ЛитМир - Электронная Библиотека

— Какое, например? — насмешливо спросил Эльот.

— Ну, не знаю! Но этим нужно было заниматься.

— И ты думаешь, таких предложений не было? Были, но шаровики никогда их не принимали и не примут. Пойми! — Эльот потушил свой окурок о камень. Они — искусственная форма жизни, точнее — форма разума. Причем полностью зависящая от биологической основы — тела. Они оценили преимущества живых тел, но кто будет им поставлять тела добровольно, хотя бы даже и методом клонирования? Они же когда-то выдвигали такое условие — их должны обеспечивать телами. Наша цивилизация создала монстра. Ты только подумай: разум шаровика формируется в искусственной среде — шаре, то есть шаровик становится шаровиком именно там, в шаре, это понятно. Но дальше ему нужно человеческое тело, ни больше ни меньше. Они уже никогда не согласятся быть киборгами, роботами и тому подобными, им надо иметь тело человека. Им очень просто менять тела, когда они надоедают или приходят в негодность. В этом смысле перед ними не стоит проблема бессмертия: просто берешь другое тело — и все!

Лис вспомнил, как шаровик в Омаксе сказал о необходимости «переписать» его в другое тело, поскольку то, в котором он тогда находился, плохо переносило скачку на лошади.

Эльот продолжал:

— Может быть, ты и не заметил явно выраженных особенностей поведения, присущих шаровикам, когда они находятся в телах людей, но точно знаю одну их особенность, которая делает их чрезвычайно опасными: это их неимоверная жажда экспансии. Она выражается во всем. Вероятно, это связано с тем, что разум шаровика формируется в замкнутом пространстве шара, который связан с внешним миром только датчиками-рецепторами. Шар, по сути дела, является очень сложным компьютером на так называемых мезонных кристаллах. Только так формируется шаровик. Разум шаровика — это разум, выросший в шаре-компьютере. На стадии шара он развивается десять — двенадцать лет.. Рождается нечеловеческое «я», которое потом еще около года привыкает к пользованию телом. Вот тогда-то это существо сформировано полностью. Использование разных тел дает им бессмертие, так сказать, де-факто. Но, по-видимому, формирование разума в шаре — это, конечно, нам практически невозможно представить — рождает постоянную боязнь замкнутого пространства. Это их «я» постоянно стремится вырваться из коробки, где оно начинает осознавать себя. В этом их суть, что проявляется и в стиле отношения с окружающим миром. Им все время нужно больше и больше, им нужно завладеть всем, им нужны новые тела и новые миры.

— Слушай, — сказал Лис, — они, если принимать твое описание, ведут себя как любая молодая цивилизация. Как, например, в истории Земли варвары разрушали одряхлевшие империи: ими тоже двигала жажда экспансии, жажда новых земель, новых завоеваний.

— То есть мы должны оправдать действия шаровиков? — удивился Эльот. — Смотреть, как они захватят все, а мы перестанем существовать? Они ведь по каким-то причинам больше всего рвутся попасть в твой мир — тебе это безразлично?

— Я этого не говорю. Более того, я очень рад за тебя, если ты готов им противостоять: значит, для вашей цивилизации, возможно, не все потеряно. И Земля мне вовсе не безразлична, хотя я и не слишком часто вспоминал о ней все эти годы. А почему ты считаешь, что они рвутся именно на Землю? Что они там забыли и откуда они вообще знают о мире Земли?

— Ну, знать о Земле они могут, информации много в наших мирах. И если какая-то часть шаровиков бежала в свое время на Землю, то они могли как-то установить контакт с теми, что остались в наших мирах. Во всяком случае, вроде бы есть такие данные. Более того, я лично склонен полагать, что те аномалии в развитии земной цивилизации, о которых я упоминал, являются как раз следствием деятельности шаровиков. Не могу, конечно, утверждать этого абсолютно, но…

Лис задумался. Он вспомнил все, что ему приходилось читать о различных непонятных явлениях, таинственных находках, НЛО, следах, якобы оставленных пришельцами. А читал он, надо сказать, немало, особенно в старших классах школы. Нигде и никогда ему не попадались упоминания о людях с шарами, которые дороже для них всего на свете. Единственное, что он мог вспомнить, это находки каких-то якобы идеально круглых каменных шаров в джунглях Индонезии и в Мексике, но какое отношение они могли иметь к устройствам, которые составляли основу жизни шаровиков? Может быть, это какой-то культ, порожденный шаром?

