — человек неплохой, и это даже хорошо, что эти серые дьяволы не смогли его пока поймать.

На агоре, куда он пришел, толпилось много народа. С высокого балкона городского Совета жрец переводил публике слова геронта Олеандра, который стоял рядом с ним в серых доспехах, накинув, для создания некой видимости, плащ главы города.

Объявляли о наборе добровольцев в отряд, который будет вместе с шаровиками преследовать беглецов. Охотников оказалось немного: горожане и солдаты опасались чужестранцев и всего сверхъестественного, связанного с ними. Несмотря на то что сам геронт готовился возглавить преследование, к ступеням лестницы Совета вышло всего чуть больше двадцати человек.

Пробежав по ним глазами, Лис сделал заключение, что большинство были отпетые головорезы, которые уже не страшились ни бога, ни черта. Он вздохнул, мысленно перекрестился, вышел к колоннаде и встал в шеренгу добровольцев.

Простоять пришлось еще около получаса. За это время из толпы вышли еще человек десять. Наконец шаровики решили, видимо, что добровольцев достаточно, и занялись выбором наиболее подходящего, по их мнению, материала. Кое-кого забраковали, но Лис, естественно, оказался в числе отобранных. Всего шаровики выбрали двадцать человек.

Подготовка к выступлению заняла всего два часа. Привели свежих лошадей, подготовили оружие и снаряжение воинам. Лис получил доспехи, состоявшие из панциря, защищавшего торс, налокотников, поножей, шлема и щита. Оружие состояло из характерного меча, выкованного мастерами города, двухметрового копья и лука. Те, кто хотел взять еще какое-то оружие, взяли — шаровики не запрещали.

Лис внимательно присматривался к шаровикам. Он стал свидетелем того, как шаровика, называвшегося Таруусом, переписали в новое тело. Одного из воинов увели в здание городского Совета вместе с Таруусом, и минут через двадцать Лис увидел его уже в серых доспехах. Лис отметил про себя то удивление и благоговейный страх, которые вызвало превращение воина у знавших его товарищей. Люди просто не могли себе этого объяснить.

— Я вам говорю, что они демоны и селят в телах людей демонов, — зло сказал один из добровольцев, седлавший лошадь рядом с Лисом.

25
{"b":"7313","o":1}