ЛитМир - Электронная Библиотека
ЛитМир: бестселлеры месяца
Блог проказника домового
Воскресная мудрость. Озарения, меняющие жизнь
Утраченный символ
Честная книга о том, как делать бизнес в России
Пятизвездочный теремок
Хюгге, или Уютное счастье по-датски. Как я целый год баловала себя «улитками», ужинала при свечах и читала на подоконнике
Код да Винчи
П. Ш. #Новая жизнь. Обратного пути уже не будет!
Трансерфинг реальности. Ступень I: Пространство вариантов

Лис переглянулся с Диаскеном. Торговец улыбнулся:

— Брат Скаридиса, который погиб в прошлом году, тоже был смелый парень.

— Крепкая эллинская порода, — кивнул Лис. Ну что же, друзья, спасибо, вместе так вместе! Будет трудно, и это единственное, что я вам могу обещать. А сейчас я посмотрю, что там делается.

Лис вышел из пещеры и поднялся на склон. Монра обернулась и снова припала к окулярам. Лис скользнул взглядом по ее фигуре и вздохнул.

— Ну что? — спросил он, опускаясь рядом с Монрой на жесткий каменистый склон. Ты, надеюсь, на небо посматриваешь? Я ведь говорил, что шаровики запустили соколов.

Монра кивнула и протянула бинокль Лису. Он посмотрел и увидел, что индейцы устроили совещание. Очевидно, они решали, как им быть дальше.

Лис знал ишту-хо и мог предположить, что многие воины предлагают разные планы отмщения за унижение, нанесенное чужестранцами. Но Лис знал и осторожность вождя Шольтеака, который наверняка понимает, что с луками и копьями индейцы ничего не смогут сделать против шаровиков, и постарается увести свое племя подальше от этих мест.

Времени на раздумье у Лиса было немного, и если он хотел воплотить свой план в реальность, то действовать нужно было прямо сейчас.

Лис еще раз изложил Монре, что он хотел сделать. Монра выслушала его со своим обычным неприступным видом. Лис, правда, заметил, что лед в голосе женщины как будто подтаял, когда она высказала опасение, что индейцы могут убить его.

— Это вряд ли, — сказал Лис, — и я уже объяснял почему. Я возьму с собой маленький лучемет.

Он условился с Монрой, что они будут ждать его в пещере, не ослабляя наблюдения за окрестностями на случай появления шаровиков или соколов.

— И вот еще что, — добавил Лис. Несмотря на то, что ты ведешь себя так надменно с презренным ванвиром, коим я являюсь в твоих глазах, ты мне нравишься. Ты действительно очень красивая.

Монра презрительно усмехнулась, разглядывая Лиса, но ему показалось, что при этих его словах во взгляде женщины все-таки что-то дрогнуло. Лис улыбнулся.

— По-моему, не все для тебя потеряно, — сказал он.

— Что ты имеешь в виду? — не поняла Монра.

— Да ладно, это я так, — махнул рукой Лис, — не обращай внимания. В общем, я считаю тебя женщиной не только красивой, но и весьма мужественной и неглупой.

— Какая честь слышать все это от землянина, — язвительно сказала Монра.

— Приятно сознавать, что ты так думаешь, — парировал Лис, — Хочу повторить: присматривай, пожалуйста, за Нимратом, чтобы он не делал глупостей, пока меня не будет. Он единственный, кого я опасаюсь в нашей компании: такие иногда опаснее врагов.

Монра хмыкнула, соглашаясь.

Лис рассказал женщине, что греки остаются с ними. Монра пожала плечами, но никак не прокомментировала это. Лис дал ей свой гримерный набор и посоветовал, не теряя времени, использовать его для изменения внешности.

— На всех вряд ли хватит, но ты постарайся использовать все как можно рациональнее.

— Хорошо,-коротко ответила Монра и задержала взгляд на Лисе.

У Лиса возникла мысль, что, возможно, она начинает менять свое мнение о «дикаре». Секунду он молча смотрел на Монру, затем встал и, дружески коснувшись ее плеча, сказал:

— Ну ладно, я пошел.

Женщина отстранилась:

— Не распускай руки, землянин.

— Знаешь, — сказал Лис, — ей-богу, будь попроще, и к тебе потянутся люди. И заметь: даже ванвиры! — Он встал, подмигнув Монре, и пошел в пещеру.

Перед тем как вывести лошадь, Лис снова поработал над своей внешностью. Он вернул волосам темный цвет и даже усилил его, сделав еще более черными, увеличил горбинку на носу и сменил контактные линзы, сообщив глазам темно-карий цвет. Усы, которые индейцы не носили. Лис убрал.

