ЛитМир - Электронная Библиотека

— Но как мне быть? Мне нужно, понимаешь?

— Ну что ты как маленькая! Придется потерпеть или сделать это пока прямо тут.

— Мало того что сидим вместе с животными, так ты еще предлагаешь нам самим тут оправляться! Лис снова развел руками:

— Можешь сразу сдаться шаровикам, тогда и терпеть не надо. Получишь возможность писать со всеми вытекающими из этого последствиями, так сказать.

Эльот засмеялся. Монра разозлилась:

— Дурацкая шутка! Я же не об этом говорю!

— Да и я не об этом — мы просто ведем пустой разговор, — примирительно сказал Лис. Давайте перестанем предвзято относиться друг к другу. Мы сейчас в одной упряжке, нравится это вам, сударыня, или нет. Ваш друг, — Лис кивнул на Эльота»— гораздо более демократичен и…

Он не закончил фразу. Посмотрев сквозь ветви наружу, Лис замолчал и невольно протянул руку к оружию, лежавшему рядом.

Гравилет замедлил ход и развернулся. Сначала Лис подумал, что он нацелился точно на них, но в бинокль увидел, что шаровики вглядываются во что-то, находящееся в стороне. Некоторое время они совещались, потом гравилет двинулся через реку, удаляясь от пещеры.

— Они там что-то увидели! — пробормотал Лис.

Он подождал, пока гравилет скроется из виду, раздвинул ветки и осторожно вылез наружу. Эльоту Лис посоветовал наблюдать за окрестностями, чтобы не пропустить появления второй машины шаровиков.

Лис поднялся выше по каменистому склону, в котором находился вход в их укрытие, и притаился за большим валуном.

Машина, не меняя высоты, удалялась от реки. Скалы здесь понижались и примерно через километр совсем сходили на нет, уступая место открытой степи.

В степи Лис увидел караван. Отрегулировав увеличение бинокля, Лис разглядел, что это были индейцы ишту-хо, родственного племени вишту. Деревни ишту-хо находились на южном берегу озера Эсон, а вишту селились вдоль восточного берега.

Лиса хорошо знали в этом племени. Между вождем ишту-хо Шольтеаком и Шотшеком были некоторые разногласия по вопросам охотничьих территорий, но до открытой вражды не доходило. Лис, кстати, приложил для этого много усилий, так как считал военные действия бессмыслицей.

Рассматривая караван, Лис поразился его численности: впечатление было такое, что с места снялось все племя. Пыль, поднятая множеством копыт и ног, далеко стелилась по степи. На огромных повозках и телегах громоздился домашний скарб, сложенные вигвамы, сидели старики и дети, рядом тащились домашние животные. Воины племени гарцевали на лошадях, а юноши, не ставшие еще настоящими воинами, и женщины шли пешком. Племя ишту-хо насчитывало, насколько знал Лис, около тысячи человек, и похоже, что все были тут.

Лис недоумевал, почему племя снялось с насиженного места. Индейские племена северных степей этой грани мигрировали крайне редко, поскольку охота везде была хорошей, а индейцы вели примитивное земледелие и были в какой-то степени привязаны к своим землям. Относительно далеко от основного стойбища могли отходить только охотничьи отряды, но сейчас, по-видимому, произошло нечто, что согнало людей с обжитых мест.

Завидев гравилет, индейцы пришли в волнение. Караван остановился, воины начали выдвигаться вперед, прикрывая повозки. Лис разглядел вождя, который отдавал приказы. Первым решением воина было найти укрытие для своего племени, но до скал было достаточно далеко. Когда стало ясно, что укрыться не удастся, все, включая самого вождя, просто замерли на месте, обреченно наблюдая за приближающимся гравилетом.

Когда расстояние между передними воинами и машиной сократилось метров до пятидесяти, некоторые воины подняли луки, приготовившись стрелять, но гравилет завис, не подлетая ближе, и жрец, встав в открытой кабине, что-то прокричал.

Лис видел, как вождь и старейшины племени переглянулись. Жрец вновь крикнул, жестикулируя и поглядывая на шаровиков. Некоторое время вождь молчал, затем отрицательно покачал головой.

Один из шаровиков встал и придвинулся к жрецу. Жрец снова крикнул. Индейцы молчали и переглядывались. Шаровик поднял ручной лучемет и выстрелил, проведя лучом в нескольких метрах перед рядами воинов.

