ЛитМир - Электронная Библиотека

Лис не удержался и насмешливо спросил его:

— А не боишься отправляться в поход со слугами демонов?

Воин зло посмотрел на Лиса и ответил:

— За плату, которую они назначают, я готов служить кому угодно. А кто боится, это мы еще посмотрим.

У шаровиков, как заметил Лис, похоже, не было жесткого единоличного руководства. Глядя на них, можно было подумать, что они все руководят. Это производило несколько странное впечатление. Для создания видимости законности отдаваемых приказов они выставляли перед горожанами своего товарища в теле геронта Олеандра, но между собой все держались как бы на равных и вносили предложения, которые почти всегда принимались, поскольку были достаточно разумными. Очевидно, это было связано с весьма, как показалось Лису, рациональным мышлением шаровиков. Как ни крути, а они все же являлись образцом нечеловеческого разума, хотя и находили явное удовольствие от пребывания в бренных телах.

Во время сборов к шаровикам подлетела птица и села одному из них на руку. Лис узнал биокибернетический организм из Дворца. Таких птиц там было довольно много в одном из хранилищ. Они служили, как он догадывался, для сбора информации и осмотра территорий. Лис никогда не пользовался соколами, как он назвал эти создания, и сейчас впервые наблюдал квазиптицу в деле.

Киборг мог разговаривать и сообщил шаровикам, что беглецы следуют вдоль Трапхора, стараясь держаться вблизи лесистой поймы реки. Это подтвердило догадки Лиса о том, что Творцы знали про точку перехода, находившуюся в заброшенном древнем городе в Проклятом лесу. Лис только недоумевал, почему Творцы стремятся попасть именно туда, так как, зная о направлении преследования, шаровики, оставленные во Дворце, успеют наверняка организовать засаду в ответной точке в самом Дворце.

Наконец отряд выступил в погоню. Беглецы имели почти четырехчасовую фору, но шаровиков это, похоже, не очень смущало: как понял Лис из разговоров, которые ему удалось подслушать, они ждали прибытия гравилетов. При наличии летательных аппаратов поимка становилась только вопросом времени.

«Да уж, — подумал Лис, — если эти твари заимеют гравилеты, ситуация осложнится».

ГЛАВА 10

Весь остаток дня отряд двигался легкой рысью вдоль леса, росшего по берегам Трапхора. Лис заметил, что для:

определения направления преследования шаровики пользовались каким-то своим прибором как компасом. Время от времени прилетали два сокола и докладывали о местонахождении беглецов, расстояние до которых, судя по всему, было не таким уж большим: погоня уверенно шла по следу.

То, что прибор не указывал на Лиса, лишний раз подтверждало, что регистрировался некий сигнал, исходящий лишь от Творцов. Если бы он успел в дом Тарлана из порта раньше шаровиков, вполне вероятно, что загадка бы прояснилась!

Теперь Лис был уверен, что его шаровики искали только по внешним данным и по информации о его местонахождении в племени вишту. Знание того, что он направился в сторону Омакса, возможно, было следствием поиска с помощью соколов. Он не ошибся, подумав, что увидел сокола, когда подходил к Омаксу.

Спускались сумерки, и шаровики приказали остановиться на ночлег. Наверняка они имели приборы ночного видения, но явно не собирались выдавать их солдатам.

Для лагеря выбрали поляну в глубине прибрежного леса. Солдаты развели костры и приступили к трапезе. Многие достали прихваченные с собой бутыли, оплетенные лозой, в которых в Омаксе держали талик — разновидность довольно крепкой браги. Однако шаровики, увидев начинающуюся пьянку, через жреца запретили солдатам пить спиртное и под угрозой лучеметов заставили вылить все содержимое сосудов на землю. Солдаты были недовольны и ворчали, но подчинились, так как серых воинов боялись.

Делая вид, что занят чисткой своей лошади и ему время от времени требуется вода, Лис несколько раз прошел рядом с костром, где расположились шаровики и жрец. Жрец, сидя на корточках, спокойно жевал вяленое мясо, запивая его водой, и отрешенно смотрел куда-то в пространство. Изредка он отвлекался, переводя приказания шаровиков солдатам. Шаровики уже и сами освоили много простых слов и фраз типа «Стой!», «Назад!», «Иди сюда!».

