ЛитМир - Электронная Библиотека

Кроме того, играла роль и огромная, если не бесконечная, продолжительность жизни. Ведь неизвестно, как бы поменялась психология любого самого что ни на есть святого человека, попади он в условия, в которых жили Творцы, и проживи он в них много столетий.

«Да, — сказал себе Лис, — у меня, скажем, с самого начала не было даже мыслей, чтобы корчить из себя бога, а тем паче отстреливать людей для забавы. Но не уверен, что, проживи я тут тысячу лет, мыслил бы так же, как сейчас. Кто его знает, что мне пришло бы в голову со скуки? Да и потом, все люди разные, а поскольку Творцы — люди, как бы они ни выпендривались, то и относиться к ним надо как к обыкновенным людям с присущими им недостатками, пороками и слабостями. Но стоп —почему я сказал „скука“? Неужели мне могла бы наскучить жизнь, тем более когда передо мной столько возможностей? Хотя я, наверное, рассуждаю с позиции землянина, который себя богом не считает и осознает, что ему просто выпал очень счастливый номер в лотерее. А возможно, я еще просто не успел пресытиться?»

— Эльот, — сказал вслух Лис, искоса наблюдая за Творцом, — неужели тебе никогда не было жалко этих людей?

— Каких людей? — Эльот не совсем понял вопрос.

— Да ладно, не прикидывайся, ты понимаешь, о ком я говорю. Ну, вот ты отстреливал людей, пусть дикарей, но все-таки людей, которые генетически, как ты сам утверждаешь, ваше порождение. То есть они практически — вы, Творцы, только где-то вы что-то там ухудшили, ну уменьшили продолжительность жизни, и не знаю, что там еще. А ты брал и просто стрелял их, совершенно как животных.

— Да они ничем практически от животных и не отличаются, — возразил Эльот.

— Ну нет! — Лис искренне пытался переубедить Эльота. — Они просто не получили должного развития, но в остальном-то они имеют право на жизнь и на то, чтобы никто не мог безнаказанно делать с ними все, что взбредет в голову.

— А вот именно это и отличает существо в образе человека от настоящего человека — уровень развития!

— Ну так ты скажешь, что я тоже животное, поскольку я не вырос в вашем обществе и не знаю многого, что знаете вы.

— Не-ет, — протянул Эльот, — я о тебе не говорю. Во-первых, помнишь, что я рассказывал о Земле? У вас развитие идет даже намного быстрее, чем шло в нашем мире. Уже это говорит о том, что земляне — раса незаурядная. А во-вторых, ты, судя по тому, что сумел попасть в мир Терпа и выжить, еще и сам незаурядная личность. Поэтому о тебе разговор особый. И кстати, я же говорю: я не уверен, что среди твоих предков не было Творцов. Мы часто вступали в связь с женщинами Земли, и поэтому наших прямых генетических потомков там немало. Может быть, я твой прапрадедушка! — И Творец захохотал. Лис хмыкнул и потер подбородок.

— «…И в сердце льстец всегда отыщет уголок!» — сказал он по-русски. Сколько уж лет назад дедушка Крылов пересказал басни, написанные почти за две тысячи лет до него и, может быть, тоже пересказанные, а вот поди ж ты — действует это как бальзам на душу. Приятно слышать, что ты — особенный, уникальный и неповторимый. В общем, не такой, как все, а лучше. Якобы.

— Что? — удивился Эльот. Лис дернул плечом:

— Да нет, это я так, цитата из одного земного поэта. Но я тебя все-таки не понимаю. Ты показался мне непохожим на Нимрата, но сейчас, как я вижу, твое поведение в принципе не отличается от его отношения к аборигенам. Ему захотелось выпустить пар — он взял и оттрахал индейскую девчонку, да еще такими способами, какие они практикуют только для унижения врагов…

— Ты меня с ним не сравнивай! — неожиданно резко возразил Эльот. — Я никого не унижал. Знаешь, я стрелял иногда в дикарей, которые людьми-то считаться не могут, ну и что с того? Их бы все равно сожрал какой-нибудь зверь в джунглях. Ты сам-то что, никого не убивал?

— Как ты мог недавно заметить, убивал, и до этого убивал, и не единожды, но никогда для забавы. Даже если убивал кого-то в спину, то только того, кто, не задумываясь, и мне всадил бы нож.