Лис ехал к индейскому каравану, постоянно поглядывая по сторонам. Но все было спокойно, гравилеты рыскали далеко.

Его быстро заметили, и навстречу выехали шестеро воинов. Когда индейцы, трое из которых держали наготове луки, а трое выставляли копья, приблизились на расстояние полета стрелы, Лис остановил лошадь, отпустил поводья и сделал приветственный знак, означавший, что он идет с миром. После этого он скрестил руки на груди и стал ждать.

Индейцы гортанно вскрикнули и пустили стрелы, которые вонзились в землю прямо перед ногами его лошади. Лис молча смотрел, не меняя позы. Это было своего рода боевое приветствие и одновременно проверка выдержки незнакомца. Лис внутренне усмехнулся: так индейцы постоянно доказывали свою храбрость и некоторым образом самоутверждались.

Поскольку Лис не проявлял враждебности и держался спокойно, воины подъехали на расстояние нескольких метров, окружив его со всех сторон. Два воина — один постарше, другой помоложе — показались Лису знакомыми. Он наверняка видел их раньше, когда бывал в главном стойбище племени. Но индейцы, естественно, его не узнавали.

— Приветствую вас, славные воины ишту-хо! — сказал Лис на наречии племени. Я охотник и хочу говорить с вашим вождем, храбрым Шольтеаком.

Индейцы переглянулись — незнакомец знал их вождя. После нескольких секунд замешательства самый старший кивнул:

— Следуй за нами, охотник. Мы сообщим о твоем желании великому Шольтеаку.

Они двинулись к каравану, двое впереди, остальные по бокам от Лиса, держа луки наготове.

Возле первых повозок старший воин велел Лису остановиться, а сам направился к группе старейшин, среди которых Лис увидел и вождя.

Оставшиеся воины не спускали с него глаз. Мужчины и женщины, находившиеся поблизости и не занятые наведением порядка в караване после обыска, тоже разглядывали незнакомца, но к настороженности стражей примешивалась изрядная доля любопытства.

Наконец воин, докладывавший вождю, вернулся и сообщил, что Шольтеак готов выслушать незнакомого охотника. Лис кивнул и поблагодарил воина, после чего они уже вдвоем направились к месту, где на разостланных на земле шкурах расположились вождь и старейшины, курившие трубки.

Лис спешился и приветствовал вождя и старейшин, на что те благосклонно кивнули. Шольтеак жестом пригласил его сесть.

Лис снял меч и сел, положив оружие рядом. Шольтеак махнул рукой, и молодой воин подал Лису трубку. Лис не мог сказать, что ему нравились сорта табака, которые выращивали индейцы, но это был не тот случай, чтобы выбирать, поэтому он сделал затяжку, демонстрируя наслаждение, и с показным удовольствием выпустил струю дыма. Следя за реакцией старейшин, Лис увидел, что по их малопроницаемым лицам скользнуло удовлетворение: индейцы не очень-то жаловали тех, кто отказывался от трубки или же курил с явной неохотой, лишь бы соблюсти протокол.

— Я слушаю тебя, незнакомец, — сказал Шольтеак. — Расскажи, кто ты и откуда знаешь мое имя. Мы тебя не знаем. Вождь обвел взглядом старейшин, которые согласно кивнули головами.

Лис тоже кивнул в знак согласия и, не торопясь, затянулся еще раз, демонстрируя степенность в разговоре, что чрезвычайно ценилось у индейцев, особенно в разговорах с более старшими. Кроме того, эти люди очень любили слушать рассказы, если таковые выглядели правдоподобными. Поэтому цветистость речи тоже была в почете.

Лис выдал историю, которая сложилась у него в голове, пока он наблюдал за караваном в бинокль. Он охотник, наполовину индеец. Мать его происходила из племени, жившего далеко на юге, в прерии за рекой Штром. Отец был рыцарем из государства Алемана, и мальчика нарекли по желанию отца Германом.

Но злые родственники выжили внебрачного сына рыцаря из дома отца, так как он был больше похож на мать, чем на отца, и совсем молодым юношей он отправился скитаться и охотиться.. С тех пор он ведет кочевую жизнь и успел побывать во многих местах.

Рассказав про стычки с племенами джунглей и о приключениях на берегах Южного и Северного морей, Лис поведал, что, скитаясь, он встретил храброго охотника, который хотя и не был индейцем, но был тесно связан с одним из племен. Из уст своего нового знакомого Герман услышал о прекрасной и опасной стране у подножия Северных Безвоздушных гор, которую многие называют Проклятым лесом. Индейцы при этих словах переглянулись: дурная слава Проклятого леса намного превосходила слухи о его красотах.

41
{"b":"7313","o":1}