Сообщения разного рода об изменении личности, о том, что человек вдруг забывал, кто он такой и так далее, были, но все они, насколько он понимал, могли быть объяснены без всяких шаровиков. Свидетельств же, описывающих хоть что-то, похожее на шаровиков, Лис вспомнить не мог. Он и сказал об этом Эльоту.

Творец развел руками:

— Шаровики, если они есть на Земле, находятся там уже несколько тысяч лет. Возможно, они научились вести себя так, что их никто не отличает от обычных людей. Возможно, пребывая там, они нашли в себе силы не таскать повсюду свои шары, то есть стали в большей степени людьми, чем были в наших мирах. Но они не перестали от этого быть иной формой разума. И они, чувствуя свою зависимость от людей уже хотя бы потому, что люди их создали, ненавидят нас и, соответственно, вас. Уверен, что земное человечество для них не более чем материал. Уверен, что и цель их осталась та же: создать большое количество шаров, начать формировать новых шаровиков, вселяя их в тела людей.

— Какова технология создания шаров? — спросил Лис.

— Понятия не имею. Одно могу сказать, что этот процесс требует очень высокого технического потенциала общества. Не думаю даже, что хоть в одном мире наших искусственных вселенных есть для этого все необходимое. Единственная лаборатория и производство находились на нашей исходной планете. Возможно, шаровики пытаются подхлестнуть цивилизацию Земли как раз для этого.

Лис заложил руки за голову и потянулся, разминая плечи:

— Да, есть над чем подумать. Знаешь, перед тем, как я так неожиданно покинул Землю, масса ученых и общественных деятелей у нас писали и выступали на тему, что конец цивилизации близок: наша промышленность загрязняла среду обитания, огромное количество отходов заваливало континенты и моря. Люди, если учитывать все это, сами копали себе могилу. Кроме того, Земле еще грозило общее потепление климата, опять же якобы из-за промышленной деятельности человека. Гибли леса, исчезали многие виды животных. Дела шли не очень хорошо, одним словом.

— Ну и что ты хочешь сказать? — спросил Эльот. — Это только подтверждает мои слова: ваша цивилизация развивается аномально быстро. У нас ничего подобного не было. Мы развивались медленнее и равномернее, ты же описываешь прямо какой-то промышленный взрыв. Я еще восемьдесят лет назад замечал высокие темпы развития, но тогда близко не было того, о чем говоришь сейчас ты. Это подтверждает мою мысль: имеется некий фактор ускорения.

Солнце уже высоко стояло в желтоватом небе мира Терпа. На берегах Трапхора и дальше, насколько хватало глаз, царил безмятежный покой. Слабый ветер колыхал травы и ветви деревьев и доносил теплые пряные запахи. Чрезвычайно далекий здесь, на плоской поверхности грани, горизонт тонул в мареве. Некоторое время Лис и Эльот молчали.

— Терп создал приятный мир, — сказал наконец Эльот. — Достаточно необычный — планета-цилиндр, да еще граненый, но в то же время без излишней экзотики и вычурностей. Знаешь, например, в каком мире живет Нимрат? Мир-кольцо, где населена внутренняя поверхность. Нимрат живет в Резиденции, которая находится на луне, вращающейся по спиральной орбите вокруг кольца. В центре кольца находится солнце, светимость которого меняется, создавая циклы дня и ночи. И это еще не самый необычный мир.

— Мне очень хотелось посмотреть другие миры, особенно когда я понял, что существуют точки перехода не только между Землей и этим местом. Но я решил сперва как следует осмотреть Дворец, а это заняло довольно много времени, и я там так и не исследовал все. Потом я случайно попал на другой торец этой планеты и потратил много времени, пытаясь вернуться назад, а потом я занялся изучением жизни на гранях. Так год за годом все время, что я здесь. Вообще-то я полюбил этот мир, особенно данную грань, и у меня есть друзья и враги почти везде. Я не спешил побывать в других мирах, поскольку, если честно, опасался нарваться на хозяев — я не знал, как бы они себя повели. Эльот согласно кивнул:

36
{"b":"7313","o":1}