Задымилась земля, кое-где вспыхнула трава, шарахнулись и заржали кони. Когда вызванное этим невиданным актом волнение немного улеглось, жрец снова выкрикнул какое-то требование. В конце концов вождь кивнул и, повернувшись к племени, отдал приказ. Слова вождя начали передавать дальше по цепочке.

Какое-то время в караване наблюдалось движение, но вот люди выстроились по одну сторону от телег и повозок. Гравилет высадил троих шаровиков, которые двинулись вдоль рядов, осматривая людей и повозки. Гравилет на небольшой высоте плыл за ними по другую сторону каравана.

— Понятно, — сказал Лис Эльоту, стоявшему ниже по склону у входа в пещеру, — они ищут в караване нас.

Эльот подобрался поближе к Лису, не переставая наблюдать за небом.

— Я думаю, — продолжал Лис, — что второй гравилет обшаривает окрестности где-то на том берегу Трапхора.

— Трапхора? — не понял Эльот. — Это что такое?

— Это название вот этой реки, я разве не говорил? Полагаю, они будут прочесывать всю эту местность. Интересно, шарят они тут потому, что вы бежали из города в этом направлении, или они знают, что ближайшая точка перехода находится в Проклятом лесу? Мы можем только гадать, в общем, поживем — увидим. Это мой главный принцип с тех пор, как я попал в этот мир с Земли.

Из кустов выбралась Монра.

— А сколько лет ты уже здесь, землянин? — спросила она.

— Я ведь говорил вам, когда рассказывал свою историю в подвале,-почти пятнадцать.

— И тебя не тянет в свой мир? Мне, например, уже не терпится попасть в свою Резиденцию.

Лис, лежа на каменистом склоне, повернулся к Монре вполоборота, продолжая поглядывать туда, где шаровики обыскивали индейский караван.

— С тобой все понятно: ты в чужом мире, за тобой идет охота, тебе хочется вернуться в привычную спокойную обстановку. Я же в некоторой степени дома, я так свыкся с этим миром, особенно с этой гранью, что чувствую себя здесь в своей тарелке, как у нас говорят. А на Земле я жил очень скучной жизнью, если сравнивать с тем, что я обрел здесь. Вам, владельцам собственных вселенных, этого не понять, наверное, даже не представить. Это жизнь маленького винтика в огромном механизме из миллионов и миллионов таких же мелких деталей. Этот винтик практически не может существовать самостоятельно, он всегда зависим от многих людей и всяких условностей общества. Кроме того, земляне живут лет семьдесят — восемьдесят в лучшем случае, и это несправедливо: человек только-только начинает понимать что-то в жизни, приобретает опыт, который был бы ему необходим далее, — и все! По своей прихоти, как вы сами сказали, ваши предки ограничили продолжительность жизни людей на Земле! Может быть, именно это и повлияло на такое быстрое развитие земной цивилизации, а не какие-то шаровики, якобы попавшие на Землю давным-давно. Да за это время они вряд ли бы там выжили!

— Шаровики на Земле есть, — сказал Эльот, — иначе эти не рвались бы именно на Землю.

Монра возразила:

— Кто его знает! Мы можем спорить об этом сколько угодно. Это не поможет нам сейчас добраться до безопасного места.

— С этим полностью согласен, — ответил Лис, — кроме одного момента: постановка вопроса о безопасном месте неверна, как мне кажется. Безопасным любое место будет для нас только тогда, когда сдохнет последний из этих ублюдков.

Эльот, следивший за небом, крикнул:

— Внимание! В укрытие!

Из-за леса появился второй гравилет. Лис быстро скатился по склону и вслед за остальными нырнул в пещеру. Второй гравилет двигался на соединение с первым. Машина пронеслась над рекой и исчезла из поля зрения. Лис и Творцы переглянулись.

— Они явно его вызвали, — сказал Лис. Я продолжу наблюдение за ними, Эльот, следи за окрестностями, а ты, Монра, попробуй поймать их переговоры. Я понимаю, это маловероятно, поскольку они договорились часто менять диапазоны, а точную последовательность перехода с диапазона на диапазон мы не знаем, но попробовать стоит: именно сейчас они наверняка связываются со своим лагерем или с Дворцом.

38
{"b":"7313","o":1}