ЛитМир - Электронная Библиотека

— Да, — снова кивнул Лис, — ну и что? Ты хочешь сказать, что вера в наличие души у всех народов является доказательством ее существования?

— Хорошо схватываешь, — улыбнулась Монра.

— Интересная, конечно, мысль, но нет ли у тебя более существенных доказательств?

— У меня самой нет, но можешь мне поверить на слово, что кое-какие доказательства были. Однако практически ничего не осталось. Это, между прочим, наводит меня на мысль, что, возможно, кризис и все беды моей цивилизации как-то связаны с началом достоверного подтверждения существования того, что религии называют душой. И, согласись, любопытный факт, что все, абсолютно все религии уверены в наличии души. Многие трактуют это с существенными отклонениями, но все сходятся в главном: у человека имеется некая эфемерная составляющая личности, способная существовать отдельно от тела. Эта составляющая может возвращаться в новое тело, тело новорожденного, но ничего не «помнит» о своей прошлой жизни. Но этого соединения новорожденного тела и души может и не произойти. Тогда по мере развития тела формируется новая душа. Таким образом, можно говорить о том, что душа формируется у живого организма в процессе его развития или же к живому организму может присоединиться уже существующая душа. Заметь, как было установлено при записи личности в шар: эта личность не дублируется, а переходит в шар из тела и обратно!

— Так-так, — сказал Лис, — я пока не вполне понимаю твою мысль, но, допустим, так оно и есть, душа существует. Я слышал о религии индусов, хотя и мало что знаю об этом. Там вроде бы говорится примерно то же самое: после смерти душа может вселяться в другие существа, хоть в кошку. И вообще куда угодно.

— Это полная ерунда: душа, бывшая в симбиозе с более развитым мозгом, никогда не может попасть в мозг менее развитый. Это то же самое, образно говоря, что пытаться влить в сосуд больше жидкости, чем он может вместить. Тут, естественно, не прямая физическая аналогия размеров, но суть такова.

Лис засмеялся:

— Будучи атеистом, я не очень-то в это верю, но мне нравится идея о принципиальном бессмертии человека.

— Не человека как такового, а части его личности — души.

— Ага, то есть душа — это не вся личность?

— Конечно нет! Ведь личность — это сочетание души и физического тела.

— Ну хорошо. Однако какой в этом смысл? Мне четко вбили в голову, что природа развивается от простого к более сложному, эволюционирует. Где элементы эволюционного развития в данном случае? Или, может быть, сама идея постоянной эволюции природы неверна?

— Не могу однозначно сказать, верна ли идея, но мы здесь не все понимаем. Надо признать, что в мире есть нечто, чего мы до конца так и не узнали.

— О! — Лис несколько картинно воздел руки к небу. Я поражен, что ты, принадлежащая к тем, кто называет себя Творцами, признаешься, что вам не все понятно в этом мире! «Есть многое на свете, друг Горацио!..»

Он думал, что Монра обидится, но она только улыбнулась:

— Конечно, если быть объективными, мы, точнее, наши предки познали далеко не все. Однако они начали подходить к пониманию многих вещей, и, возможно, как я уже сказала, наша цивилизация в том виде, в каком она существовала, и прекратила свое существование именно из-за этого.

— Ты хочешь сказать, что кому-то или чему-то сверхъестественному не понравилось, что вы докапываетесь до некоторых сущностей мира?

— Такое мнение имело место. Сейчас об этом, правда, большинство не задумывается или предпочитает не задумываться: это довольно страшно.

Несколько секунд они молчали. Потом Лис сказал:

— Чертовски интересные вещи ты мне рассказала, я даже не думал о подобном. А все началось с вопроса об этичности поведения Эльота на охоте. Он потянулся в кресле. Это, конечно, надо переварить. Однако если возвращаться к тому, с чего мы начали, то мне все-таки непонятно, почему и ты говоришь, что есть люди, так сказать, более или менее низшие?