Из обрывков разговоров, которые Лису удалось подслушать, он понял, что беглецы опережают их всего километров на пять-шесть. Шаровики не стали преследовать дичь ночью, так как на следующий день они, оказывается, ожидали прибытия первого отремонтированного гравилета,

Лис сел у костра и задумался. Если бы знать, что регистрирует прибор шаровиков! Изобрели ли его шаровики, или же они воспользовались чем-то, захваченным в одном из миров, принадлежащих Творцам? Сколько у них таких приборов? Если у них нет запасного, а такового Лис не видел, то можно было бы попытаться вывести прибор из строя. Оставались, правда, соколы, но они явно уступали индикатору-пеленгатору по своим возможностям: соколы могли не понять, кого видят. Прибор же хоть и имел явно ограниченный радиус действия, но указывал направление преследования, тогда как соколы, потеряв дичь из виду, должны были затем искать ее заново.

К тому же соколы не подчинялись кому-то конкретно. Ими можно было управлять, если заполучить устройство управления. Лис называл его «свисток» — это была коробочка с кнопкой, которая служила для вызова сокола. Устройство действовало строго избирательно, то есть для каждого летающего киборга имелось свое индивидуальное устройство. Соколы выполняли приказание того, кто вызывал их в данный момент с помощью «свистка» и отдавал распоряжения на языке Творцов. Это могло сработать на руку Лису, но нужно было завладеть «свистком».

Пеленгатор можно было бы уничтожить выстрелом из лучемета, однако его унесли в палатку, установленную шаровиками в центре лагеря. Значит, ночью не выстрелить, стрелять же на виду у всех означало самоубийство.

Шаровики приказали выставить ночные посты, а те, кому выпало дежурить позже, стали укладываться спать. В дежурство назначили по пять солдат. Каждая смена должна была длиться час. Шаровики тоже собирались дежурить по очереди: двое с лучеметами должны были контролировать наемников.

Лагерь располагался на поляне в лесу, спускавшемся к реке. Ширина лесной полосы, тянувшейся вдоль берега Трапхора, в этих местах составляла от силы метров двести. Местами степь, напоминавшая Лису американскую прерию, как он ее себе представлял по немногим фильмам об индейцах, которые ему доводилось смотреть на Земле, подступала почти к самой реке.

Эта степь лежала между Трапхором и рекой Тикса, протекавшей юго-восточнее. За Тиксой степь широкой полосой, кое-где рассекаемой лесистыми участками, тянулась очень далеко на юг вдоль Восточных Безвоздушных гор. Эту территорию полностью контролировали индейские племена.

На юге, в восьмистах километрах от Тиксы степь упиралась в густые леса, росшие по берегам полноводной реки Штром и переходившие в Великие джунгли, расположенные в центральной части этой грани планеты.

В междуречье Трапхора и Тиксы отряды индейцев забредали не часто, но их тем не менее следовало опасаться, поскольку некоторые отчаянные головы могли бы сунуться сюда в расчете на скальпы греков, бывшие у индейцев прерии в цене.

Кроме того, в степях водились хищники, которые промышляли по ночам. Здесь можно было встретить львов, волков, а иногда из Проклятого леса сюда спускались мерзкие твари, которые, как подозревал Лис, были либо синтезированы прежним хозяином Дворца для развлечения, либо доставлены из какой-то иной вселенной. Эти звери напоминали желтовато-серебристого кенгуру с отвратительной мордой гиены, правда лишенной пасти. Да им и не очень-то нужны были зубы: они могли высасывать кровь из своих жертв с помощью особого полого костного отростка, похожего на толстую иглу. Отросток выпускался из подбородка. Передние лапы животного, в отличие от сравнительно слабых лапок кенгуру, были вполне приспособлены для нападения и обладали мощными когтями. Не менее опасными были и мощные нижние конечности, на которых хищник передвигался с большой скоростью.

26
{"b":"7313","o":1}