Эльот встал и крикнул, перекрывая свист ветра:

— Тебе с Монрой надо общаться, она тоже любит играть в равенство с дикарями. Она много раз пользовалась их услугами, даже детей рожала от Обычных. Ей, видите ли, было интересно попробовать, что это значит — рожать. Она же женщина.

Эльот ушел и сел в отдельное кресло в заднем ряду, несмотря на то что дуло там гораздо сильнее. Лис оглянулся и посмотрел на Эльота.

Монра, сидевшая в одном из кресел завернувшись в. одеяло и, по-видимому, дремавшая, открыла глаза и крикнула:

— Что-то случилось? Вы чего кричите?

Лис включил автопилот и повернулся к Монре:

—Мы немного поспорили об этике, и Эльоту не понравилось, что я считаю неэтичными некоторые поступки, особенно принимая во внимание уровень развития, на котором вы все-таки находитесь.

Он покосился на Эльота, но Творец не прореагировал на его слова — то ли не слышал из-за шума ветра, то ли сделал вид, что не слышит. Эльот поплотнее закутался в одеяло и отвернулся к спинке кресла.

Монра встала и, тоже продолжая кутаться в одеяло, села рядом с Лисом на место, где перед этим сидел Эльот. Несколько секунд они молчали.

— Ну и о каких же этических нормах вы спорили? — спросила Монра.

Монра уже не первый раз проявляла готовность к общению на равных. А вот в начале их знакомства тот же Эльот, казалось, проявлял большую терпимость.

В чем было дело? В том, что Лис продемонстрировал какие-то качества, которые позволили Монре не считать его «низшим»? А может быть, ей просто стало скучно?

— Мы поспорили, этично ли стрелять в людей, дикарей, ради забавы. Эльот упомянул, что делал это в своем мире, когда охотился.

— Ага, — кивнула Монра, — вот ты о чем. Я это знаю.

— Ага, — в тон ей ответил Лис. Ну и как ты к этому относишься? Он считает, что дикарь, не имеющий высокого образования, не вполне человек.

Монра снова кивнула:

— Я вполне знакома с этой теорией, ее исповедовал не только Эльот. Надо сказать, у нее есть поклонники среди моих соплеменников.

— Хм, — сказал Лис и потер подбородок. Монра откинулась в кресле поудобнее.

— Я в общем-то понимаю, что ты думаешь, — сказала она. Но видишь ли, в чем дело. Вот, например, скажи, как ты полагаешь, ребенок, рождающийся с чистым мозгом, является человеком в духовном плане или нет?

Лис удивился:

— Что за странный вопрос, у тебя что, есть сомнения на этот счет? И потом, что значит — с «чистым» мозгом? С каким еще мозгом может родиться ребенок? Новорожденный рождается и позже, развиваясь, становится личностью.

— Вот-вот, — кивнула Монра. — Значит, такой новорожденный не вполне человек, ему еще только предстоит стать человеком. Он в лучшем случае заготовка, так сказать.

— Ну конечно, ему предстоит вырасти, но разве могут быть сомнения в том, что он человек?

— Человек он только по видовому признаку, по чисто физическим параметрам: две ноги, две руки, — но еще не человек.

— Подожди, но что значит все-таки с «чистым» мозгом?

Вместо ответа Монра сама задала вопрос:

— Скажи, ты знаком с основными религиями своего мира?

Лис ответил:

— Ты знаешь, я терпимо отношусь к религиям вообще, но так уж получилось, что я по воспитанию и образованию атеист и не очень-то верю в Иисуса, Магомета или Будду. Хотя я, конечно, могу сказать и говорю что-нибудь вроде «господи боже мой» и тому подобное. А ты-то откуда знаешь о религиях моего мира?

— Я немного познакомилась с вашими верованиями во время своего последнего визита на Землю, но дело не в этом. И ты, естественно, знаешь кое-что о верованиях здесь, в мире Терпа? Есть много общих моментов, верно?

Лис поднял брови, что означало: а как иначе, если большинство людей в мир Терпа приведено с Земли?

— Ты, естественно, заметил, что все без исключения религии исповедуют постулат о наличии так называемой Души? Многое в положениях этих религий не соответствует истине, но основной момент они уловили.

57
{"b":"7313","o":1}