Монра сосредоточенно потерла пальцами свой красивый, безупречно гладкий лоб:

— Попробую объяснить. Я, конечно, этого не утверждаю, а просто передаю то, что слышала раньше из разных источников. Многие моменты формирования достаточно сложной личности, а значит, и души определяются совершенством материальной структуры тела — носителя души. И наоборот, более совершенная душа может «соединиться» только с более совершенным телом.

— В каком смысле «более совершенным»? Более красивым, что ли? Ну, это очень спорно…

— Нет, я неточно выразилась: имеется в виду, конечно, в первую очередь более совершенный мозг.

— Понятно, понятно, а то я уже было подумал, что ты утверждаешь, что в более красивом теле более совершенная душа. Часто бывает как раз наоборот. И, с другой стороны, что значит более совершенный мозг?

— А что ты понимаешь под более совершенной душой?

— Ну…— Лис на секунду запнулся. Я полагаю, это составляющая личности с более высокими нравственными нормами.

— Такие понятия, как нравственность, придумали люди. У природы, или что там за ней стоит, такие понятия вряд ли есть. Тут имеется в виду понятие целесообразности или чего-то еще, чего мы не понимаем. Но нравственность, как таковую, выдумали люди.

Лис упорно продолжал гнуть свою линию:

— По-моему, это не самое плохое изобретение рода человеческого.

— Но посмотри, у разных народов понятия нравственности отличаются очень сильно, гораздо сильнее, чем представления о той же душе.

— Да, согласен, и все-таки есть что-то общее. По крайней мере, мне очень хочется так считать.

— Самообман, — улыбнулась Монра. — Ты должен понимать, что…

— Подожди-подожди! — перебил Лис. Я должен признаться, что не очень силен в философских спорах. Мне порой трудно давать заключения по таким концепциям — у меня просто нет нужного опыта. Но я живу и поступаю так, как мне подсказывает сердце и разум. Многое дали мне мои родители, .и я им за это благодарен, многое сформировалось в течение моей жизни, хотя я, конечно, очень молод по сравнению с вами. Поэтому я, наверное, и не сформулирую, что такое нравственность, но я это чувствую. Хотя, опять же, я чувствую это по-своему и действительно возможно, что любой другой человек чувствует это иначе.

—Резюме? — наставительно сказала Монра.-Однозначное понятие нравственности вряд ли кто-то может сформулировать.

— Ну, наверное, — согласился Лис, — Я прекрасно понимаю, что нельзя требовать сходных нравственных норм от племени дикарей, например, на планете Терпа и от жителей большого города в Европе или Америке на Земле или от владельцев собственных миров. Я даже полагаю, что отдельные члены племени, разные жители одного и того же мегаполиса или разные Творцы имеют разные «внутривидовые», так сказать, нравственности. Но общим, наверное, в определении нравственности может быть то, насколько действия каждого индивидуума, соотносясь с собственным благом, служат благу остальных или, по крайней мере, не мешают этому благу. Я думаю так.

Монра вздохнула, лукаво глядя на Лиса:

— Но ведь каждый понимает даже свое собственное благо по-своему, а уж благо других — и подавно. Если вообще думает о благе других.

— Ну как тебе сказать… Не могу утверждать, что я ложусь спать и просыпаюсь с мыслями о благе других людей, но я стараюсь действовать так, чтобы не мешать людям жить. Лис подумал и добавил: — Если, конечно, эти люди не мешают жить мне.

Монра дружески улыбнулась:

— Таким образом, спорить о нравственности можно бесконечно. Поскольку эту категорию придумали люди и только люди, никакого определения, одинаково пригодного в любом обществе, просто нет. Все зависит от типа культуры, Уровня развития общества и множества других факторов и причин. Если продолжать мысль, которую я пытаюсь тут выразить, то хочу сказать, что культура культурой, но имеется одна общая вещь, вполне доказанная нашей наукой, когда она еще существовала как таковая. Это как раз то, о чем я уже говорила, — некая базовая основа личности. Сюда входит и так называемая душа, и материальная основа, то есть само тело, а точнее, как я уже тоже говорила, мозг. Лис внимательно посмотрел на свою собеседницу:

58
{"b":"7313","o":1}